Любовь как полигон

31.12.2017, 10:30

Ирина Ясина о судьбах женщин родом из 90-х

Pixabay

Айгуль не особо любит вспоминать. Детство, школу, взросление, замужество — все теперь кажется таким далеким и вроде даже произошедшим не с ней. Сейчас она работает психологом в школе в небольшом уральском городке, и развести ее на рассказы о себе дело трудное. Но удалось.

Реклама

Семья не просто традиционная, а очень традиционная. Крепкий домострой, где все крутится вокруг отца. Он сам потомок муллы, и хоть в земной жизни коммунист и депутат районного Совета, но дома… Поэтому, когда Айгуль, самая хорошенькая, самая умненькая из пяти его дочерей сказала, что влюбилась в русского, он разбушевался не на шутку. А русский был молоденьким лейтенантом из той военной части, откуда парни ходили на танцы туда же, куда и девчонки из педагогического училища. «Тебе татарских женихов мало?» — вопрошал отец. Но времена были интернационалистические, советские, и Айгуль всерьез была намерена настоять на своем. Бодания с отцом, мамой, которая была на его стороне, сестрами, которые побаивались вмешиваться, да что говорить, со всей большой татарской родней, длились почти два года.

За это время молоденький лейтенант свою службу в городке Айгуль закончил и умотал в свою Москву. С повышением. В Арбатский венный округ, как он шутил, уезжая. Обещания вечной любви и вечной верности были произнесены обеими сторонами.

Прошел еще год. Айгуль страдала. Пошла работать в школу, писала бесконечные письма своему лейтенанту, тосковала и готова была бежать на край света, если бы только он позвал. Про «слушаться отца» Айгуль решила забыть. И он позвал. Бежать из дому, в прямом смысле слова, не пришлось. Все было более-менее по-человечески. Даже денег на дорогу дали. Приехала Айгуль в Москву. Вышла замуж за капитана. Счастье было велико и почти безгранично.

Капитан получил назначение в Астрахань. Айгуль было все равно, куда ехать.

Но конечный пункт назначения при ближайшем рассмотрении оказался адом. Ну, если не совсем адом, то его первым кругом. Молодожены приехали на полигон. Что могла испытывать советская армия на полигоне среди солончаков и пыльных бурь, Айгуль тогда не знала.

Капитан знал, но молчал. Секретность, она же военная тайна. Айгуль, выросшая в традиционной татарской семье, вопросов мужу не задавала, смотрела с почтением и трудности быта выносила стоически. Воду для питья, стирки и прочих житейских надобностей привозили в цистернах. Жара стояла адова. Вода пахла тиной и плесенью. Пить ее можно было только после многократного кипячения. Даже стирать в ней было противно. Муж целыми днями пропадал на службе, а Айгуль преподавала бы историю, к чему была предназначена после училища, да вот только детей в крошечном военном городке не было.

Айгуль забеременела и готовилась к тому, что в ее скучной и размеренной жизни появится огромная радость. Мама собиралась приехать к ней и помогать. Для этого пробили с великими трудами специальное разрешение. Секретность, она же военная тайна.

Ребенок родился мертвым. Поплакала, капитан тоже поплакал. И решили, что у них, конечно, будут еще дети. Ведь они же так молоды.

Но второй ребенок, это была девочка, тоже родился мертвым. Отчаяние своей черной тучей накрыло Айгуль. Муж пропадал на службе. По вечерам он все чаще появлялся дома сильно под градусом.

Айгуль бы и так уехала, сил жить со вкусом соленого песка на языке уже не осталось. Да и капитан все ждал майорских погон, но из-за алкоголизма, уже замеченного начальством, ничего не получил.

Они вернулись в Москву. Все было так же. Только они были другие. Да и времена поменялись. На армию у государства больше не было денег. У него вообще больше не было денег. А потом и государства не стало. Появилось новое. И их жизнь стала новой. Айгуль снова вышла замуж. Уехала с новым мужем на Урал. Получила новое образование. Родила новых детей. Две девочки. А теперь уже трое внуков. Своей жизни с любимым капитаном вспоминать не любит.