Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Позор всей семьи

02.09.2015, 08:34

Василий Жарков о разнице между европейским и российским пониманием проблемы миграции

Трагедия с гибелью 71 человека, беженцев из Сирии, задохнувшихся и брошенных в фургоне при переезде из Венгрии в Австрию, наделала немало шума в российской прессе. Поток комментариев, вылившихся на наши головы, традиционный: Европа захлебывается от потока нелегалов, и даже Евросоюз уже трещит по швам.

Вот и Ангела Меркель поставила под сомнение целесообразность шенгенского соглашения, раз страны Центральной и Восточной Европы не желают оставлять у себя мигрантов, перенаправляя их дальше на запад — в Германию, Францию и другие более богатые страны.

В общем, все, как обычно: использовали повод, чтобы написать про «их нравы». Даже не задумываясь над тем, что, собственно, произошло.

Тем временем

папа Римский Франциск назвал произошедшее ни много ни мало оскорблением «всей семьи человечества».

Да, да, преступление, совершенное, предположительно, гражданином Болгарии на австро-венгерской границе, по своей чудовищности вполне сравнимое с душегубством нацистов в годы Второй мировой войны, это вызов и укор всем нам.

Мир теперь глобальный. Люди, бегущие от нищеты, голода, войны, несправедливых порядков, рискуя жизнью, переправляются кто из Ливии в Италию, кто из Мьянмы в Малайзию. Случай массовой гибели беженцев далеко не первый. Более года назад, летом 2014-го, у берегов Малайзии утонула деревянная лодка, на которой находилось 97 человек, пытавшихся нелегально переправиться в эту страну из соседней Индонезии. Двое беженцев были объявлены погибшими сразу, еще несколько десятков оказались пропавшими без вести. В этом году власти Малайзии официально объявили, что не справляются с потоком иммигрантов.

Почему-то я не видел многочисленных публикаций об этом в российских газетах. Оно и понятно: Индонезия, Малайзия — это где-то далеко, то ли дело Европа. Наш сосед. У нас ведь как принято: если у соседа корова сдохла, то нам радость.

Но тут, простите, не корова. Тут люди. Много людей погибло.

Вот тут, кажется, самое главное. Читая, как некоторые российские коллеги, в том числе вполне либеральные журналисты, пишут о проблеме миграции, складывается впечатление, что они готовы рассуждать о чем угодно, только не о человеческих проблемах и не о человеческой трагедии, имеющей место в данном случае.

«Мигранты» — как давно мы привыкли поджимать губу и морщиться при этом слове.

Будто речь идет не о людях вовсе, а в самом деле о скоте. Они же все такие грязные, страшные, а главное — чужие. Зачем они едут к нам? Наверное, хотят нас завоевать, захватить, обратить в свою веру, отнять нашу работу, дома, женщин?! А еще мигранты, конечно же, все преступники, только и ждут темного времени суток, чтобы напасть и забрать сумочку с деньгами, а потом изнасиловать. Ужас, страх-то какой! Нет, не пускать их к нам. А то вон что в Европе-то творится…

Публика с бóльшими интеллектуальными претензиями любит порассуждать о культурных различиях. В более брутальном варианте — о «войне цивилизаций». Дескать, вот же они, мусульмане, азиаты с раскосыми и жадными глазами. Мы, правда, если верить поэту, тоже. Не Гейропа же какая-то там, вон и на восток уже год как повернулись, к европейцам значит задом. Но все же нет, другая у нас культура, другая, более культурная. Вон они как на наших женщин смотрят, того и гляди выхватят сумочку и… Дальше разговор сворачивает по известному кругу.

Да, очевидно, мигрантов в России боятся и не любят. Это показывают многие соцопросы.

Советское интернациональное воспитание оказалось лицемерием, прикрывавшим расизм, не менее дремучий, чем у самого дремучего сенатора от штата Алабама.

Неудивительно, что негативное отношение к мигрантам, антииммигрантские призывы и лозунги давно стали общим местом в избирательных кампаниях всех основных политических партий в России, включая и оппозиционные. Отношение к иммиграции и иммигрантам, то есть к тем, кто приезжает в нашу страну, чтобы работать и жить, одинаково негативное и у правящей партии, и у коммунистов, и у навальнистов.

Это более чем парадоксально, особенно на фоне того, что едва ли не большая часть нашей молодежи мечтает в будущем уехать из страны, желательно в ту же Европу, на Запад.

Тем удивительнее для нас выглядит новость, что не в пример москвичам жители Вены, около 20 тысяч человек, вскоре после гибели нескольких десятков иностранцев, направлявшихся в их город, вышли на демонстрацию солидарности и гнева. Нет, друзья, не против мигрантов. Против плохого обращения с людьми, пытающимися найти убежище в их богатой и сытой стране. Под лозунгами «Я не хочу, чтобы Европа стала братской могилой!» и «Добро пожаловать, беженцы!».

«Помощь в адаптации иммигрантов — наша обязанность», — пишут газеты Мальты, маленькой и, кстати, не самой богатой страны юга Европейского союза, оказавшейся на пути потока беженцев из соседней Африки.

