Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Герои с маленькой буквы

03.03.2016, 08:27

Виктория Волошина о том, почему страна не замечает подвигов современников

Антонио Бандерас в роли одного из чилийских шахтеров. Кадр из фильма «33» Alcon Entertainment
Антонио Бандерас в роли одного из чилийских шахтеров. Кадр из фильма «33»

Уже много раз замечено, что поводы для гордости страной нынче черпают все больше в прошлом. И вовсе не потому, что сегодня гордиться совсем уж нечем. Да, состоянием экономики, уровнем жизни и научными достижениями особо не покозыряешь. Но чего у россиян, привыкших выживать в условиях, где даже герой ДиКаприо был бы бессилен, точно не отнимешь — так это примеров бытового и профессионального героизма. Почему же эти современные подвиги совсем не вдохновляют нынешних певцов патриотизма?

Ни фильмов про них не снимают, ни стихов не слагают, ни по ТВ не прославляют...

В прошлом году одной из самых кассовых картин за всю историю кинопроката в Чили стала основанная на реальных событиях драма «33». В 2010 году в результате обвала породы 33 чилийских горняка оказались в ловушке на глубине семисот метров. Сначала спасатели пытались пройти внутрь по вентиляционным шахтам — они оказались завалены. Хотели расчистить завалы тяжелой техникой, но это привело лишь к новым обвалам. Тогда было решено бурить вертикальные скважины с надеждой найти выживших. И это сработало.

Мельчайшие детали длившейся 69 дней спасательной операции, благодаря которой все шахтеры были благополучно подняты на поверхность, долгие недели не сходили с экранов телевизоров и страниц газет. А вскоре было принято решение экранизировать эту потрясающую историю победы человеческого духа и единения нации ради спасения 33 соотечественников.

Одну из главных ролей в ленте — лидера шахтеров, который помогал своим товарищам не пасть духом, — сыграл, кстати, Антонио Бандерас. На презентации картины актеры заявили, что фильм «33» должен помочь улучшить условия опасного и тяжелого труда шахтеров всего мира и, конечно, Чили. В общем, все плакали, а 33 чилийских горняка и их спасатели сегодня — национальные герои.

В современной России аварии на шахтах тоже, к сожалению, не редкость. После последней — в Воркуте, жертвами которой стали 31 горняк и пятеро спасателей, — агентство ТАСС опубликовало данные о крупнейших, по числу жертв, подобных трагедиях начиная с 1992 года. Только в них за четверть века погибли без малого пятьсот человек. Гораздо большее число людей, к счастью, удалось спасти.

Героизма — зачастую вынужденного, конечно, но ведь только так и проявляется истинный характер человека — в каждой из этих драм было хоть отбавляй,

но ни фильма, подобного чилийскому, ни серьезного публицистического разговора об условиях труда горняков при переходе от социализма к капитализму как не было, так, рискну предположить, и не будет.

На федеральных каналах сегодня героями предстают, скорее, чиновники, которые мужественно обещают в кратчайшие сроки выплатить компенсации семьям погибших (сильно сомневаюсь, что Бандерас согласился бы сыграть Дворковича), да руководители «Северной», которые не теряют надежду сохранить шахту с дорогой породой угля, для чего хотят закачать в выработку азот. Во всяком случае, именно в этом подозревают их родные погибших, которых на экраны выпускают строго дозированно, чтобы те в порыве отчаяния не сказали чего лишнего.

И какое патриотическое кино тут снимешь? Как представители Следственного комитета России зачем-то устроили перепалку с главой Коми, призвавшим СК провести «максимально открытое расследование о причинах аварии на шахте «Северная», приведшей к гибели людей»? Даже непонятно, что следователей в этом призыве так сильно оскорбило.

Или как за три дня петиция с требованием поднять на поверхность заживо замурованных в шахте людей — если не живых, так хоть мертвых — собрала больше 120 тысяч подписей? Но про нее вы даже из федеральных новостей ничего не узнаете. В общем, «кина» не будет — в таких обстоятельствах или фальшивка получится, или, если вдруг талантливый режиссер попадется, — скорее «Левиафан в забое». То есть опять с точки зрения официального патриотизма не прославление Родины выйдет, а сплошное очернение.

Недавно в Медногорске наградили 55-летнего пожарного Александра Пименова, который в январе вызволял людей из снежной ловушки на трассе Оренбург — Орск. Ему вручили цветы, благодарственное письмо от мэрии и ценный приз — термос. Почему термос? Ну, видимо, это все, на что нашлись деньги в бюджете...

Как позже выяснилось, и термос-то случайно нашел героя.

С просьбой хоть как-то наградить пожарного обратились к властям спасенные им люди, сожалея, что героизм большинства спасателей не был отмечен даже их начальством. В МЧС тогда тоже спохватились — вручили спасателям награды «За спасение погибавших».

