Кто станет новым лидером Франции

Свинцовая закалка

09.04.2017, 10:32

Ирина Ясина о женщинах родом из Советского Союза

Alexey Chernigin/Saatchi Art

Родители Ольги жили в Алма-Ате. Их предки попали туда из разных концов страны: кто из Новосибирской области перекочевал на юг, кто из Москвы, кто из Белоруссии. Короче, в детстве Ольга от одной бабушки до другой ходила пешком.

По распределению после вузов родители оказались в городе Лениногорск, где работали на крупнейшем в стране полиметаллическом комбинате. Свинец, марганец, но тогда ни про экологию, ни про вредные производства никто не задумывался. Природа кругом красивая, горные речки, невысокие горки — весь Восточный Казахстан похож на Алтай как две капли воды. Но

если сейчас Ольга обратится в пенсионный фонд и укажет, сколько лет провела рядом с крупнейшим свинцовым рудником, пенсию ей оформят сразу же, не дожидаясь пресловутых 55.

Ясли, детский сад, работающая допоздна мама — обычное советское детство. Быстро промчалась школа. Куда идти потом? В мечтах Ольга примеряла на себя то профессию криминалиста, то преподавателя музыкальной литературы. В конце концов выбрала юриспруденцию. И поступила в Московский университет. А куда еще с золотой медалью? И будущее казалось Ольге расписанным на долгие годы вперед.

Университет пролетел так же быстро и успешно. Родители звали домой, в Алма-Ату. Хотя националистические митинги в Казахстане уже прошли, тем не менее опасений, что не казашке будет тяжело делать карьеру, у родителей Ольги не было. Хотя зачем она, эта карьера? Вопрос так не стоял. Нужна и все. Советский идеал.

Хотела Ольга преподавать, но не вышло. Понеслись «лихие» девяностые, которые для людей инициативных и не ленивых, с хорошим образованием были интереснейшим временем. Если начать перечислять все Ольгины фирмы, ее клиентов или хотя бы географию ее проектов, то количество знаков, которыми ограничена колонка, сразу же закончится.

Когда возникла мысль о переезде родителей в Москву? Она всегда была, но просто там, в Казахстане, были живы родители родителей. А когда их не стало, Ольга затеяла строительство дома под Москвой. Под эту идею перевезла отца, который вообще ехать первоначально не хотел. Мама работала там, в Казахстане, до 70 лет, но потом все-таки перебралась к единственной дочери.

На сегодняшний день Ольга — типичный представитель мелкого интеллектуального бизнеса. Консультант. Своя фирма, 16 человек занятых. Крутится как белка в колесе. Трудно? Все зависит от экономической ситуации. Если крупный бизнес может сократить инвестиции, уволить часть персонала, просто ужаться, что, конечно, скажется в дальнейшем, но пережить тяжелые времена поможет. А мелкий бизнес, тем более тот, где все затраты — это заработная плата, оказывается в тяжелом положении.

Если три года назад налоги составляли 14,2%, то теперь она платит как все — 30,2.

Единственное, что спасает, — это самый низкий уровень отчислений в фонд социального страхования по травматизму — 0,2%. Какой тебе травматизм в консультировании и сидении у компьютера? А вот строители платят еще 2,6%. Заработную плату сотрудникам стала платить «белую», еще когда налоги были низкие. Было выгодно все показывать. А теперь куда деваться? Все тайное уже давно стало явным. А потом не «решальщики» же мы какие-нибудь, которые что-то куда-то носят…

Так и крутится. Будущее? Читает, думает, ищет какую-нибудь новую идею, с которой было бы интересно работать.

Родители в порядке. Им важна большая семья, с которой все — друзья, сотрудники, соученики — поддерживают связи. Она и Ольгу поддерживает, эта семья. Конечно, хотелось бы больше ясности про перспективу, но родное государство, наоборот, заставляет волноваться.