Дорога к хламу

Алена Солнцева о том, как нам обустроить деревенскую помойку

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Когда эпидемия уже началась, но изоляция еще не была объявлена, народ повалил не в Италию, Израиль или Черногорию, а на загородные дачи, у кого где нашлись. В особом дефиците оказались подмосковные благоустроенные – нынче очень многие ищут съемное жилье на лето за приемлемые деньги. Но я лично в Подмосковье проводить лето не люблю, поскольку уж очень оно людное и застроенное, поэтому уехала в дальние края, в заповедную российскую глубинку.

Но у глубинки, знаете ли, есть свои пригорки и ручейки. В прошлом году, когда про коронавирус никто и знать не знал, в стране было решено проводить мусорную реформу. Потому что в больших городах жители стали активно протестовать, когда огромные свалки около жилых районов задымились, и мусорным королям пришлось чесать репу…

В сельских районах, понятно, никакой проблемы не было, все традиционно сваливали мусор за околицей. Время от времени приезжал бульдозер, заваливал мусор землей, а то жители просто находили старую силосную яму и наполняли ее всякой дрянью совершенно бесконтрольно.

Но страна у нас едина и неделима, поэтому и реформу велено было распространить по всему пространству. Муниципальным властям строго наказали завести мусорные баки, подготовить площадки, заключить контракты с перевозчиками, которые должны будут регулярно опорожнять баки и везти мусор на переработку.

Муниципалы, нищие, но послушные, поскребли в бородах и начали обустройство. Около каждого населенного пункта поставили площадку для сбора мусора. Нашли бэушные бетонные плиты для основания, чтобы все было по инструкции – грязные сточные воды, буде они появятся, не попадут в почву. Заказали где-то за Уралом бэушные же баки. Дальше – в нашем лесном краю из горбыля и теса, а в промышленных районах из старых листов металлического профиля — соорудили стенки. Ну и готово.

Теперь можно было к квитанциям по электроэнергии прибавить плату за вывоз мусора.

Народ крякнул, но подчинился. Стали мусор совать в контейнеры. Раз уж платим. От души совали, так что невеликие контейнеры переполняются за один день, а кто их станет каждый день вывозить? Концы-то какие, да и мусоровозы не резиновые. Даже если их опорожнять не в стационарной свалке для ТБО, а в незаконном лесочке по дороге.

Картина сложилась неприглядная – мешки с мусором валялись по несколько дней вокруг площадки, их зверски дербанили все твари, от собак до ворон, вынюхивая съедобное и расшвыривая остальное. А тут еще и коронавирус подоспел, с перчатками, масками, помытыми с мылом упаковками, плюс бутылки, поскольку нервы надо успокаивать, опять же москвичи понаехали в количестве, сильно превышающем обычное население.

Думали, что система захлебнется, но нет. Приезжают раз или даже два в неделю по утрам невидимые миру, но прилежные труженики, опрокидывают баки в кузов, загребают и то, что валяется вокруг. Но не всё, конечно.

Место свалки разрастаются, угрожая превратить всю территорию в одну сплошную помойку.

Вообще-то местные люди к захламлению пространства относятся довольно спокойно – они и бутылки пивные выбрасывают ровно на том месте, где пиво кончилось, и упаковки от чипсов по всем лесам раскидывают. А еще такая есть забава: везет житель пакет с мусором в машине, и вместо того, чтобы терпеть до города, например, где есть ежедневно опорожняемый контейнер, он его в сердцах – раз — и выкидывает из машины в кусты на обочине. Там мы его находим и тащим на помойку. Или не мы, а собаки, лисы, мыши, жуки…

Так что в деревнях стоически отнеслись к тому, что вместо леска ближайшего свалка теперь при въезде. Но не дачники. Дачники сюда приезжают не выживать, а все-таки природой любоваться. А как тут полюбуешься, если мимо окон того и гляди пролетит не дятел или хотя бы дрозд, а пластиковый пакет или упаковка от колбасы.

В общем, в наших краях, где дачники живут довольно кучно, придумали свое решение – надо мусорную площадку огородить со всех сторон, а не только с муниципальных трех.

Начал это общественное движение как всегда один из дачников, московский бизнесмен. Не то чтобы олигарх, но все же человек состоятельный, у него точки и в Москве, и в Иваново, и он много времени проводит в наших краях, любит эти места. Многое он делает по своей воле и своими силами – от борьбы с борщевиком до ремонта дороги.

И вот однажды к магазину, где главная деревенская мусорная площадка, подъехал грузовик и выгрузил огромную клетку – примерно как у птиц в Московском зоопарке. Стенки и крыша металлическая, а дверцы из сетки.

Весь мусор оказался заперт внутри, собаки прогрызть не могут, вид, правда, угрожающий, но зато – чисто.

