Пенсионный советник

Один гламур и никакого дискурса

Открылась выставка, посвященная 15-летию Галереи Гельмана

Никита Зея 26.01.2007, 16:31
Фото: ИТАР-ТАСС

В четверг в Мраморном дворце Петербурга открылась юбилейная выставка Марата Гельмана «Оттепель. In the middle of the road», собрание наиболее знаковых картин, инсталляций и фотографий из галереи с 15-летней историей. Галерист считает, что современное искусство ждут заморозки.

Гельмана удивил Петербург. Таксисты беседовали с ним о Малевиче. Продавцы узнавали в лицо и просили пригласительный на выставку. Официанты общались с зарубежными друзьями мэтра по-английски, попутно переходя на итальянский. Гельман говорит, что в Петербурге у него нет «ощущения разделения на два мира, как в Москве». Здесь даже сантехники могут быть не чужды современному искусству. И еще здесь есть Русский музей, с которым у Гельмана сложилась успешная схема работы. Он подарил музейщикам около 70 работ современных мастеров. Они ответили постоянной экспозицией, своеобразным мини-музеем Гельмана в Мраморном дворце. «Это самый масштабный дар частного лица», — сказал перед открытием выставки Александр Боровский, заведующий отделом новейших течений Русского музея. Может, поэтому самый известный галерист страны и решил подвести итог своей 15-летней работы в Питере. Перед выставкой он немного нервничал:

«Сама выставка в Русском Музее меня немного волнует. Она слишком умиротворенная. Гламур и почти никакого дискурса. Впрочем, может, это у меня глаз замылился».

Действительно, мыслим ли Гельман без происшествий и эпатажа? После известного скандала воинственные черносотенцы и клерикалы, сами того не подозревая, рассматриваются массами как непременный атрибут его выставок. Человек может и не знать, кто такие, например, «Синие носы». Но обязательно вспомнит пресловутый разгром галереи.

«Это самая емкая, самая галерейная выставка в моей жизни, — сказал Гельман. — Ее нельзя назвать кураторской. Это представление художников, с которыми мы работали, полное собрание имен 90-х. Это важнейший период, время интенсивного поиска и дискуссий в искусстве, второй русский ренессанс ХХ века. Это была оттепель. Сейчас, очевидно, наступают заморозки».

Второе название выставки — «In the middle of the road», по словам галериста, предполагает, что процесс продолжается. Путешествие по дороге, 15 лет назад проложенной Гельманом, еще не закончилось.

В честь юбилея Русский музей подарил Гельману фирменный шарфик. Гельман отдарился картиной «Черный квадрат» — произведением Синих носов. В музейном шарфике Гельман двинулся по залам в сопровождении толпы журналистов, искусствоведов и современных художников. Ведь выставка задумана как «интеллектуальное приключение, предлагающее проследить историю галереи». Всю компанию сопровождал вооруженный милиционер. Видимо, во избежание эксцессов с недругами юбиляра. Впрочем, даже милиционер выглядел довольно интеллигентно. Внимательно вслушивался в речи Гельмана, правой рукой держал рацию, а левой поправлял очки. Ярые антагонисты современного искусства на открытии так и не появились.

Гельман комментировал экспонаты с нотками ностальгии.

Фотографии «человека-пса» Олега Кулика, ненормативная живопись Авдея Тер-Оганьяна, исламский проект группы АЕС, фильм «Оттепель» Дмитрия Гутова, совокупляющиеся и бегающие от крокодилов человечки от «Синих носов», поросяче-копытные инсталляции Ербола Мельдибекова, огненные мультимедиа Гора Чахала, забавные персонажи Ольги и Александра Флоренских.

Комар & Меламид, Гриша Брускин и Александр Косолапов, звезды украинской арт-сцены Арсен Савадов и Василий Цаголов и многое другое. «Художнику не важен материал, с которым он работает. Если художник не боится себя выразить, любой материал превращается в конфетку», — сказал гид о многочисленности неожиданных материалов, использованных художниками.
На выставке представлено довольно много последних работ художников. Например, кадры из фильма «Оттепель» Дмитрия Гутова, 2006 года. Это произведение — перифраз картины передвижника Федора Васильева. Зрителю показывают человека, который не может устоять на ногах посреди осенней распутицы. Словно его бьют невидимым кулаком. При этом звучит романс Шостаковича, переложенный на слова одного из писем, опубликованных в журнале «Крокодил». Автор письма говорит, что его уже избили, и именно поэтому он не стал обращаться в милицию. Это напоминание о своеобразных отношениях, сложившихся в России между человеком и властью. После просмотра видео (работе отведено одно из почтенных мест на выставке) и совсем уж недогадливый поймет, что имеется в виду под грядущими «заморозками», которые декларирует Гельман.