«Явление природы» и все уроды

Дневник «Кинотавра»

kinokritik.com
Дневник «Кинотавра»: Сэм Клебанов рассказал, что артхаус в России смотрят как в Уругвае, в конкурсе фестиваля Сергей Шнуров спасал слона, мать ждала сына, а природа затягивала в омут.

«Кинотавр» близится к финалу, а потому становится все более концентрированным: в день теперь дают по три конкурсных фильма. Первой во вчерашней программе показали удивительную картину Александра Лунгина и Сергея Осипьяна «Явление природы». Сценарий ленты уже получил приз на сценарном конкурсе «Вера, Надежда, Любовь»:

в основе сюжета рассказы Юрия Коваля, но классической экранизацией «Явление природы» не назовешь.

«Гроза над картофельным полем» вошла в фильм практически целиком, однако в большей степени лента заимствует дух прозы Коваля — его наивного героя и восторженное, почти детское, упоение природой. Осипьян и Лунгин создали причудливый сказочный мир «Ежика в тумане», наполненный туманами, уходящими в воду мостиками и мокрой травой, — в таком и вправду может водиться леший. Ощущение фантастичности усиливается визуальными приемами: широкоугольный объектив искажает кадр, а задний план практически всегда остается абсолютно статичным.

Состоялась премьера одного из самых ожидаемых фильмов фестиваля — «Слона» Владимира Карабанова.

Ожидаем он главным образом потому, что сыграл в нем Сергей Шнуров.

Причем не маленькую, как в «Перемирии» Светланы Проскуриной, роль, а самую что ни на есть главную. Правда оценить актерские способности музыканта пока затруднительно: ему достаются роли, вполне соответствующие образу, который он поддерживает в реальной жизни, этакого брутального мужичка. В «Слоне» Шнуров — грубый водитель грузовика Зарезин, которому поручают доставить циркового слона в ветклинику, но не с благой целью, а на усыпление, поскольку животное заболело, а его лечение слишком затратное. За Зарезиным увязывается Боня: девушку попросту забыли, когда цирк уехал на гастроли в Париж.

Не переживайте, слона никто убивать не будет. У водителя на него имеются личные планы: с его помощью он надеется вернуть жену.

Столь трагическая история, казалось бы, должна спровоцировать нескончаемые потоки зрительских слез, однако сюжет картины настолько несуразен, что воспринимать его всерьез и сочувствовать персонажам не представляется возможным. Последнее дело — опускаться до претензий уровня «так не бывает», но после просмотра фильма точит вопрос: почему слон воспринимается как последний шанс на восстановление мира в семье, а его появление имеет столь магическое влияние на женское сердце? Это метафора? Какой-то намек?

Хотелось бы посмотреть на реакцию женщины, к которой заявится потрепанная девочка со слоном и скажет умоляющим тоном: «Зарезин вас любит. Простите его!»

Ни одна сюжетная линия не доведена в фильме до конца и не получает объяснения. Ситуации, в которые попадают герои, абсурдны, но не настолько, чтобы это выглядело смешно, а равно настолько, чтобы производить впечатление недоработок. Да, понятно, главный герой здесь слон Ботхи — все затеяно ради того, чтобы он прошелся в утреннем тумане по деревне на фоне коров. Однако кино не цирк, как бы ни старался современный отечественный кинематограф доказать обратное.

Мало просто вывести слона. Даже два раза. Даже три.

Закончилась вчерашняя конкурсная программа фильмом «Обратное движение» Андрея Стемпковского. Мать, сын которой пропал без вести на войне, околачивает пороги военных инстанций и лежит повернувшись носом к стене, пока не подбирает мальчишку-гастарбайтера, о котором начинает заботиться как о родном ребенке. Но сын возвращается домой и оказывается не слишком рад новоиспеченному «брату». Полфильма «Обратное движение» — почти немое кино, потом герои немного разговариваются, но не слишком. Основу картины составляют долгие статичные планы, когда персонажи стоят перед зеркалом или смотрят в пустоту, — словом, настоящий артхаус.

Однако не одними кинопоказами жив «Кинотавр».

Вчера с докладом выступил Сэм Клебанов, который провел исследование, как в России смотрят артхаус. Выводы неутешительны. Клебанов подсчитал общие сборы по 12 лентам, включая «Серьезного человека», «Впусти меня» и «Сокровище», в семи странах Европы, четырех Латинской Америки, а также Южной Корее и США. Выяснилось, что Россия смогла обогнать лишь Уругвай. Причем если смотреть сборы блокбастеров, то Россия находится на лидирующих позициях (ее опередили только США и Германия), поэтому нехваткой кинотеатров проблемы артхаусного проката не объясняются. Пиратство тоже винить не стоит: Испания — одна из самых лояльных к нему стран мира, но сборы «Серьезного человека» в Испании составляют $1,3 млн, а в России всего $350 тыс.

Так что, заключил Клебанов, «проблемы не внешние, а в мозгах».

Правда как решить проблему с мозгами, не очень понятно: «Кино без границ», со своей стороны, обещало выпускать побольше хорошего артхауса, буквально по фильму в неделю, и напрямую коммуницировать с потенциальным зрителем через социальные сети.

Напоследок короткий дайджест пресс-конференций по фильмам. «Мы все уроды», — сказала Светлана Проскурина, когда ее попытались обвинить в том, что герои ее картины «Перемирие» — малосимпатичные люди. А Евгений Гришковец, как выяснилось, знает точное количество и последовательность напитков, которые употребляет его персонаж в «Сатисфакции». И да, как утверждают авторы алкогольного киномарафона, актеры на съемках были трезвы как стекло.