Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Призрак перестройки

10.06.2015, 08:13

Василий Жарков о фантомных страхах перед новыми гласностью и ускорением

Стоило нескольким авторам из академической среды (в том числе и с моим скромным участием) выпустить небольшой доклад, посвященный 30-летию реформ, начатых Михаилом Горбачевым, и попытаться дать их оценку в контексте современной России, как началась какая-то вакханалия.

Все главные пропагандистские силы страны бросились с пеной у рта доказывать, что никакая перестройка нам не нужна во веки веков, что все, кто предлагает перемены, просто хотят «добить страну», и повторно «сломать хребет» писателю Проханову (один раз, по его собственным словам, это уже произошло), и вообще учинить всякий ужас, народный сход и системный развал.

На Тверской группа неустановленных лиц, регулярно занимающихся любовью к родине за хорошие деньги, вывесила плакат, где Михаил Горбачев и Алексей Кудрин говорят: «России снова нужна перестройка!» и подписью внизу: «Спасибо, нам еще от первой икается!». С чего икается нашим профессионалам и профессионалкам на ниве любви к его превосходительству, судить не берусь, мало ли у кого и отчего на Тверской поутру случается икота. Куда хуже, что одновременно с плакатом появились сообщения об обращении в Минюст с просьбой признать Горбачев-фонд «иностранным агентом». Травля информационная который раз грозит перерасти в юридическое преследование.

Меж тем сами сторонники ценностей перестройки в ее реальное повторение верят мало. Узок круг этих революционеров и страшно далеки они от народа… Не про нас сказано, но в эпоху всем известных 86% звучит опять же архиактуально.

Среднестатистический простой, советский еще, в сущности, человек давно обменял свою личную свободу на безопасность, стабильность и оливье к Новому году.

Сочинения англичанина Локка у нас в школе не изучают, потому российскому человеку неведомо, что свобода и есть первооснова и гарантия всего остального, начиная с личной безопасности и заканчивая количеством денег на счету. Но сейчас не об этом.

Несмотря на все возможные параллели с началом 1980-х, с кануном горбачевских перемен, многое теперь устроено по-другому. Прежний «вечно живой» уклад к нам вернулся, но в модифицированном и, можно сказать, улучшенном виде. Система власти обновилась, стала еще более персоналистской, но гораздо моложе и крепче.

Теперешняя российская элита всего в этой жизни добилась сама в очень жесткой борьбе последних двух десятилетий. Это не доживающие свой век брежневские геронтократы и не романтики-шестидесятники из поколения Горбачева и Яковлева. На месте крушения советской утопии давно нет никакой сверхидеи, желаемого образа общественного блага, какого-нибудь «социализма с человеческим лицом», веры в справедливость и лучшее будущее, как у начавших перестройку «детей XX съезда». Любые нематериальные ценности понимаются исключительно как разводка для наивных «хомячков».

Да, нынче все стало просто, этим и держится. Оценили обстановку, приняли решение, наехали, нагнули, отжали, пошли дальше.

После какие-нибудь красивые, но пустые слова будут сказаны пропагандистами под заказ, не суть важно какие — по ситуации. Главное — если есть ресурс, его надо использовать. Газ и нефть приносят деньги, малый и средний бизнес можно стричь. Идеология не приносит денег, но в век информации может пригодиться ради удержания занятых позиций. И каждый раз пропаганда будет такой, какую подскажет конъюнктура в конкретной ситуации. Пипл хавает «державность», будет вам она. Но надо будет, из супермаркета идей извлекут и перестроечную риторику. Правда, сейчас установка другая — перестроечников мочить, пугая ими и без того затравленное ТВ-ужасами население.

И здесь я готов понять нервную реакцию публицистов из так называемого охранительного лагеря. Да, сегодня начальство взяло на вооружение их державно-патриотическую риторику. Вроде бы они победили, отольются либералам патриотины слезки ельцинских 1990-х вплоть до настоящего лагеря, охраняемого мечтающими об этом охранителями. Так да не так, говоря языком русских сказок. Начальство наше, оно на то и начальство, чтоб никому не подчиняться и никому не давать отчета. Даже самым большим патриотам-консерваторам-государственникам.

Что там решит нынешнее «политбюро» и существует ли оно вообще, тайна за семью печатями «для служебного пользования». А вдруг им завтра придет в голову начать сначала ускорение, ведь экономика медленно, но падает... Потом издать антиалкогольный указ, население-то как спивалось, так и спивается. Потом, поняв, что все равно ничего не получается, пойти дальше, объявить гласность и устроить свободные выборы, для начала не для себя, а для начальников помельче. Перестать делать икону из Сталина. Дальше…

Стоп, дальше не будем продолжать, пожалеем наших охранителей.

Ведь могут же «начать», могут! Начальство у нас суверенное и непредсказуемое, кто знает, что ему завтра захочется.

Впрочем, у меня есть один рецепт для испуганных охранителей, чтоб им хорошо спалось. Рецепт известен, прост и давно успешно опробован многочисленными пользователями. Называется, страшно сказать, контроль гражданского общества над властью. Это когда начальник — какой ужас! — держит отчет перед представителями общества, и теми, кто начальника любит, и теми, кто не очень.

Вот охранители выслуживаются перед начальником, обожают его, из кишок лезут, чтобы денно и нощно это демонстрировать, но дальше людской их все равно не пускают. Брезгуют холопской смердятинкой. Завтра, глядишь, и вовсе прогонят, новых наберут. Как в гареме у султана.

Так надо бы по-другому. Без султанского двора, визирей и гарема, но зато с контролем законодательной власти над исполнительной, судом, независимым ни от чего, кроме закона, со свободной конкуренцией как в экономике, так и в политике. Что еще: свободные выборы, самоуправление на местах, свобода слова. Личная свобода во всем, что не ограничено законом, а ограничивающие законы только там, где они действительно жизненно необходимы. Размечтался? Ну хоть на что-то я здесь еще имею право?!

Кстати, все перечисленное и есть те самые пресловутые ценности перестройки, они же ценности эпохи Просвещения, они же конечная цель всех реформ, в разное время предпринимавшихся в России. Но так и не завершенных.

Второй перестройки действительно быть не может, потому что перестройка не была доведена до результата — построения современного, свободного и развитого общества.

Надо признать, это у нас пока так и не получилось. Потому-то никакой новой перестройки не нужно. Нужно просто вернуться на трудный, но верный путь, который был выбран 30 лет назад, и прийти наконец в ту страну, которой давно заслуживают Россия и ее граждане.