Комиксы про фашистов

Фото: moviereporter.net
Вместо Дня святого Валентина на Берлинале отметили «день большой политики»: в конкурсной программе показали «Дорогу на Гуантанамо» британского режиссера Майкла Уинтерботтома.

Накануне вечером в торговом центре «Аркаден», в котором продаются билеты на фестивальные показы для обычных зрителей, местные поп-звезды представили свой новый альбом. Еще за час до мероприятия эскалаторы между вторым и третьим этажами были остановлены и зал заполнили немецкие подростки (в основном девочки) 13–15 лет. При появлении своих кумиров они принялись визжать, топать ножками и размахивать заранее заготовленными фотографиями и плакатами.

Сказать, что журналисты в тот же вечер точно так же приветствовали британского режиссера Майкла Уинтерботтома, конечно, было бы преувеличением, но что-то общее определенно было: кто-то свистел, как на рок-концерте, кто-то порывался хлопать после каждой реплики британца, более сдержанные просто одобрительно кивали.

«Дорога на Гуантанамо» рассказывает о судьбе трех молодых британских мусульман, которые после 11 сентября отправились в Афганистан навестить родственников и были арестованы по обвинению в связях с «Аль-Каидой». В тюрьме Гуантанамо их больше двух лет продержали без суда и следствия, каждый день пытаясь выбить признание. Фильм — незатейливая смесь документалистики и художественного кино: постановочные кадры с участием актеров перебиваются монологами реальных героев этой истории. С точки зрения кино как искусства «Дорога на Гуантанамо», в общем-то, не представляет собой ничего особо нового и ценного, но политический резонанс так велик, что думать об этом некогда. Американские журналисты после просмотра пребывали в состоянии легкого шока, один из них на пресс-конференции даже обвинил Уинтерботтома в антиамериканских настроениях, заявив, что ему было крайне неприятно, что его соотечественников в фильме показали «карикатурными фашистами».

Режиссер настаивал на том, что просто рассказал одну частную историю, но звучало это неубедительно: американские солдаты и их руководство в «Дороге на Гуантанамо», и правда, выглядят полными идиотами, в то время как их подопечные — благородные узники, этакие Монте-Кристо, подставленные неизвестно кем и страдающие ни за что.

Уинтерботтом вполне может стать главным триумфатором и увезти отсюда «Золотого медведя» — выиграл же пару лет назад Майкл Мур «Золотую пальмовую ветвь» Канна.

Британцы тем временем тоже успели побывать в роли фашиствующей нации в фильме Джеймса Мактига «V значит Вендетта», поставленном по графическому роману Алана Мура. В нем Великобритания предстает тоталитарной страной, управляемой неким Канцлером и его аппаратом с помощью телезомбирования и постоянного запугивания населения наводнениями, террористами и техногенными катастрофами. Противостоять системе отваживается только человек в черном плаще и фарфоровой маске по прозвищу V (Хьюго Уивинг). В помощницы себе он выбирает хорошенькую секретаршу местной телекомпании Иви (Натали Портман), но для того, чтобы она действительно нашла в себе силы бороться с режимом, ей предстоит пройти не одно испытание и быть обритой налысо. Поскольку сценарий к фильму писали братья Вачовски, «Вендетта» получилась мрачноватой антиутопией с отличным экшном и отсылками к лучшим образцам мировой литературы. Здесь многое напоминает и о «Матрице», но воспоминания эти из разряда приятных: ножи летают так же, как пули, разрезая воздух прозрачными линиями.

Лысая Портман чем-то неуловимо похожа на лысого Нео — та же беспомощность во взгляде, а Хьюго Уивинг все так же прячет глаза, только теперь не под черными очками, а под белой маской. Одним словом, фанаты разочарованы не будут.

Еще одна большая внеконкурсная премьера Берлинале — «Обещание» китайца Чена Кайге — разочаровала, оставив неприятный осадок и даже легкую тошноту. Кайге решил пойти по пути Энга Ли и своего бывшего оператора Чжана Имоу и снять восточный эпос со всеми прилагающимися элементами — полетами в воздухе, развевающимися цветастыми одеждами и наивными благородными героями. Такое сейчас хорошо продается в США. Однако у него явно лучше получалось снимать про нищих китайских скрипачей и наложниц: на пресс-показе смеялись даже самые серьезные критики. В истории любви раба Кунлуна и принцессы Квинчен много совершенно диких сюжетных неувязок, а дорогущие спецэффекты временами жестоко режут глаза. Впрочем, китайские журналисты, которых на фестивале очень много, своего мэтра поддержали: им все понравилось, они довольны. Остальные продолжили обсуждать «Дорогу на Гуантанамо». О Дне всех влюбленных на Берлинале напомнили разве что живые красные тюльпаны, которыми каждое утро украшают ковровую дорожку, ведущую в главный фестивальный кинозал.