Сотрудник ППС Данил Максудов, который отдал одежду замерзающим и лишился двух пальцев руки от обморожения, получил от губернатора трехкомнатную квартиру. Почему бы не снять по этому сюжету духоподъемный национальный фильм — ведь почти всех спасли. Подозреваю, потому, что и этот сюжет вряд ли получится патриотичным: сначала ведь чуть всех не погубили, когда замерзающие долго пытались дозвониться до того же МЧС, а им говорили: «Сами виноваты — сами и выбирайтесь».

Снять кино про «Курск», чтобы помнили ребят-подводников? Но до сих пор есть большие сомнения, все ли сделали руководители страны и флота для их спасения.

Про «Беслан»? Ведь все погибшие и выжившие в том аду не должны быть забыты никогда. Вот только до сих пор не ясно, кто там герой, а кто злодей, кто отдал приказ о начале штурма, почему и с кем судятся сегодня матери Беслана. Уверена, такой фильм обязательно когда-нибудь будет снят, но сегодня явно не его время.

Про «Норд-Ост», за которым вся страна следила в прямом эфире? Но ответов на неприятные вопросы, почему в театральном центре на Дубровке погибло так много заложников, зачем убили всех террористов и на многие другие, нет и спустя 14 лет после трагедии.

Хотя примеров истинного героизма во всех этих случаях было немало. Но

много ли россиян помнят сегодня, например, полковника Константина Васильева, который первым — в военной форме, со служебным удостоверением — вошел в здание на Дубровке, вступил в переговоры с террористами, предложил себя в заложники в обмен на жизнь других, хотя бы детей?

Его расстреляли — после штурма тело Васильева нашли в подвале.

Но он не стал героем России — ни официально, ни в народной памяти. Зато многие запомнили, что секретным приказом президента звезду Героя получили три генерала ФСБ, руководившие оперативным штабом. Да еще почетными знаками отметили мэра Москвы и депутатов Мосгордумы.

Конечно, при таком раскладе проще вовсе не затевать героизацию — хотя во всем мире люди, рискнувшие своей жизнью ради спасения других, служат образцом нации, укрепляя веру соотечественников в то, что в трудный момент им тоже придут на помощь. Что вокруг — много смелых и отважных людей. Как в США даже дети знают имена пожарных, погибших при крушении башен-близнецов. Ведь именно такими людьми стоит гордиться.

Не только подвигом панфиловцев, которого, судя по военным архивам, никогда не было, или победами дедов, которые, несомненно, заслуживают памяти, но и героизмом их внуков и правнуков — наших современников. Ведь, правда, становится легче дышать, когда узнаешь, как в московском метро двое молодых ребят (один — полицейский, другой — мигрант, как же это символично, но где сценаристы?) бросились спасать упавшую на рельсы женщину прямо перед надвигающимся поездом.

Или как офицер закрыл своим телом гранату, которую бросил под ноги неумелый солдат-срочник, — таких случаев, к чести наших офицеров, немало.

Просто эти настоящие герои редко становятся героями экрана — хорошо, если вообще промелькнут в новостях, — вот мы и не знаем про них ничего.

Социологи «Вышки» недавно попросили студентов трех топовых московских вузов дать определение, кто такой «патриот России». И привести примеры. Там было много показательных ответов — в подавляющем большинстве называли военных полководцев, даже пионеров-героев вспомнили, из современников, кстати, назвали только двоих — Путина и Лаврова. Но один ответ достоин отдельного цитирования. Патриот, сказала одна студентка, «это безымянный солдат, допустим, солдат, который лег на арматуру, чтобы закрыть своим телом. Господи, как это называется, дуло, где вылетают снаряды, и таким образом дать своим товарищам возможность пройти по полю».

Ну, вы поняли — эта девушка, скорее всего, имела в виду подвиг Матросова, который закрыл своим телом амбразуру немецкого дзота. Но меня здесь больше всего резануло слово «безымянный». Безымянный герой, неизвестный солдат, скромный труженик — люди без имен и фамилий — и сегодня, получается, куда полезнее для власти, чем герои с именами. Особенно если они остались в живых. Настоящие герои — отчаянные, смелые, часто безбашенные — для подвига то что надо, но в обычной жизни куда проще с послушно-трусливыми. А то слепишь из него сегодня образец для подражания, а он завтра белую ленточку вдруг нацепит или пойдет правду начальству в лицо говорить. И куда он, такой, поведет за собой народ?

Хотя если мы и станем когда-нибудь великой страной, то в первую очередь благодаря именно тем, кто не боится — ни смерти, ни правды. А вовсе не нынешним «патриотам», пасущимся вокруг бюджета и мужественно защищающим власть от мифических «врагов народа». Но пока это не так, символом страны будут оставаться лишь неработающие севастопольские лифты, в которых исправно звучит российский гимн.