То же самое вы прочитаете сегодня в ведущих газетах Великобритании, Франции, Германии. Почему страны на востоке Европы, та же Венгрия, где у власти сейчас ультраправые, вызывают огонь критики своих партнеров по ЕС? Гордо именуя себя европейцами, они не хотят нести общеевропейскую миссию по спасению тех, кто вынужден бежать из своей страны и нуждается в защите и помощи.

По данным ООН, в мире сейчас насчитывается более 50 млн беженцев. Эта цифра стремительно увеличивается каждый год. Войны, в том числе в Африке и на Ближнем Востоке, нищета, недоедание, болезни, преступность и религиозный экстремизм — все эти причины слишком хорошо известны, чтобы о них напоминать. По-настоящему богатые и сильные страны понимают свою немалую долю ответственности в этом. Они просто не могут оставаться в стороне.

Тем более что приезжающие из стран Третьего мира на Запад люди ничуть не более опасны, чем те, кто родился и вырос в той же Европе. Даром, что пальму первенства по наиболее тяжким преступлениям в ЕС держат вовсе не арабы или африканцы, а румыны, вполне себе европейский народ.

Как показывают исследования, проведенные Центром теоретической и прикладной политологии РАНХиГС, возглавляемым профессором Владимиром Малаховым, едва ли не главным среди отечественных экспертов по проблемам миграции,

большинство наших страхов перед мигрантами не более чем предрассудки. Они сродни кровавым наветам и прочим средневековым суевериям вроде слуха о том, что евреи намеренно распространяют чуму.

«Культурная» Европа охотно верила в это еще совсем недавно. Теперь «новыми евреями» Европы стали мусульмане — расисты и ксенофобы пугают нас арабами.

Меж тем специалистам прекрасно известно, что иммигранты, как правило, более лояльны и законопослушны, чем местные жители. Они ведь куда больше рискуют, идя на преступление. Не только попасть в тюрьму, но и лишиться возможности жить в стране, куда они так стремились попасть и найти новую жизнь. Нет, лучше они лишний раз продемонстрируют преданность своей новой родине. Даром, что выходцы из Центральной Азии носят георгиевские ленточки и поют гимн России, кажется,с куда большим воодушевлением, чем многие россияне по рождению.

Если мигранты и «отнимают» рабочие места, то наименее оплачиваемые и престижные. В Москве, например, страшно сказать, «захватили» все позиции дворников и чернорабочих.

Но если по-честному, сколько москвичей претендовали на эти места? Как человек, родившийся и всю жизнь живущий в Москве, замечу: город наш стал действительно по-европейски чистым только с появлением дворников из Азии, благодаря их труду, а вовсе не нашей чистоплотности.

Если иммигранту удается разбогатеть, то, как правило, за счет немалого труда, преимущественно в собственном бизнесе. Приезд новых людей, таким образом, не забирает существующие рабочие места, а создает новые, попутно развивая малый бизнес и сферу услуг.

Тем более мигранты неспособны нанести какого-либо вреда культуре. Напротив, культурное разнообразие всегда залог успешного развития и прогресса. Что плохого, если в Манчестере существует квартал с индийскими и пакистанскими ресторанами и закусочными, по качеству еды значительно превосходящими совершенно ужасный английский общепит?

Кому в Европе может навредить турецкий чай или кофе по-арабски?

Разве африканские мотивы в музыке и скульптуре не легли в основу современного западного искусства? А буддизм и конфуцианство неужели не часть достояния мировой философской мысли? Все эти вопросы звучат риторически для любого современного мало-мальски образованного человека.

Увы, нам в России никакой из законов разума нынче не писан. Мы ругаем Европу, называем ее фашистской и одновременно осуждаем за то, что она слишком терпима к приезжим. Мы поворачиваемся на восток, но при этом даже не скрываем собственного расизма, боясь и презирая всех, у кого другой разрез глаз, цвет волос и кожи. Да что там, беженцев из соседней, близкой по языку и культуре Украины многие уже воспринимают как нежелательных гостей, которые «коренного» россиянина вконец объедают.

У меня есть одна новость для своих соотечественников, которая кому-то даже может показаться хорошей.

Европейские проблемы нам не грозят, по крайней мере в том, что касается миграции. Просто к нам никто особенно не хочет ехать.

Даже китайцы, заселившие весь мир от Лос-Анджелеса до Венеции и от Финляндии до Африки, к нам не особенно стремятся, так что и на Дальнем Востоке квоты на иммигрантов не выбирают. Во-многом потому, что все давно знают, насколько гостеприимна и радушна стала наша страна, как она умеет дружить с соседями, ближними и дальними, на западе и на востоке.

Современный мир уже невозможно представить без массовой, глобальной миграции. Это, безусловно, проблема, решать которую необходимо на международном уровне. Глупо рассчитывать, что поток иммигрантов можно остановить, отгородившись от них стеной. Можно, конечно, создать в своей стране невыносимые условия, так чтобы в нее никто не захотел приехать. Как в Венесуэле, из «социалистического рая» которой люди теперь бегут даже в соседнюю, далеко не самую благополучную Колумбию.

И у нас в России народ радуется: «Кризис — это хорошо, все мигранты уехали, пробок на дорогах стало меньше». То ли еще будет, дорогие мои.