Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Девочка из тусовки

13.05.2017, 09:26

Ирина Ясина о судьбах женщин родом из СССР

Wikimedia

Юля — активистка по жизни. Фотографии из детского сада все с открытым ртом – читает стихи. В школе с первых классов поднимала руку и просила отпустить в туалет того, кто сам попросить стеснялся. Даже классную даму критиковала за то, что в параллельном классе кипела более интересная жизнь – конкурсы, театральные постановки и так далее. Потом увлеклась походами — и все эти рюкзаки, костры, байдарки остались с ней на всю жизнь.

Реклама

После школы мама пристроила Юлю в училище, где обучали печатать на машинке с латинской клавиатурой и стенографировать. Ни в мидовское, ни во внешторговское училище Юля не попала, пришлось довольствоваться тем, где учили киномехаников.

Распределилась машинисткой в министерство просвещения, откуда потом сбежала работать машинисткой же, но уже в отделение милиции по месту жительства.

Работать в «структуре» во времена заката социализма было удобно. Звонишь, представляешься, называешь номер отделения и говоришь, что нужно: сыр, мясо, ящик «Арбатского». И подъезжаешь на казенной машине.

Другая сторона Юлиной жизни протекала в широко известном гостиничном комплексе «Измайлово». АБВГДейка – все командировочные знают это место. Дискотеки, фарцовщики – закат социализма здесь тоже чувствовался, но по-своему. Половины тех, с кем проводила время, в живых нет. Скололись, спились. Сгорели, короче.

А еще Юля «снегурила», то есть была Снегурочкой. Поздравляла с Новым годом свое отделение. Замполит был Дедом Морозом. Однако вскоре из милиции Юля ушла. Хотела поступать в юридический, но передумала. В голове ветер. Пошла работать уборщицей. Но в хорошее место. Денег столько же, как в милиции, а работать надо два дня на одной неделе, три – на другой. Плюс «карточки» — в ГУМ, в ЦУМ. То пуховик купит, то финские детские комбинезоны.

Вышла замуж, родила Катю. Ведра таскала и туалеты мыла вплоть до декрета. Вспоминает: я с пузом, а мужики, выходя из сортира, с ней даже не здоровались.

Женой Юля была хорошей – майонез мужу делала домашний, первое, второе и компот. Даже свекровь ее любила.

Но с мужем не сложилось. Собрала ему вещички. Вскоре познакомилась со вторым мужем. Родила Машу. Муж работал барменом. Устроила его по знакомству в компанию, торгующую металлами. Как-то быстро всё пошло на лад. Разъехались с мамой, построили дачу. Но отношения испортились. Развелись.

Горевала сильно. В придачу переходный возраст у старшей дочери. Юля почувствовала, что не справляется. Пошла к психологу. Помог. Поняла, что как за нее мать решала, куда ей идти учиться, так и она своей дочери всю жизнь диктовала правильную, с ее точки зрения, линию. Много всего нового Юля узнала про себя. И если сначала думала о себе как о скошенной траве, то постепенно стала оживать. И пошла учиться.

В институт поступать не решилась. Закончила с красным дипломом педагогический колледж. Особенно ей нравилась психология. Пошла работать в школу учителем материальных технологий. Преподает мальчикам. Раньше бы сказали – учитель труда. Объясняет, как работать с деревом, как с металлами. Таскает на уроки инструменты отца, который любил чеканку. Шестиклассники стучат. Прямо по голове. А еще весенние работы в саду, осенние работы в саду. В одном из классов Юля классный руководитель. Телефон всегда включен – любимая психология пригодилась, помогает решать детские проблемы.

Каждый учительский праздник Юля собирает со всех учителей школы цветы и развозит огромные букеты по московским хосписам. Плюс у нее несколько подопечных детишек – тяжелых инвалидов. К ним она ездит домой. Мастерит что-то вместе с ними. Обсуждает. Ей не лень.