Смерть партизанки

Умерла Ореанна Фаллачи

Фотография:Ôîòî: data1.blog.de

|

Умерла Ореанна Фаллачи — журналистка, писательница, праворадикальный борец с исламом.

Когда началась война, Ореанне Фаллачи, дочери флорентийского мебельщика, было десять лет. К тому моменту как война кончилась, она уже была партизанкой, связной, автором листовок и боевым товарищем, членом организации Giustizia e Liberta — «Справедливость и свобода».

С двадцати лет она работала журналисткой. Она была именно такой, какой должна быть журналистка: хитрой, умной, информированной, ироничной и совершенно бесстрашной. К тому же она была поразительно красива, и никто не мог сказать ей нет. В результате у нее была эпическая, поразительная карьера.

В 1967 году она была военным корреспондентом во Вьетнаме. Она освещала индо-пакистанскую войну (предпоследнюю на сегодняшний день), на Ближнем Востоке и в Южной Америке.

Там в 1968 году Фаллачи почти убили во время знаменитой резни в Тлателелько.

В городе Мехико должна была пройти летняя олимпиада 1968 года, однако местные студенты устроили акции протеста — они длились, как и в Европе, все лето 1968 года. В начале октября армия расстреляла пятитысячную демонстрацию протеста. По правительственным данным, погибло четыре человека, 20 ранены. По консервативным данным, убитых было 200—300 человек, по некоторым другим, зашкаливало за тысячу. Во всяком случае в этот день, 2 октября 1968 года, солдаты мексиканской армии три раза выстрелили в Ореанну Фаллачи, протащили ее по лестнице за волосы и бросили, сочтя мертвой. Это был в некотором роде пик ее журналистской карьеры, самое интересное, что может произойти с газетным репортером. Она выжила.

Впрочем, это ее не остановило. Она оказалась одним из лучших и самых удачливых интервьюеров двадцатого столетия. Среди ее трофеев и иранский шах, и выгнавший его из страны аятолла Хомейни, Индира Ганди, Дэн Сяопин, Муамар Кадафи, Федерико Феллини, император Хайли Селассие III, Шон Коннери.

На самом деле, немного есть людей, внесших существенный вклад в историю двадцатого века, которые не поговорили бы с госпожой Фаллачи.

Самая показательная история — интервью с Генри Киссенджером. Генри Киссенджер рассказал в 1972 году Ореанне Фаллачи, что война во Вьетнаме бессмысленна, а сам он «похож на ковбоя, который пытается вести караван телег, при этом скача впереди на лошади в одиночестве». Киссенджер позже сказал, что это был самый катастрофический разговор, когда-либо проведенный им с представителем прессы.

Фаллачи вышла замуж за одного из героев своих интервью — Александрос Панагулис боролся против режима Черных полковников в Греции. Его поймали, пытали, посадили в тюрьму за попытку убийства греческого диктатора Георгиса Пападопулоса, а потом, когда он вышел оттуда и женился на самой красивой журналистке Италии, то вскоре погиб в 1976 году в подозрительной автокатастрофе. Фаллачи написала о нем книгу под названием «Человек» («Un Uomo»).

Со временем взгляды Фаллачи стали крениться вправо. Если во время резни в Тлателелько симпатии ее были на стороне левых студентов, то позже она стала склоняться к старой доброй правой ксенофобии — что в конце концов хорошего в этих мексиканцах…

А уже совсем недавно эта склонность приобрела несколько скандальный характер.

Ореанна Фаллачи написала цикл книг, в которых она рассказывала о грандиозном заговоре, о дамокловом мече, который завис над европейской цивилизацией. Орды мусульман, людей совершенно чуждой европейцам культуры (если это в принципе можно назвать культурой), ставящие свои юрты на площадях древнеримских городов, унижающие своих женщин, отправляющих естественные надобности тут же под себя. Они готовы захватить Европу, пользуясь слабостью и чувством вины, в которое мутировало бремя белого человека, а также своим преимуществом в скорости размножения.

Фаллачи написала об этом две книги - «Ярость и гордость» и «Сила разума», взяла сама у себя два интервью под названием «Исламофашизм» и «Еврарабия» для газеты Corriere della Sera. Это, конечно, не могло остаться незамеченным, тем более что любой человек, разыгрывающий в наше время ксенофобскую карту, тут же становится богатым и знаменитым. Книги ее продавались миллионными тиражами. Французская правозащитная организация подала в суд, пытаясь запретить «Ярость и гордость» или хотя бы снабдить книжку унизительным вступительным словом, — но безуспешно.

Более успешной была попытка Аделя Смита, итальянского мусульманина, осудить Фаллачи за оскорбление ислама. Но он просто не успел: заседания несколько раз переносилось, госпожа Фаллачи должна была явиться на суд 12 декабря этого года, но уже не явится.

Все это время она умирала. В ней жил «другой» — рак груди, к которому она относилась как к живому существу, незваному гостю в своем теле. Она долгое время жила в Нью-Йорке, а почти непосредственно перед смертью переехала в родную Флоренцию, где и скончалась в ночь на 15 сентября сего года.

Папа римский Бенедикт XVI беседовал с ней год назад, несмотря на то, что она атеистка. Она сообщила, что восхищается им, он показал свое уважение одним только фактом частной аудиенции в Кастель Гандольфо. И теперь, когда Фаллачи умерла, Папа Римский цитирует исламофобские высказывания византийского императора Мануила II Палеолога, напоминавшего об агрессивности пророка Мухаммеда, о кровавой сущности ислама. Эта «новая» линия, скорее всего, скоро станет мейнстримом, придет на смену мультикультурному барахтанию и наведением мостов между основными религиями. Сложно придумать что-то отвратительнее этой перспективы.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2

Главное сегодня