В соседней деревне за дело взялись местные фермеры, а профинансировал их загадочный, но очень состоятельный сосед, местный Крез, можно сказать. По слухам, из московских чиновников. Его в лицо мало знают, живет за высокой оградой, там у него и бассейн, и бильярд, и водопад. Газ проводили к федеральному музею – так к нему завели сначала. В общем, построили на въезде в деревню мусорный домик – загляденье: солидный, деревянный, просторный, раскрашенный в разные цвета, только что без резных наличников.

Ну а в нашей деревне нет ни одного по-настоящему богатого человека. Так, творческая интеллигенция. Когда в прошлом году площадку мусорную ставили, все обсуждали, куда, в какое место ее приткнуть. Самая старшая наша дачница, у которой дом в самом центре, можно сказать при въезде, решительно возражала, чтобы мусор складывали рядом с ее забором. Решили тогда, что ничего, можем и донести свой мешок пару сотен метров – и площадку в результате соорудили прямо у большой дороги, от домов подальше. Поэтому мусорка оказалась на самом виду, вместо дорожного знака. Ну и вид ее, конечно, смущал, особенно после того, как весной все стали интенсивно жить в карантине и производить разнородные отходы, от памперсов до пузырьков с дезинфекцией.

Есть у нас свой смотрящий. Мы все ему скидываемся на охрану, ну и он договаривается про уборку снега, например, или траву нам косит. Так вот он, по случайному совпадению, оказался самым ближайшим соседом мусорки. Все помои прежде всего к нему летят.

Пришел он на днях ко мне и говорит – надо бы собрать деньги на загородку, вот, мол, я посчитал, нужно примерно столько, я съезжу, закажу сварку, потом поставлю, не бесплатно конечно.

Почему он ко мне пришел? А потому, что у него с половиной жителей нашего маленького комьюнити отношения напряженные. Они его подозревают в рвачестве и завышении расценок. Вот он и решил, что мне с той половиной легче договориться.

А я создала чат. И написала, что вот есть инициатива, надо собрать денег. Народ в целом идею одобрил. Хорошая идея, сказали, но надо бы обсудить, как лучше сделать. Из чего. Нужна ли такая сетка или другая. С крышей или без. И вообще, не стоит ли поднять вопрос о замене баков на выкатные и с крышкой, потому что иначе запах. И нет ли точных расчетов на бумаге, и где чертеж конструкции. Инициатор, почувствовав привычное к себе недоверие, обиделся, хлопнул дверью и из группы вышел. На следующий день сказал, что учредит дежурства, и пусть каждый приходит и убирает вокруг всю пакость граблями.

Я его утешала, объясняла, что так работает демократическая процедура, что люди хотят высказаться, принять участие, а за свои деньги требуют прозрачности, да и ему самому будет спокойней, если он отчитается по каждой операции. И я уверена, что деньги со своей половины деревни соберу, пусть он со своей соберет. Тогда он при мне позвонил своему соседу из местных жителей, и, получив вместо денег порцию рассуждений о мировом устройстве, смирился с неизбежным сотрудничеством с москвичами…

В результате договорились, что если я на своей машине съезжу с ним к изготовителю заказ сделать, тогда за бензин он с общества брать не будет, так и быть. Я, почувствовав ответственность, вывесила в чате строгое сообщение, что, мол, если других предложений нет, сдавайте деньги на это.

Деньги на удивление быстро собрали, на некоторых несогласных соседи надавили слегка, упрекая в отсутствии гражданского самосознания.

Но тут ко мне пришел еще один человек, родственник соседей. Приехал он, как часто делает, в наши края на майские праздники поохотиться, но поскольку охоту запретили, а карантин продлили, тут и завис. Будучи профессиональным строителем на пенсии, он вник в идею постройки ограждения и у него появились новые идеи. Поскольку я к этому времени уже третий день обсуждала конструктивные предложения, терпение мое иссякло, и я послала его к инициатору стройки.

Азартно поругавшись и отведя душу, оба отправились в город за материалом, а потом выяснилось, что гость взял на себя руководство строительством. Следующие два дня он ездил к знакомым за генератором, организовывал привоз бензина, договаривался со сварщиком и часами под дождем мок над его душой, показывая, куда и как приварить петли.

Через два дня в чате появилась фотография новой помойки, сделанная уже при свете фар в ночное время. Сияя металлической сеткой, под металлической же крышей, она полностью защищала мусор от когтей и клювов. Чат замер в восхищении, никто, кажется, и не рассчитывал на такую оперативность. Но в следующий момент общественность уже обсуждала, в какой цвет покрасить доски, и как все-таки купить еще один контейнер. Мы вошли во вкус. Про смету и отчетность никто и не спросил.

Так оно и рождается, местное самоуправление.