Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Философский опрос

17.10.2013, 17:12

Игорь Свинаренко поучаствовал в диспуте о судьбах страны

Обсудить судьбы России – милое дело под водку-селедку, чем все мы занимаемся охотно. В частности, под этим «мы» можно понимать и меня с Альфредом Кохом, моим соавтором по книге «Ящик водки». Мы там как раз ровно о том. И вот по следам той книжки, которая на русском вышла уж точно лет десять назад, меня и позвали на дебаты — не в кабак и не на ТВ-шоу какое тупое, но аж в Институт философии Российской академии наук, что на Волхонке. Приглашение показалось мне весьма лестным, и его я, конечно, принял.

Тема была роскошная – «Русские как имперский народ».

Докладчик – мой земляк Сергей Никольский (он из Луганска, а я из Макеевки, все рядом). С окраин империи как раз видней. Сейчас Сергей — замдиректора института по научной работе. Модератор дискуссии – Андрей Новиков-Ланской, тот самый, поэт и публицист.

Какое, казалось бы, дело философам до таких проблем и кто их будет слушать? Однако же Руссо или там Маркс, или, к примеру, Ницше — тоже вроде философы, книжные черви, но, начитавшись их текстов, люди такого натворили, что до сих пор население не может этого всего расхлебать. Не уверен, что тему эту надо раскрывать в форме доклада с последующим обсуждением: пожалуй, все-таки разговор на кухне получается ближе к истине. Тот же Сократ с Платоном прогуливались с учениками и беседовали на ходу, возможно, только потому, что к тому времени ни водка, ни селедка просто не были изобретены. Впрочем, на этой своей версии не настаиваю.

Даже сложные вопросы можно обсуждать без зауми, и докладчик с ходу заговорил по-простому:

«…русские сосредоточились на расширении и укреплении границ своего царства. Для этого, как универсально обрисовывал ситуацию Лев Толстой, на Кавказе «русскими мужиками, обстриженными и одетыми в мундиры и вооруженными ружьями со штыками» убивались тысячи людей, защищавших свою свободу, свои дома и семьи».

Ну вот вам и все Бирюлево вкратце! Притом что доклад был сделан за несколько недель до. Эти убивали тех, а после те вернулись и убивают этих, круговорот веществ в природе. Тоже мне бином Ньютона.

Дальше в докладе можно вычитать научный анализ действий московских ментов. Цитирую философа Никольского:

«…русские игнорировали входившее в византийское наследство римское право. Покоившееся на идее частной собственности и личности как субъекта правоотношений, оно не только не стало, как в Византии, основой имперского универсализма, но, напротив, сделалось угодливой служанкой царской власти».

Я, признаться, не задумывался над этим принципиальным моментом, что за громкими, пафосными разговорами про Третий Рим скрывается простая вещь: мы взяли из Рима всякую поверхностную ерунду, а самым главным как раз пренебрегли! Суть выкинули! То ли смеяться тут, то ли плакать… Гладиаторов мы из Рима взяли, гетер взяли, обжорство, пьянство, дворцовые перевороты и ссылки. И сталинизм взяли. Привычку перепоручать важные дела гастарбайтерам-варварам взяли. А вот право не взяли! Все, что мы сейчас имеем, – это было заложено в фундамент нашего Третьего Рима. Начни рушить фундамент – так, небось, и этажи сложатся, как Печатники в 1999-м. Вот она где собака-то зарыта — под фундаментом Третьего Рима.

Забегая вперед, скажу, что один из выступавших в прениях сильно засомневался, что Третий Рим – это про Москву. Фразу Филофея можно толковать и так, что Третий Рим – это Священная Римская империя, которая вполне себе уже существовала и вряд ли отказывалась от прав наследования. И Филофей, может, хотел сказать, что Россия могла как-то с истинным Третьим Римом сближаться. Никто из участников дебатов тут не рассмеялся: версия вроде показалась всем серьезной.

