Чиновники и дороги: две беды России в одном нацпроекте

17.02.2019, 10:28

Алена Солнцева про русские дороги и чиновников, их строящих

«Если у государства нет дорог — это не государство», — сказал недавно временно исполняющий обязанности главы администрации Липецкой области Игорь Артамонов. Сказал, как отрезал. Хорошо сказал, чеканно. Мне нравится.

Реклама

Чиновники всех регионов обсуждают проект «Безопасные и качественные автомобильные дороги», который из приоритетного стал национальным, сроки его реализации продлили до 2024 года, а объем финансирования государственной программы «Развитие транспортной системы» увеличили в 2,3 раза. Евгений Дитрих, министр транспорта, отчитывается в успешном выполнении прошлых задач и в постановке новых.

Меня, как автомобилиста, который мотается по дорогам центральных регионов и страдает то от ужасного состояния трассы, то от бесконечно длящегося ремонта, этот вопрос очень волнует. Надо, думаю, разобраться, чего мне, рядовому потребителю, от этого нацпроекта ждать. Разобраться оказалось непросто.

Прочла много заметок, в которых говорится о намерениях и планах, о цифрах и количестве участников, стало ясно, что в ближайшее время компания «Автодор» будет жить хорошо.

Общий объем финансирования госпрограммы сейчас 7,75 трлн руб. (в т.ч. на 2018 год — 2,07 трлн руб., на 2019 год — 1,87 трлн руб., на 2020 год — 1,87 трлн руб. и т. д.), но решит ли это проблему с дорогами в целом, так и непонятно.

Что дороги в Росси плохие, это всем известно. И Путин прошлой весной велел навалиться всем миром и их улучшить. Улучшать будут, как я поняла, до 2024 года, чтобы было чем отчитаться в конце очередного срока правления, перед населением, глубинным там или нет, это как получится. Но хорошо чтобы и до глубинки дошло. А то я недавно ехала вдоль Волги, от Кинешмы до Нижнего Новгорода, через Пучеж… Думаю, его так и назвали, потому что дороги там после зимы буквально раздирает, есть даже такой термин «морозное пучение»…

Короче, я же не специалист по дорогам, поэтому, дай думаю, по пунктам поищу, детали всякие, может смогу понять, каким образом к 2024 году, к концу очередного срока, перспективы государства, по крайней мере, в сфере дорог, окажутся блестящими. Уж очень задача масштабная.

У нас в деревне детей в школу возят за 30 км, автобус старенький, а дороги грунтовые, узкие, ямы на дорогах глубокие. За детей страшно.

Ну и просто, вот мы тут с соседями скинулись на отработку (так у нас называют отвалы из котельной, их весной дешево продают), засыпали ямы на дороге к нашим домам, ну еще я кирпичами кое-что засыпала, печь старую сломали, а кирпичи остались. Но это я опять про мелочи, в национальном проекте замах, конечно, совсем иной.

Нет, про ремонт там тоже есть, но есть и нечто грандиозное — создание международного транспортного коридора Европа — Западный Китай протяженностью более 8,4 тыс. км. Обещают, что к 2023 году.

Российский участок нового Великого шелкового пути – всего 2,3 тыс. км, и состоит он из нескольких отрезков. Например, дороги от Москвы до Петербурга. Ее строят и никак не построят, уже не помню сколько лет. Но мой отец еще был жив, когда я ездила к нему в Тверь и стояла по два часа на узких двухрядных перекрестках в Клину, Светлогорске и просто так, в чистом поле, поскольку узкая трасса с плохим покрытием проходила (да и сейчас проходит) внутри населенных пунктов. И пока стояла, мечтала, что вот-вот построят новую современную трассу. Отец умер в 2017-м, дорогу обещали сдать в 2018-м, но теперь сроки перенесли на осень 2019 года. Но тут хотя бы есть на что надеяться.

Центральная кольцевая автомобильная дорога (ЦКАД) — тоже часть этого Великого пути и сроки ее сдачи тоже перенесены с 2018 года аж на конец 2021 года (много скандалов, отставок, запросов в прокуратуру). А вот 729 километров скоростной автомобильной дороги «Москва — Нижний Новгород — Казань» завершить планируется только в 2024 году. И большая часть ее в тумане планов. Так что по поводу трассы Европа — Китай я бы пока не торопилась радоваться.

Но все-таки, скажите мне вы, дороги очень похорошели. Особенно много строится дорог в Ивановской области, например, невероятно хороша дорога от Иваново к Плесу, к Миловке, к резиденции… Но не будем придираться. Это ничего, что вторая часть этой трассы, от Приволжска до поворота на Кинешму, похожа на стиральную доску. Не все сразу.

Вот даже у нас, в Костромской области, после того, как передали трассу Кострома – Шарья в федеральное ведение, всего за два года на месте колдоб да рытвин появилось отличное новое покрытие. Вся область на него молится, только бы оно продержалось. Потому что прежняя новая дорога Островское-Щелыково, которую построили пять лет назад, уже пошла трещинами и разрывами, — ну да, пучит ее.

А постоянный ремонт – который бывает двух видов – во-первых, ремонт ямочный, во-вторых — ремонт картами: снятие слоя асфальта и новая его укладка, это, конечно, хорошо, но если честно, поднадоел. Как ремонт, так перекрытие дороги, пробки, объезды. Мост в Костроме ремонтировали два года, а он у нас один на всю область, так что через Ивановскую ездили, через Владимирскую ездили, все варианты объездов выучили. Хочется уже немного поскучать.

