Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Все умрут, и будет правда

19.09.2013, 16:31

Игорь Свинаренко о противоречивых юбилеях

К столетию начала Первой мировой одобрен русский памятник: если кто еще не знает, там центром будет солдатик с Егорием на груди.

Тянули с этим памятником долго. Да и то сказать — затруднительно было бы при Советах отмечать это дело. Как должны были себя вести тогдашние казенные пропагандисты, которые сидели ровно в тех же кабинетах, что и теперешние? Воспевать вступление России в империалистическую войну? Хвалить Ленина, который с самого начала хотел России поражения? И планировал конвертировать ту войну в другую — в гражданскую? Что и сделал при поддержке германского генштаба. И что еще праздновать — бесславный выход из войны и переход в лагерь проигравших, в касту лузеров? Проигрыш тот был и унизительный, и трагикомический особенно на том фоне, что Сербия, из-за которой и разгорелся сыр-бор, когда русских в очередной раз развели на слюнтявку (ах, братьев-православных надо спасать), вошла в ряды победителей (неофициально, но очень изящно и неожиданно, ну вот приблизительно как Франция после следующей мировой) и смогла пожать какие-то плоды победы. Она получила территории, причем нешуточные. Это Срем, Бачка, Баранья, Восточная Славония, Босния и Герцеговина и Восточная Далмация. Приятные приобретения (плюс довоенная Сербия) были трансформированы в Королевство сербов, хорватов и словенцев. Случилось это 1 декабря 1918 года — вспомните, что в России происходило в это время.

В 1929 году это государство было переименовано в Югославию, которая с тех пор стала считаться «королевством южных славян». Короче, по итогам Первой мировой Российская империя рухнула (с промежуточным этапом в виде СССР, это как бы период полураспада), а Сербия увеличила свои территории — так, на глаз, раза в три! Новая счастливая Югославия даже приютила на своей расширенной территории немало русских убогих и нищих, то есть белых офицеров, которые жалкими беженцами бежали со своей потерянной и поруганной родины. И бесплатно учила их в своих университетах, перековывая, грубо говоря, мечи на орала.

Злые языки утверждают, что сербские панслависты это все спланировали заранее, что в рамках своего плана они втянули в войну Россию, рассказав ей романтическую историю про славянское и православное братство — чтоб получить территории. Это, скорее всего, конечно, клевета, приятнее думать, что все получилось случайно и Россия развалилась не для того, чтобы ценой ее гибели была основана Югославия, которая, в свою очередь, тоже развалилась. Лучше считать, что просто так все совпало, голубая чашка разбилась сама собой. Так и хочется дать гневную отповедь тем, кто видит Россию деревенской дурочкой, которую желающие то и дело используют в своих интересах.

В общем, совершенно правильно русские про ту войну молчали, потому что сказать было нечего без того, чтобы не поставить себя в глупое положение.

Но избежать этого совершенно — не удавалось. Война же была. Скороговоркой про нее что-то говорили, куда ж деться. Время обсудить тему подробнее наступило позже, логично было дождаться, когда все участники той странной войны перемрут. Решительно непонятно было, как с ними объясняться и что им задним числом рассказывать про идеалы, за которые те шли помирать, добиваясь поражения России ради счастья будущих поколений. Какая темная и мутная тема! Я лично не взялся бы преподавать историю Первой мировой, ох, не стал бы — и вам не советую.

Сегодня, когда все участники и очевидцы Первой мировой умерли, вроде легко задним числом ту войну начать обсуждать. Вот именно что — вроде. Это только кажется так. А на самом деле потяни за Первую мировую — и вылезут на свет божий ужасные скелеты. Да хоть тот же арендатор Мавзолея, который при жизни прибыл в Россию из логова врага в опломбированном вагоне. Это как если бы, например, маршал Жуков или сам Сталин приехали в 1942 году из ставки фюрера в Москву с целью возглавить Великую Отечественную. Главная же интрига Первой мировой такая: как так дом Романовых рассорился с братским немецким народом, с Вильгельмом, кровной родней, — чтоб в итоге лечь под безродных комиссаров, которые до сих пор подают себя как эффективных менеджеров.

Итак, идет подготовка к столетию империалистической. До начала торжеств еще почти год. А дальше — хуже. Следующий мощный юбилей — 100 лет с 1918-го. Юбилей Красной армии (кстати, куда она делась?) и ВЧК, да и по сути начало гражданской. Это как-то уж совсем зловеще совпадает с датой президентских выборов, которые, будем надеяться, пройдут в мирной обстановке, без гражданской войны — если, конечно, к тому времени сохранится пост президента РФ. И если не будут опять, как у нас любят, отменены выборы — вдруг караул устанет, к примеру.

Если оглянуться назад, то за прошедшие 100 лет честные выборы главы государства проходили в России два или три раза (как считать), это можно списать на случайные всплески и на статистическую погрешность, на природную аномалию типа наводнения на Дальнем Востоке.

Да, нас ждут эти странные удивительные юбилеи. Про которые казенной пропаганде будет говорить еще тяжелее, чем про Беслан.

Впрочем, я не берусь гадать, какая у России будет государственная идеология к первому надвигающемуся славному столетию и уж тем более ко второму. Я даже не знаю, как страна будет называться, при ее-то любви к переименованиям: РФ, РСФСР, Российская империя и т. д.

С наступающими вас юбилеями!