Скаковых выпустили

Объявлен длинный список премии «Большая книга»

Иллюстрация: bigbook.ru
Объявлен длинный список премии «Большая книга». Помечтать о трех миллионах позволили практически всем — от фантастов до классиков.

После вчерашнего объявления лонг-листа премии «Большая книга» понятно пока только одно — кто же эту премию точно не получит.

В «длинном списке» отсутствуют такие заметные авторы, как Борис Акунин, Захар Прилепин, Алексей Иванов, Сергей Минаев и Владимир Сорокин. Ситуацию организаторы премии разъяснили предельно ясно: двоих нет, двое не явились, одного отчислили. Произведения Бориса Акунина «Нефритовые четки» и Захара Прилепина «Санькя» просто не были номинированы — ни самими авторами, ни издательствами. Сорокин традиционно литературные премии не жалует, с недавних пор к нему присоединился и Алексей Иванов, которому, вопреки многочисленным прогнозам, так ни разу и не дали ни одной премии из «большой тройки» — «Букера», «Нацбеста» и «Большой книги». Так или иначе, но автор «Сердца Пармы» и «Золота бунта» недавно заявил: «Не надо. Мне хватит. Много играть в рулетку вредно для нервов. Я сам себя списываю из скаковых в тягловые», — и сошел с дистанции. Что до Сергея Минаева с его нашумевшими «Духлесами» и «Медиасапиенсами», то, как заверил собравшихся вчера в Третьяковской галерее журналистов председатель совета экспертов Михаил Бутов:

«Минаев у нас долго обсуждался, но в итоге мы решили — не будет он в длинном списке».

Впрочем, там и без него народу довольно — 45 претендентов, отобранных из 442 соискателей. По мнению главного отборщика, несмотря на то что на вторую «Большую книгу» могли претендовать произведения, вышедшие в течении года, а не двух с половиной лет, как раньше, претендентов было не меньше, а больше, да и качеством они как минимум не уступали прошлогодним претендентам. В общем, выбирать было из чего, и выбор экспертов следует признать довольно удачным.

Главная и определяющая характеристика представленного «длинного списка» — сбалансированность. В нем, как в Греции, все есть, никто не ушел обиженным. Нашлось место и для «живых классиков» вроде Чингиза Айтматова («Когда падают горы») или Василия Аксенова («Редкие земли»), и для прошлогодних неудачливых претендентов Александра Иличевского («Матисс»), Андрея Волоса («Алфавита»), Людмилы УлицкойДаниэль Штайн, переводчик»). На месте даже претендент удачливый: первый лауреат «Большой книги» Дмитрий Быков, получивший три миллиона долларов за биографию Бориса Пастернака, вновь фигурирует в списке, на сей раз со своей поэмой в прозе «ЖД». Есть записные завсегдатаи шорт- и лонг-листов литературных премий вроде Алексея Слаповского («Синдром Феникса»), Дины Рубиной («На солнечной стороне улицы») или Юрия Арабова («Флагелланты»). Их уравновешивают никому не известные фигуры вроде автора изящной стилизации «Любимая мартышка дома Тан», скрывшимся за псевдонимом Мастер Чень. Есть патриархи вроде Новеллы Матвеевой («Мяч, остановившийся в небе») и дебютанты художественной прозы вроде известного критика Льва Данилкина, чья биография писателя Проханова «Человек с яйцом» пока анонимно притулилась в разделе «Рукописи».

С биографиями, кстати, вообще хорошо, не иначе как прошлогодний победитель вдохновил: серия ЖЗЛ вновь не осталась без внимания, и на три миллиона претендует жизнеописание Алексея Толстого авторства Алексея Варламова.

В общем, все, что только пожелаешь: и модные молодые авторы вроде Алексея Евдокимова с романом «Тик», и восходящие звезды вроде Лены Элтанг с ее широко обсуждаемым романом «Побег куманики», и авторы культовые вроде Виктора Пелевина с уворованным «Ампир V», и даже кумир домохозяек Александра Маринина с романом «Чувство льда».

Но самая заметная тенденция, о которой отдельно сказал Михаил Бутов, — это продолжающийся прорыв отечественной фантастики в «большую литературу». По словам председателя экспертного совета, «уровень этой литературы значительно вырос, а среди тем появилось много принципиально новых». Причем уровень вырос настолько, что эти книги частенько оставляют в недоумении истовых поклонников классической фантастики. По его мнению, «это книги с двойным дном, они не менее глубоко затрагивают действительность и ее проблемы, чем обычная художественная проза».

В кулуарах Бутов договорился до того, что заявил, будто бы «российская литература переживает фантастический век, а жанр фэнтези в России становится не только более заметным, но и интересным».

Впрочем, если судить по чисто количественным показателям, успех фантастики не столь грандиозен. Среди 45 финалистов только двое открыто заявляют о своей принадлежности в цеху фантастов (все остальные, несмотря на обилие фантастических допущений в книгах, от этого жанра испуганно дистанцируются). Эти двое стоят в списке рядом — один из лидеров отечественной фантастики Олег Дивов с романом «Храбр» и дебютант Светлана Дильдина, чья фэнтези на восточном материале «Песня цветов аконита» — ее первая книга. Посмотрим, удастся ли им повторить прошлогодний успех фантастки Далии Трускиновской, чья «Шайтан-звезда» вышла в финал. Кстати, сама Далия в этом году не попадала даже в лонг-лист...