Понятно, что строить дорогу – сложно, но непонятно, почему так дорого, и так долго? И почему так непрочно? На эти вопросы я нашла множество ответов, правда не в бодрых заметках по поводу нацпроекта. А в соцсетях и специальных изданиях. И стало грустно.

Вот, например, в этих прекрасных планах все время говорится о приведении дорог в соответствие с нормативами. К концу 2024 года 50% от общей протяженности региональной дорожной сети страны должно отвечать нормативным требованиям. Бог с ним, с тем, что 50% и после волшебной даты 2024 года не будут ничему отвечать.

Но к нормативам у специалистов много претензий. Поискала я эти нормативы, и буквально на сайте Минтранса, нашла стандарт на плотность грунтовой насыпи основания дороги. Важная, между прочим, вещь. От нее как раз зависит срок сохранности дороги. Так вот, ее последний раз утверждали в 1969 году. МИНТРАССТРОЙ СССР. А как вы думаете, изменились ли с тех пор технологии? Все-таки 50 лет прошло. Теперь заговорили о суперасфальте, у которого срок гарантии до ремонта не 3-4 года, как у нас, все 12 лет, но специалисты МАДИ предостерегают, мол, слишком дорого, нам не по зубам, а потом это в США он хорош, а у нас может и не подойдет?

Если честно, то все водители, с которыми я обсуждала причину того, почему дороги у нас так дороги и плохи, объясняли это однообразно: дорожники воруют. Я не хочу в это верить. Ну, то есть, наверное, воруют, как и везде, но все-таки в этой сфере и контроль ведется, и над прозрачностью работают, цифровизация контроля дорожных фондов должна привести к полностью открытой системе – так обещает нацпроект. Но главное — объяснять все воровством, это слишком просто.

Более убедительным кажется мнение, что вся российская система дорожного строительства никуда не годится, и что, сколько денег в это не вкладывай, толку не будет, пока не изменятся комплексно все условия:

«недоразвитость инфраструктурной базы, отсталые нормы проектирования, не качественная финансовая система, устаревшая строительная техника, плохая логистика, низкая производительность труда, низкий уровень науки и инженерии»…

Ну вот, например, технология укладки дорог – она не совершенствуется, проектировщики предпочитают работать по старинке, иностранные языки не знают, научные журналы не читают. Качество стройматериалов низкое. Производительность труда – тоже, поэтому труд в России получается дорогой по соотношению цена/производительность.

Техника тоже не качественная, ибо качественная стоит дорого, а денег мало. Погода и грунты неблагоприятные, 86% всех грунтов в России с примесью глины или просто глина, они хорошо набирают воду и плохо ее отдают, вода замерзает, дорогу что – правильно, пучит! Это можно решить увеличением чего? Правильно, увеличением плотности насыпи, которую продолжают класть по стандартам 1969 года. Кроме того, система финансирования так неудобна, что для освоения денег подрядчики вынуждены нарушать и те технологические нормативы, которые уже есть, кладут асфальт в снег, например, поскольку средства им выделили поздней осенью, а до конца года их надо освоить.

А ведь есть еще и эксплуатация дорог – я не про федеральные трассы, которые тоже только обещают повсеместно обеспечить весовым контролем, а про обычные региональные дороги, располосованные лесовозами и трейлерами до состояния болота.

Поэтому дело в не деньгах. Их можно выделять до бесконечности, но все они уйдут в бесконечное перестилание полотна. Зато красиво отчитались, километрами отремонтированных, приведенных в соответствие с нормативами. А население уж потом зальет ямки жидким битумом, оно наловчилось уже. К тому же население это довольно редкое, не плотное, экономически беднеющее, к чему ему вообще дороги? Они не окупаются, перевозки по ним не рентабельны, грунтовые дороги в сельской местности постепенно приходят в полную негодность, и населенные пункты вслед за ними сходят с карт. К большинству таких сел теперь не проехать никаким транспортом, разве что на квадрациклах туда пробираются любители экстремальных путешествий.

Может быть, я вовсе не права, и не те статьи читала? Но, честно говоря, если у меня, человека с высшим образованием и навыком поиска в интернете, несколько дней ушло, чтобы составить примерную картину проблемы, то не значит ли это, что опубликованные отчеты и бодрые рапорты никакого ясного и убедительного описания ситуации не дают.

Так что, кажется, национальные проекты с их планов громадьем выгодны только чиновникам, для которых планирование, согласование и отчетность создают большое поле деятельности.

Есть такой фильм, «Мишень», по сценарию Владимира Сорокина, в нем показана антиутопия, в которой Россия будущего живет на доходы от громадной шестиполосной транзитной трассы, идущей из Европы в Китай. Прогнозы Сорокина отлично сбываются, в отличие от обещаний чиновников. Трасса рано или поздно будет построена, по ней помчатся фуры с грузами из Европы в Азию и обратно. Она обеспечит доход тем, кто вложил в нее инвестиции, так что детям нынешних чиновников вполне хватит на беспечное существование. А вокруг трассы будет дикий лес, куда уйдут те, кто не справится ни с растущими налогами, ни с отсутствием социальной помощи. Поселятся вдоль рек, будут на лодках возить шкуры и мед, благо налоговые инспекторы по полному бездорожью к ним не сунутся.

Все-таки, для нормального функционирования экономики нужны не громкие нацпроекты, а совершенно другие способы. И другая заинтересованность. Да и вообще, кажется, хватит надувать щеки и красить кошку под барса.