Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Заметки автора
16.04.2016 2026

Вежливые черти

07.02.2015, 13:47

Алексей Яблоков о звонке на самый низ

Стало нам плохо. Сначала поссорились со всем миром из-за Крыма. Потом из-за Украины. Потом поссорились сами с собой из-за остатков валют. Напоследок, как заговорили о поставках летального оружия из США, из крана вдруг исчезла холодная вода. Только горячая осталась. И в унитазе кипяток. Воду сливаешь — клубится пар, так что вообще непонятно, на каком ты свете.

Мы — плакать, мы — в ДЭЗ звонить. Там трубку не берут. В управу — занято. Звоним в префектуру, отвечает мэрия: «Оставьте сообщение на автоответчик». А куда дальше?

Вокруг — кипяток. Краны раскаленные, пар клубится, война. Танки ревут. Дети плачут.

Снег от этого всего растаял, цветы расцвели и тут же увяли. Трава зазеленела — и сникла. Пыль, смерть.

Собрались мы, стали думать, кому жаловаться? Один говорит: экологам. Другой — Красному Кресту. А третий достает бумажку и говорит: позвоню-ка я в ад.
— То есть куда?
— В ад, в преисподнюю. Не «наверх», а в самый низ, ниже которого уже ничего нет.

Ну, мы говорим, попробуй. Только телефон на громкую связь поставь — интересно же. Сели среди руин, стали звонить.

Представьте, с первого раза дозвонились. Трубку берут сразу. И вежливые, черти.

— Добрый вечер, — приятный такой мужской голос.
Мы говорим, так и так, у нас ад наверху. Пар и пепел.
Они удивляются: не может быть.
— Вы, — говорят, — не шутите?
— Какие тут шутки: война на Украине, мировая война на горизонте, в унитазе кипяток, снег растаял среди зимы!

Слышим — они внизу совещаются.
— У них там что, перегрев наверху?
— Да какой перегрев, просто сети рядом.
— Как рядом? У нас три тысячи лет, как разводка по сетям.
— Да, но мы перекладывали…
— Что вы перекладывали? Вы разве у них перекладывали? У них там, может, обратка пошла?
— Погодите, я посмотрю сейчас. Так и есть! Минутку! Извините, вы там еще? Вы слушаете?
— Да, да, — кричим мы. — Слушаем вас!
— В общем, мы тут проверили — действительно, это у нас там концевик плохо заварен. Мы тут у себя топим, жжем, а концевик не заварили как надо. И у вас поэтому пар и прочее.

Сейчас устраним. На трубочке еще повисите.

Мы висим. А там что-то щелкает, потом вроде как кувалдой по зубилу кто-то бьет и крики, типа «ура!».
— Ну вот, — они говорят, — исправили. Все или еще какие-нибудь претензии?
— Да погодите, — мы говорим, — сейчас проверим.

Смотрим — мать честная! Холодная вода появилась. И такая холодная, что просто руку под ней не удержишь. Окна тут же оледенели. Снег на улице появился. Пушистый, рыхлый. Вслед за этим и танки задом укатились на свои позиции.

Разрушенные дома сами собой собрались, и население в них вернулось.

Главы государств помахали друг другу через океан и по Белым домам разошлись. Нефть ушла так глубоко, что ее и искать перестали. Рубль окреп. И дети стали ходить розовые.

Масленица пришла! Блины едим. С гор катаемся. О плохом не думаем. Спасибо чертям — вовремя на помощь пришли.

Телефон, если что, у того человечка сохранился. Пишите, если надо.