Девушки не продаются

Открылась «Арт-Москва»

Велимир Мойст 18.05.2006, 15:04
Фото: ИТАР-ТАСС, Арт-Москва

Открылась «Арт-Москва» — живые девушки тоскуют за стеклом, китаец любит ослика, отечественный арт-рынок стал частью мирового.

Нынешняя «Арт-Москва» — ярмарка по всем статьям юбилейная. Десятый раз вниманию публики и платежеспособному спросу отдельных ее представителей предлагается contemporary art. У нас это иногда именуется современным и актуальным искусством — выражение мало похоже на прямой перевод, зато подчеркивает важную градацию. «Арт-Москва» предпочитает торговать не всем, что может быть куплено, и показывать не все, что создано за последние годы. У нее очень развита селективная функция, она желает не отражать арт-рынок, а его формировать. Проще говоря, служить не барахолкой, а бутиком.

Cделать наш рынок частью мирового — вот задача, которую «Арт-Москва» сама себе вменяет.

В этом году поставлен рекорд в области международного представительства: на ярмарке собрались 68 галерей из 14 стран мира. Из одной только германской земли Северный Рейн--Вестфалия прибыла компания из десяти участников: мол, будем дружить домами. А есть еще и Швеция, и Швейцария, и Франция, и даже Китай. И было бы непростительной глупостью, годами культивируя международный контекст, запускать сюда абы кого из местных. Точнее говоря, даже наоборот: для того международный контекст и требуется, чтобы показать — на «Арт-Москве» экспонируются лучшие российские художники и ведущие галереи. Ведь в ином случае разве стали бы иностранцы иметь дело?

Словом, заграница очередной раз помогает вырабатывать внутренние стандарты.

У «Арт-Москвы» они вполне определенные, и здесь кроется одно противоречие. Если последовательно бороться за чистоту рядов, то нельзя уже претендовать на всеохватность. Нельзя заявлять: «У нас все лучшие художники», потому что прокрустово ложе отсекает целые сферы художественного творчества, где имеются свои авторитеты и иерархии. Риторический пример: допустим, вы решили устроить фестиваль гей-кино, но не называть его таковым. Вы делаете вид, что рассматриваете все поданные заявки, однако на практике продвигаете только определенные образцы.

И в жюри у вас геи, и в зале, и картины совершенно недвусмысленные, а фестиваль по-прежнему как бы для всех. Нечто подобное и здесь, только без гейских коннотаций.

Хотя не то чтобы совсем уж и без них, иногда встречаются. Как и намеки на трансвестию, эксгибиционизм, скотоложество (например, один китайский художник взялся совокупляться с осликом перед фотокамерой — ну и что, может, у них любовь?) А вообще-то дело вовсе не в половых извращениях. И знаменитые наезды на православие в действительности к православию никакого отношения не имеют. Это просто стиль, попытка работать в пограничных областях искусства или даже за их пределами. Если обрисовать таким образом все границы, то по очертаниям и так можно догадаться, что там внутри, зачем вдаваться в материковые толщи?

Скажем, согласно текущей моде на «Арт-Москве» довольно много живописи и у наших, и у иностранцев. Но всячески акцентировано, что живопись эта не из разряда архаической. Покупая подобное полотно, вы движетесь не назад, а вперед, к прогрессу.

Если даже вам не сразу видна разница, не терзайтесь сомнениями — ярмарка гарантирует.

И покупают, причем не только полотна. Покупают коллажи, фотографии, инсталляции, видео. По традиции в ЦДХ демонстрируются коллекции современного искусства, на этот раз представлено собрание фонда «Екатерина». Это и просто зрелище, и пример для подражания. Если, допустим, кто-нибудь не вполне уверен, что видео — полноценный товар, он может обратиться к некоммерческой программе ярмарки. В ее рамках реализован проект «Да будет видео!», где показаны работы последнего десятилетия; здесь и Шабуров с Мизиным, и Шутов, и Алимпиев, и Мамышев-Монро в роли Штирлица. Так же нонпрофитно самовыражаются художники вроде Литичевского с Острецовым и команды наподобие «Наливки-запеканки» в отвязном проекте «Без определенного места жительства» — своего рода оде интеллектуальному бомжизму. Молодежь демонстрирует свои амбиции на выставке «Fw:Re:Форма?», которая должна предъявить возможности подрастающего поколения.

В прежние времена некоммерческих проектов на «Арт-Москве» было неизмеримо больше. Но, во-первых, перестает хватать места под коммерческие стенды (и так уже ярмарка занимает весь ЦДХ под завязку), а во-вторых, по словам главы «ЭкспоПарка» Василия Бычкова, проблема контекста в целом решена.

Теперь не нужно предъявлять примеры того, как и что может быть,— все необходимые образцы творчества сами собой оказываются на прилавках.

Иногда галереи по собственной инициативе показывают имиджевые проекты, которые можно назвать некоммерческими, в том смысле что прямой продаже они не подлежат. Вот галерея Врублевской в этот раз демонстрирует живую инсталляцию «Девушки в красных купальниках очень странно смотрели на меня»: семь реальных девиц расположились на пляжных стульчиках за стеклом, иллюстрируя чью-то авторскую концепцию. Вероятно, по замыслу девушки должны смотреть на публику загадочно, но от долгой неподвижности всякое чувство из их глаз улетучилось. Во взглядах преобладает тоскливая отрешенность. Так неучтенные детали способны изменять смысл композиции.

Ярмарка «Арт-Москва-2006». В ЦДХ до 21 мая.