Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Смерть дочери

03.12.2017, 10:42

Ирина Ясина о судьбах женщин родом из 90-х

Kathe Kollwitz. 'Praying woman' (1892) Wikimedia Commons
Kathe Kollwitz. 'Praying woman' (1892)

Оказалось совсем неважным, где эта девочка родилась, как росла и какое образование получила. Все у Гали было обычным: детство, кружки, школа, институт. Потом замужество, рождение дочки, развод с мужем. Дочка росла умницей и красавицей, впрочем, на маму была похожа, что называется, как две капли воды. Такая фарфоровая статуэтка, к тому же увлекавшаяся чтением и рукоделием. Так и жили втроем — девочка Катя, ее мама Галина и бабушка.

В семье все старались друг друга беречь, поэтому Катя каждый день, придя из школы, матери звонила. Я дома. А в тот день не позвонила.

Реклама

Другая бы мать подумала, что дочка-старшеклассница где-то загуляла, а эта сразу почувствовала — что-то случилось. Вечером Катя не появилась. Уже ночью Галина в полиции писала заявление о пропаже дочери. Прокуратура возбудила уголовное дело. Через три дня Катю нашли. Не Катю. Катино тело. А еще через неделю нашли того, кто это сделал. Изнасиловал и убил. Подросток, местный, знакомый Кати.

Галина с трудом может вспомнить последовательность своих действий в те дни. Допросы, похороны, снова допросы.

Еще через какое-то время нашли второго подонка. По «биологическому материалу». Он еще раз изнасиловал. Но уже в Белгороде. Гастролер, понимаете.

Первым адвокатом, к которому Галина обратилась, была женщина. Но она отказалась и порекомендовала другого. Старенького дедушку. Но Галина почему-то обрадовалась, решила, что опытный. И соболезнующий, потому что от денег он сразу отказался. Пару раз сопроводил Галину к следователю, а потом начал жаловаться, что аренду платить нечем. Галя заплатила. Начались судебные заседания. Адвокат сидел рядом, иногда делая пометки в жидкой стопке своих бумаг. Галя уговаривала себя, что он служит моральной поддержкой.

Сидеть рядом с клеткой, где она видела так близко этих двух, было невыносимо.

А отец Кати? У него были уважительные причины — то ли болезни, то ли операции. Короче, одна. А дедушка хотя бы нашатырю даст, если что.

Следствие шло около двух лет. Как сама выдержала? Казалось, если она добьется осуждения, то хоть как-то защитит свою дочь. И других, кто мог бы стать следующей жертвой.

Жила механически, ходила на работу, заботилась о маме, кормила Катиных котов.

Начались суды. Первый судья был дядька в очках — толстый, противный. Подсудимые меняли показания. То они признавались в убийстве, то отказывались. Судья был вынужден отправить дело на доследование. А потом оно попало в областной суд. Адвокат туда с Галей уже не поехал. Она была одна. Как перст. Дело снова отправили в городской суд. Через какое-то время Галина узнала, что второй подонок, который «гастролер», повесился в камере. То ли сам, то ли помогли.

В городском суде Галина увидела адвоката обвиняемого и его мать. Стопка бумаг перед тем адвокатом была внушительной. А судья «забыла» продлить срок содержания под стражей. Галя случайно узнала от знакомых в городе, что родители обвиняемого продали квартиру. Дедушка-адвокат, тем временем, укатил на отдых в Евпаторию. Оставались считанные дни до выхода убийцы на свободу.

Галя кинулась к парню-оперативнику, который тогда, в начале, делал всю «грязную» работу. Он был единственным, кто мог ей помочь. Он нашел нового адвоката. Тот был противоположностью дедушке. Денег взял сразу и много, но зато потом вцепился в дело мертвой хваткой. А деньги Галя копила давно на Катин институт. Вот они и пригодились… .

Всего Галина вынесла 35 судебных заседаний. Обвиняемого признали виновным.

«Подарок» ко дню рождения дочери. Приговор Галя вырвала из горла правосудия. Это ее слова.

А дальше? Фирмочка, на которой трудилась Галя, обанкротилась. Галя вышла на пенсию. Устроилась на лето продавцом в магазин игрушек. Говорит, что хорошие люди покупают игрушки. Опять же, старенькая мама, Катины коты. Жизнь на автомате.