Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Маньяк в пламени Парижа

Большой театр объявил планы на следующий сезон

Фото: ИТАР-ТАСС
Большой театр объявил планы на следующий сезон, в которые попали маньяк-учитель, убивающий учениц, порхающая дева и советский опус 1933 года.

Все пресс-конференции по итогам сезона похожи друг на друга — что в драмтеатре, что в театре музыкальном — как магазинные вафельные торты: тесто одно, отличается лишь начинка. Следуя установленным правилам, театр сначала рапортует о достигнутых успехах (типа чугуна в истекшем периоде выплавили столько-то, а прокатного листа — столько-то), потом сообщает прессе о грандиозных планах.

С точки зрения рекламы — порядок безошибочный: у нас все было хорошо, а будет еще лучше.

Директор Большого театра Анатолий Иксанов на встрече с журналистами четко следовал этой логике. Прежде всего он вспомнил прошлогодние гастроли театра в Лондоне, когда москвичам, судя по рецензиям британских критиков, удалось обставить Мариинский театр — главного конкурента на английском и мировом музыкальном рынке. Кроме этого в уходящем сезоне были две оперные и три балетные премьеры, несколько «Золотых масок», врученных на национальном театральном фестивале, премия в $20 тысяч, полученная худруком балета Алексеем Ратманским от Фонда Шостаковича за спектакль «Светлый ручей», награда российских оперных критиков «Каста дива» (ноль рублей, но большой моральный почет), присужденная скандальной опере «Евгений Онегин», и Госпремия России, выданная Светлане Захаровой, балетной приме ГАБТа и по совместительству члену президентского совета.

Грядущий, 232-й сезон Большого театра, по словам Иксанова, пройдет на Новой сцене, а главное здание пребудет на ремонте минимум до осени 2008 года («более 60% здания в аварийном состоянии, кирпич в руках рассыпался»).

Сезон откроется в октябре премьерой «Пиковой дамы». Это очередной виток модной мировой тенденции — приглашать в музыкальный театр известных драматических режиссеров. За оперу Чайковского отвечает худрук московского Центра Мейерхольда и глава питерского Александринского театра Валерий Фокин, который давно примеривается к опусу Петра Ильича и даже собирался поставить «Даму» в Мариинке, но не сложилось. За дирижерский пульт встанет не менее известный деятель — Михаил Плетнев.

ГАБТ вообще намерен выпустить на сцену тяжелую музыкальную артиллерию: худрук театра Александр Ведерников сам неплохой дирижер, но понимает, что «нужны имена» (любимая фраза редакторов отделов культуры в журналах и газетах). С нового сезона главным приглашенным дирижером станет знаменитый Юрий Темирканов, которого меломанам мира представлять не надо. Мало того, мэтр найдет окошко в плотном гастрольном графике и в паре с англичанином Дэвидом Паунтни выпустит «Кармен». С двумя сюрпризами. Самая знаменитая опера всех времен и народов будет показана, во-первых, в аутентичном виде — с разговорными диалогами, так, как было в XIX веке на премьере в парижском театре «Опера Комик», а во-вторых, избавится от кастаньет, вееров и прочего испанского колорита. Режиссер Паунтни собирается создать вневременную «историю свободолюбивой женщины в полицейском государстве, где красота загнана в телевизионный ящик».

Балет в России — в принципе искусство консервативное, и народ знает, главным образом, «Лебединое озеро», да и то по случаю телетрансляции в дни ГКЧП. Но Большой театр намерен доказать, что и психологический триллер танцевальному жанру не чужд.

Обещанный в новом сезоне одноактный балет «Урок» мало того, что поставлен по пьесе Эжена Ионеско, но полон ужасов: по либретто учитель-психопат, дающий уроки классического балета, убивает своих учениц. Балет не новый, был поставлен в Европе в 60-е годы прошлого века, но у нас такого не видывали. Сердечный приступ у консервативной публики премьера а-ля Хичкок спровоцировать может запросто. А в роли милашки-учителя будет Николай Цискаридзе.

Те, у кого нервы все-таки слабые, отдохнут на старинной «Сильфиде». Ее подлинную, аутентичную версию ГАБТ в новом сезоне восстанавливает, пригласив для этого звезду Королевского балета Ковент-гардена датчанина Йохана Кобборга. Йохан собаку съел на этом балете, поставленном два века назад в его родной Дании. «Сильфида» — старинная сказочная история про летающую деву, полюбившую простого шотландского крестьянина. А поскольку в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань, все кончается грустно. Дело, впрочем, не в этом, а в красивых классических танцах и в ностальгии по романтическому колориту, до которого современный зритель, как ни странно, большой охотник. Приятно, знаете ли, пообщавшись на работе с циничными курящими программистками в джинсах, посмотреть в театре на порхающую девушку в прозрачном платье…

Из сказанного ясно, что особого авангарда в новом сезоне балет Большого театра не предложит. Судя по названиям премьер, театр ударился в глобальную ретроспекцию и делает ставку на возобновление лучших работ прошлого.

Он не хочет повторять рискованных экспериментов, когда молодежно-босоногая, по-хорошему провокационная постановка «Ромео и Джульетты» напоролась на тотальную критику трижды. Балет не похвалили наследники композитора Прокофьева, недовольные сокращением партитуры предка, зарубили консервативные иностранные критики и наградили уничижительными эпитетами не менее консервативные российские балетоманы, обвинив спектакль в издевательстве над Шекспиром, классическим балетом и здравым смыслом.

Последней балетной премьерой сезона-2007–2008 станет реконструкция знаменитого советского спектакля «Пламя Парижа». Худрук балета ГАБТа Ратманский (он же постановщик «Пламени») побаивается собственной работы: кто знает, как будет смотреться сегодня идеологически выдержанный опус 1933 года, посвященный Великой французской революции. Впрочем, танцы в «Пламени» интересные. А смотреть в балете сюжет бессмысленно. Как ехать в Тулу со своим самоваром.