Пенсионный советник

Задержания под снос

В Большом Козихинском переулке возобновился снос дома № 25

«Парк культуры» 13.03.2012, 17:25
__is_photorep_included4089729: 1

В доме XIX века в Большом Козихинском строители попытались возобновить работы по сносу. Противостояние с местными жителями закончилось задержаниями.

В Большом Козихинском переулке возобновился снос дома № 25 — того самого, что стал минувшей осенью предметом настоящей войны между фирмой-застройщиком и местными жителями, требовавшими прекратить уничтожение строения XIX века и противившимися новому строительству на месте полуснесенного здания. Утром 13 марта грузовики и техника с символикой компании «Сатори» успели вывезти один самосвал оставшегося с осени строительного мусора, но после вмешательства местных жителей все работы были приостановлены. Представители компании утверждают, что имеют документы, разрешающие снос, но предъявить их отказались.

«Сегодня с утра и без всяких документов на стройку вломились представители «Сатори» и ТСЖ «Вектор» и начали продолжать снос дома», — рассказала «Газете.Ru» депутат муниципального собрания Пресненского района Елена Ткач. Она добавила, что беседовала с пресс-секретарем префекта ЦАО Сергея Байдакова и выяснила, что префектура не в курсе происходящего.

По информации источника «Газеты.Ru» в мэрии Москвы, «Сатори» могла продлить ордер на проведение работ без огласки, а снос продолжила, не уведомив городские власти. Общаться с корреспондентами «Газеты.Ru» представители фирмы, присутствовавшие на месте событий, отказались.

Летом 2011 года дом 25 был практически полностью снесен: уцелела только часть стен и внутренних перекрытий. В сентябре мэр Сергей Собянин приостановил действие ордера на снос до появления результатов работы согласительной комиссии с представительством жильцов и застройщиков.

«Сейчас строители утверждают, что у них есть решение согласительной комиссии, но этой комиссии не было. А когда нам показали подписи тех, кто там присутствовал, стало понятно, что его сфальсифицировали», — рассказала Ткач.

У местной жительницы, актрисы Татьяны Догилевой, немного другая информация: «Сотрудники полиции рассказали нам, что им были предъявлены правильно оформленные документы на проведение работ, которые оказались в полном порядке». Тем не менее, по словам активистки, ни общественности, ни журналистам, ни депутату Госдумы Дмитрию Гудкову никаких документов предъявлено не было. Один из сотрудников полиции, дежуривший на объекте, неофициально признался в том, что четкого понятия, какие документы считать правильными, а какие нет, у полицейских не было.

Во второй половине дня противостояние обострилось: чтобы воспрепятствовать сносу, депутат Ткач встала под ковш экскаватора. В 16.00 наряд полиции задержал троих активистов градозащитных организаций и препроводил их в ОВД Пресненского района, сообщила депутат «Газете.Ru». В 16.30 строительная техника покинула объект.

Конфликт вокруг здания начался в прошлом году: собственник дома ТСЖ «Вектор» предполагал его снести и возвести на этом месте (а также на части территории дворов соседних зданий) 7-этажный дом с многоуровневой подземной парковкой. При этом все документы у ТСЖ были в порядке: проект был согласован всеми инстанциями, в том числе и Москомнаследием. Любопытно, что дом 25 в реестр объектов культурного наследия Москвы не входит; по информации «Газеты.Ru», заявок от уполномоченных организаций о признании памятником культурного и исторического наследия в Москомнаследие не поступало. При этом в прошлом году группа архитектурной общественности во главе с архитектором Евгением Ассом обращалась к руководителю городского градоохранного ведомства Александру Кибовскому с рекомендацией о придании дому такого статуса. Никакой реакции на это обращение со стороны Москомнаследия не последовало. Согласно информации на сайте ведомства, выявленным объектом наследия является соседний дом — № 27, строение 1.

К сносу 25 дома Москомнаследие отнеслось спокойно, не заметив в действиях строителей ничего противозаконного. «Давайте уважать, наконец, частную собственность. Вот они все утвердили, прошли все согласования, — рассказал тогда советник руководителя ведомства Николай Переслегин. — Тут прибегают какие-то люди и препятствуют осуществлению совершенно законной хозяйственной деятельности других людей, вторгаются на не принадлежащую им территорию. Подобные действия новоявленных активистов – это очередное нарушение прав человека».

Сейчас жители соседних домов требуют, чтобы дом № 25 был восстановлен в прежнем виде. «Строить что-то новое и тем более реализовывать здесь тот проект, который хочет застройщик, здесь просто невозможно: для прохода к одному из подъездов останется промежуток в 2 метра шириной. Мы и сейчас стоим, собственно, на территории застройщика», — заключила Ткач.

Между тем в октябре 2011 года была создана городская комиссия по градостроительной деятельности под председательством заммэра Марата Хуснуллина, которая сменила прежнюю комиссию лужковских времен, прозванную «сносной» (она утвердила снос большинства рассматриваемых зданий). В новый состав вошли градозащитники от «Архнадзора» и ВООПИК, а в документах об ее целях было указано, что она будет рассматривать все проблемные с точки зрения градозащиты адреса Москвы. Работа комиссии началась в декабре 2011 года, но от новых скандалов и сносов она не спасла. Например, на ней не рассматривался вопрос «Детского мира» или стадиона «Динамо», по поводу которых градозащитники давно бьют тревогу. Как рассказал «Газете.Ru» координатор «Архнадзора» и член градостроительной комиссии Константин Михайлов, не была вынесена на нее и проблема дома в Большом Козихинском.

«Не вижу ничего удивительного в этом событии: такое ощущение, что дождались аккуратно конца выборов и новая градостроительная политика двинулась дальше, к новым успехам», — отметил он.

Михайлов напомнил, что и в прошлом году звучали громкие заявления московских властей об отзыве всех разрешений на снос с исторической части города, после чего были снесены дом на Большой Ордынке и флигель в усадьбе Шаховских в Калашном переулке.

«Кстати, на Большой Ордынке уже построено новое здание, размеры которого как минимум в полтора раза превышают его габариты, — это к вопросу о том, что теперь все будет строиться в тех же параметрах, что и снесенные строения», — рассказал он

и добавил, что сейчас судьба каждого исторического дома решается в отдельности и возможны различные манипуляции по каждому из адресов. По его мнению, это и есть основная проблема московских памятников.

«В такой ситуации не может быть никакой уверенности в сохранности исторической Москвы. Нужен единый законодательный акт на городском уровне, который определил бы статус исторической застройки и гарантии ее сохранения, да и само понятие «историческая застройка» иногда трактуется весьма вольно», — заключил Михайлов.