Пенсионный советник

Пытка пошлостью

05.05.2018, 09:12

Дмитрий Воденников о том, как надо соблазнять женщин

Дмитрий Коробейников/РИА «Новости»

Вы знаете, что меня поражает? Что некоторые люди не только не считают зазорным общаться с подонком, но ещё и обижаются, если его так называют. Или с дурой. Тоже нельзя. «Вот это лишнее», — говорят. Не надо. Как-то напрасно, грубо, надо помягче.

Реклама

Ну не надо так не надо. Не будем.

Поговорим о тортах.

Одна моя знакомая рассказала про одну свою приятельницу, которая лет десять тому назад знакомилась на сайтах. А что? Так многие делают. Я даже однажды со своей бывшей подругой писал шутейный роман. Про Ангелину М. Наша выдуманная героиня тоже знакомилась на сайте. Мы сделали даже подложную анкету и собирали типажи.
Но сейчас не о них. Сейчас о сладком.

Приятельница моей знакомой была девушка, видимо, смелая и даже иногда приглашала претендентов к себе домой. (Иначе всю эту историю в ресторане, например, трудно вообразить.) Вот и тут пригласила. Он и пришел.

Жизнь его не то, чтоб побила, но немного как-то молью пообтёрхала. Был он невзрачный, но с военной выправкой. Принес вино и торт.

Сел такой на кухне, ноги в синих джинсах раздвинул, вина выпил, она торт разрезала, он и говорит:

— Я, Анечка, не ищу от жизни одних только удовольствий. Я человек поживший, да и вы, как я погляжу, не девочка.

Подруга подруги Анечка сглотнула слюну.

— Я, если кого выберу, то буду верным и честным. Я на сторону не пойду, всякие глупости другим женщинам предлагать не буду, эротическую козу им строить не стану. Вы кушайте, Анечка, торт, кушайте!

Анечка послушно ложечкой торт зачерпнула (такой дешевый, с черным якобы шоколадом, с мелкою крошкой), но пока не ест.

— А еще я хозяйственный. Если надо, я могу и банки закручивать, и соленья солить, и варенье варить, и пельмени мастрячить. За мной как за каменной стеной!

(— Господи, за что мне это? – подумала Анечка, ковыряя торт. Но еще не ест.)

— Но договориться надо будет сразу «на берегу»! Если решим мы с вами, Анна, попробовать встречаться, то мне нужны гарантии. Никаких других мужиков, и анкету с сайта уберите. И чтобы вы мне были верная!

То есть, ни флера никакого, ни этих «какого вы композитора любите?», ни «если бы вы выбирали, то чай или кофе, кот или собака?». Ни поцелуя хотя бы для проверки чувств. Просто пришел себе корову покупать. И, кажется, эта корова ему подходит. Осталось только вымя пощупать и узнать, какой удой и какое качество молока.

— А любите ли вы Брамса? – пискнула.

— Это к делу не относится! – был ответ. И продолжает: — Ну так скажите, Аня. Вы ко мне со серьезными намерениями? Или так? Поиграть?

И тут Анечка в смятении торт-то зачерпнула и ложечку-то проглотила.

— Господи! Что у вас с лицом?!

– А что у меня с лицом? – спрашивает.

— Да оно ж всё красное!

(«Вот же меня стыд-то как ополоснул, — промелькнуло в голове у Ани. – Что я, неглупая, вроде, баба, не самая некрасивая, сижу тут, ем какое-то невероятное кулинарное фуфло и слушаю нестерпимую бесконечную пошлую чушь».)

И, тем не менее, к зеркалу бросилась.

И – о ужас! – всё ее лицо действительно было красное. Да не от румянца стыда или раскаяния. А реально: всё обсыпано мелкими красными прыщиками. Как при диатезе в детстве или при взрослой аллергии. Вот так от кончика подбородка до корней волос – всё в прыщах.

Собственно, это и была аллергия. Торт-то был дешевый. И шоколад был искусственный. И вся жизнь оказалась глупой и бессмысленной.

… С мужиком этим она распрощалась («у меня редкая болезнь, я заразная»), кларитин выпила, к утру красные прыщики сошли. Но историю она эту запомнила. И потом рассказала своей подруге. А ее подруга мне.

И вот сижу я и думаю. Хорошо, что Анечке еще повезло.

7 мая 1896 года в Америке был казнен первый официально зарегистрированный серийный маньяк Генри Говард Холмс, построивший замок смерти. Отель. Со сложной планировкой, с потайными ходами, тупиками и тайными комнатами, где он по самым скромным подсчетам убил несколько десятков человек. Преимущественно женщин. Убивал в закрытых ящиках, травил газом, потрошил на вивесекторском столе.

Но даже он не додумался до пытки пошлостью. И до такого торта.

А мы теперь живем в современном мире, плаваем в фейсбуке, читаем газетные новости и постоянно жрем этот бесконечный дешевый торт, наливаемся пошлыми жирными прыщами, а назвать дурака или дуру своими именами не можем.

Хотите сладенького?