Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Все, кто мне нравится, уже умерли

Интервью с Пи Джей Харви

Фото автора
В Москве состоялось второе явление Пи Джей Харви. Публика благосклонно отнеслась к свежим причудам певицы, а сама она рассказала «Парку культуры» про новый имидж, выступления в одиночестве и вдохновение от электрической лампы.

Первый приезд Полли Джин Харви в Москву запомнился столичным меломанам непомерно высокими ценами на билеты и великолепным рок-шоу. В этот раз на довольно большой МХАТовской сцене выступала уже не оторва, а романтическая дева в длинном белом платье и полном одиночестве. Недавно вышедший альбом не предвещал угара, да его и не хотелось — зрители молча и на одном дыхании прослушали весь почти что акустический концерт певицы.

Певица явила себя публике в глухом белом платье и исполнила под гитару пару старых песен вроде «To Bring You My Love». Потом зазвучали песни с нового альбома.

Сразу стало понятно, что одинокая худощавая барышня на сцене по энергетике и драйву мало чем уступает полноценному концертному составу.

Она совсем по-хозяйски распоряжалась стоящими на сцене гитарами, пианино, ударными, инструментом, подозрительно похожим на русские народные гусли, и какими-то таинственными электронными приборами. При этом между песнями Харви успевала шутить с публикой и щедро раздавать комплименты и благодарности за теплый прием.

Сцена театра идеально подошла всему происходящему, да и в самом перформансе было едва ли больше от концерта, чем от настоящего спектакля.

Слушатели охотно приняли новые правила игры – даже старые песни были приняты с энтузиазмом в новом минималистичном виде. Под конец, собрав на сцене солидную охапку цветов, Полли Джин, как полагается, обещала приехать еще.

После концерта певица побеседовала с корреспондентом «Парка культуры».

— Откуда взялись такие перемены в вашем внешнем виде и музыке? Это просто новый имидж или какое-то новое направление в вашем личностном развитии?

— Я всегда стараюсь меняться, особенно музыкально. Наступает какой-то этап моей деятельности, и я стараюсь не повторяться, пытаюсь быть каждый раз новой. Мне никогда не хотелось бы все время делать одно и то же. Когда я начала работать над альбомом White Chalk, я поняла, что это лучший момент для того, чтобы сделать сольное выступление. Я давно этого хотела, но у меня не было подходящих условий, подходящих для этого песен. После того как я записала этот альбом, я поняла, что теперь могу быть на сцене одна. Думаю, это должно быть интересно и для моих зрителей.

— Вы думаете, ваши зрители изменились, или это те же люди, что слушали вас и раньше, 5–7 лет назад?

— Моя публика всегда была очень разной. Когда я только начинала, было очень много и взрослых, и совсем молодых людей, весь спектр возрастных групп. Так и осталось, последние 10–12 лет ко мне на концерты ходят люди самых разных возрастов, видимо, каждый находит что-то свое.

— Вы несколько раз номинировались на Грэмми и на Mercury Prize как лучшая рок-певица. Сложно ли быть женщиной в мире рок-музыки?

— Я никогда не замечала никакой разницы, мне никогда не приходилось испытывать трудности в работе из-за того, что я женщина. Не помню случая, чтобы я столкнулась с какими-либо проблемами.

— Вы сотрудничали со многими музыкантами, такими как Том Йорк, Мик Харви, Ник Кейв. Есть ли какие-то новые планы по сотрудничеству с кем-либо?

— Да, планы есть, я всегда открыта к новым идеям. Не могу сказать, что я стремлюсь к сотрудничеству, но если кто-то, чья музыка мне нравится, предложит мне песню, которая мне понравится, я буду открыта к сотрудничеству.

— А кто это может быть? Кто для вас сейчас интересен как музыкант?

— Я люблю слушать старую музыку, поэтому большинство музыкантов, которые мне нравятся, уже умерли. Что касается современных, мне, конечно же, нравится Ник Кейв и The Bad Seeds, из более старых — Бонни Принс Билли, Шейн Макгоуэн (вокалист ирландской группы «The Pogues» — ПК). Кроме них — мало кто из современных музыкантов. Из классических музыкантов мне очень нравится Стив Райх. Похоже, что остальные, кто мне нравится, уже умерли.

— Нынешний ваш образ, совсем не похожий на прежний, а выступления часто похожи не просто на концерты, а на некие театрализованные шоу. Считаете ли вы, что на рок-концерте есть место театру?

— Конечно. Мне нравится показывать на сцене историю, наглядно доносить смысл моих песен. Для моего сольного выступления очень важно то, как я преподношу себя на сцене. Сейчас я выступаю в закрытом белом платье, и на сцене оно для меня как белый холст, как основа для моего перформанса во время концерта.

— А что вдохновляет вас на новые идеи, новые способы их воплощений, на новые песни?

— Жизнь и все ее аспекты. Все, что мы видим в новостях и вокруг нас, самые простые и повседневные вещи: наш разговор, то, как падает свет от этой лампы на стены комнаты, все, с чем я сталкиваюсь в своей жизни. А желание выразить то, как я все это чувствую, побуждает меня писать песни.

— Одна из ваших песен была использована в саундтреке, и вы сами сыграли несколько ролей в кино. Есть ли желание продолжать кинокарьеру, как, например, ваш любимый Ник Кейв, написавший саундтрек для фильма «Предложение»?

— Я всегда открыта к идеям. Если я чувствую, что это хороший фильм, хороший режиссер, я всегда буду заинтересована. Если меня пригласит какой-нибудь хороший режиссер, я буду рада, это зависит только от того, кто это будет.