А нет уважения к частной собственности – пожалуйте: овощебазу решили закрыть и перенести, притом что она ни разу не государева. Это все в развитие темы Ходорковского. И личность не интересна государству нашему — тут даже и примеров не надо. И опять про бедную нашу милицию-полицию, которая не знает, какая имперская орлиная голова в правильную сторону смотрит, а какая — куда не надо:

«…наше общество, привыкшее к царскому или советскому произволу, в том числе и прежде всего в отношении института частной собственности, равно как и к типам хозяйствования и потребления, далеким от рациональности и личной, не зависящей от «господина» выгоды, в массе своей не готово к быстрому переходу на капиталистические основания деятельности. Думаю, что и современная российская власть, преследуя свои конъюнктурные цели, искусственно тормозит движение в этом направлении, подпитывая антикапиталистические настроения населения».

Я не то чтобы растерялся, но сильно проникся этой вот идей про заведомое пренебрежение правом, которое, получается, вошло в кристаллическую решетку народа. То есть выходит, что мы живем в русле тысячелетней русской традиции, которая не прерывалась, как думают некоторые умники? «Кажется, что-то пошло не так» — фраза, стало быть, лживая и не имеющая отношения к истине, и на самом деле все идет так, как надо, единственно возможным путем, что ли? Все идут в ногу, только реформаторы не в ногу. Тут снова цитата из Никольского:

«…если царское самодержавие, в особенности после судебной реформы Александра II, все же начало поворот в направлении законности, то имперский СССР высшим выражением права сделал беззаконие. Начал он, как известно, с провозглашения высшей юридической нормой «пролетарского классового сознания» и «революционной целесообразности».

И реформаторов поправляют, и Александра, и Столыпина — убирают их с дороги, чтоб не мешали этносу идти туда, куда он хочет.

А что вместо права? Вроде же нельзя без него, так? Но если его нет, то какая тогда вместо него предлагается скрепа? Ответ докладчика:

«Насилие как угроза и форма приведения к согласию разных интересов – основной для царской и советской России государственный регулятор… К насилию, однако, с одной стороны, можно привыкнуть или найти способы его минимизировать, а с другой, чтобы быть эффективным, оно должно становиться все более жестоким. Но насилие также еще и наиболее простая, доступная каждому форма «взаимосогласования» отношений и интересов. Поэтому форма эта легко могла стать и стала народной … Насилие поощрялось, а его недостаток властями расценивался как предательство и преследовался. Таким образом, жестокость как норма и средство общения в России стали одним из культивируемых признаков, условием выживания в стране, а позднее сделались важными атрибутами имперского СССР».

Про насилие красиво. Это инструмент (может, и единственный) эффективного менеджера! Ну вот, пожалуйста: кавказец зарезал русского – русские громят овощебазу, чиновники начинают шевелиться и быстро ловят кого надо. Убери насилие – болото русской жизни затянется тиной, и будет непонятно, то ли теплится еще народная жизнь, то ли совсем застыла.

Главный пафос Никольского, которому я благодарен за мощный доклад, как я понял, был такой: империю восстановить невозможно, надо строить национальное – в хорошем смысле этого слова – государство. То есть как бы империю в хорошем смысле слова. Я попросил собравшихся, которые готовы за эту новую империю идти воевать, поднять руки.

Одна рука была мне ответом.

— Ну вот он, момент истины, — подвел я для себя итог дебатов.

Ну а что, все-таки лучше знать правду, чем обманывать себя.

Так куда ж нам плыть? Автор видит вектор:

«Разумно рассудив, что господство над финнами, привыкшими к жизни при собственном парламенте и конституции, обойдется советской власти недешево, от их включения в создаваемую империю он отказался. Но в отношении остальных «окраин» имперская идея проводилась неуклонно».

Вот! Сперва Финляндия, а там прочая Прибалтика с Восточной Европой. Кто следующий? А что, это космический закон: не только Россия — вон вообще вся Вселенная то сжимается, то расширяется. Вот узнай мы, что она со вчерашнего дня в стадии сужения, мы ж не уйдем в запой и депрессию, а жизнерадостно продолжим заниматься своими мелкими глобальными делами в пределах маленькой планеты или вовсе скромной компактной Евразии. Или Таможенного союза, который с Марса и в телескоп не рассмотришь.

P.S. А философов слушать надо. Вот видите, замдиректора института Сергей Никольский предсказал Западное Бирюлево. При случае поинтересуюсь, какие еще идеи есть у него в запасе.