Пенсионный советник

Обреченность на нищенскую пенсию

19.04.2018, 09:40

Сергей Беляков о том, что будет без комплексного реформирования пенсионной системы

Артем Геодакян/ТАСС

Считается, что в нашей стране прогнозировать что-либо — от погоды до политических решений — задача неблагодарная. Однако бывают моменты, когда вслед за персонажами известного романа братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» можно сказать, что погоды стоят предсказанные.

Реклама

Пример из ближнего кармана — вопрос о повышении пенсионного возраста. Последний год-полтора эксперты единым хором предсказывали, что стоит пройти выборам в марте и неизбежно всплывет тема повышения пенсионного возраста. Причем прогнозы специалистов проходили под мощный аккомпанемент членов правительства, которые утверждали — вопрос этот в Белом доме не обсуждается.

Тем интереснее, что на прошлой неделе тема снова оказалась на пике актуальности после замечания премьера Дмитрия Медведева — пришло время для решения вопроса о повышении пенсионного возраста. Хотя он и оговорился, что предмет сложный и важный, поэтому нужно избежать непродуманных шагов и спешки. Но проблема назрела и нужно уже определяться, отрезал глава правительства.

Заявление премьера было сделано на фоне обнародования части Стратегии Центра стратегических разработок (ЦСР), возглавляемого Алексеем Кудриным. И так сложилось, что когда говорят о программе Кудрина, то в первую очередь вспоминают о предложении повысить пенсионный возраст. Да, такое предложение в стратегии есть — увеличить планку до 63 лет для женщин и 65 лет для мужчин, но оно отнюдь не единственное и не ключевое в отношении реорганизации кризисной пенсионной системы.

Не буду в сотый раз перечислять причины, почему изменение параметров пенсионного возраста назрели, поскольку об этом много и часто говорилось за последние пару лет. Да и уже очевидно, что слова премьера дали старт обсуждениям в Белом доме, которые неизбежно приведут к положительному решению вопроса. Смею предположить даже, что сами по себе дискуссии будут крутиться не вокруг вопроса — надо или не надо повышать? Скорее всего, они перейдут уже в техническую плоскость выбора параметров и деталей.

Ведь уже сейчас понятно, что если ничего не менять, то ни о какой сбалансированности пенсионной системы, ни о каких высоких пенсиях — а такую задачу поставил президент по итогам послания Федеральному собранию — речи вестись не может. Почему?

Несмотря на отступления, причем достаточно существенные, в России продолжает действовать Стратегия долгосрочного развития пенсионной системы до 2030 года, которую правительство утвердило в конце 2012 года. Документ ставил серьезные задачи и предполагал, что коэффициент замещения утраченного заработка должен составить 40% от средней зарплаты и среднего стажа или 2,5-3 прожиточных минимума пенсионера (до 28 тыс. рублей по сегодняшним параметрам).

Не забыли и представителей среднего класса, у которых при существующем порядке уравниловки начисления и выплат персональный коэффициент замещения и вовсе может быть ниже 10%. Людям с доходами выше среднего обещали достойные пенсии за счет развития корпоративных и частных пенсионных систем.

Кроме того, в Стратегию заложили и веру в то, что и сама по себе пенсионная система будет максимально сбалансирована.

С момента принятия документа идет уже шестой год, то есть треть времени, отведенного на выполнение всех задач, истекло. Но что мы видим? Очевидный регресс вместо позитивных сдвигов и прогресса. Например, коэффициент замещения с этого времени упал на 2 п.п. При росте средней начисленной зарплаты по стране на 47% среднемесячная сумма пенсионных выплат без учета единовременно выданных в начале прошлого года пяти рублей составила 1,54 прожиточного минимума, а в 2012 году этот показатель был выше — 1,6.

Еще примеры? Пенсионная система продолжает оставаться дефицитной — недостаток страховых взносов достигает 2,2 трлн рублей или 34% от расходов на оплату страховых пенсий. Причем с июня 2013 года в рамках первого этапа законопроектной работы должно было начаться «стимулирование развития негосударственного пенсионного обеспечения». Но существенных подвижек не произошло. Более того, с 2014 года за счет моратория на пенсионные накопления правительство смогло снизить размер трансферта из бюджета. Но это, как мы видим, проблемы даже сбалансированности не решило. Я уже молчу о долгосрочных задачах повышения уровня жизни людей.

Хорошо, кому-то не нравится повышение пенсионного возраста и другие меры, направленные на повышение уровня жизни как текущих, так и будущих пенсионеров. Давайте ничего не будем делать и что мы получим в итоге? Аналитическая служба АНПФ провела расчеты, как возрастет давление на бюджет ПФР и федеральный, если ничего не менять и при этом постараться выполнить поручение президента повысить уровень жизни пенсионеров и снизить бедность.

Если принять за основу рост пенсий на 7% в год, взносов на индексацию на 4%, то дефицит бюджета к 2024 году приблизится к 2 трлн рублей, к 2030-м — превысит 6 триллионов, а в 2036-м — 11 триллионов. При этом доля финансирования Пенсионного фонда увеличится с 34% до 50% в 2036 году, то есть с 2,2 триллионов подскочит до 5-6 триллионов ежегодно. Почти в 3 раза!

И это при этом рост пенсий будет весьма скромным на величину, которая не позволит хотя бы сколько-нибудь существенно изменить благосостояние пенсионеров.

Еще раз отмечу: как представителям власти, так и обществу нужно понять, что само по себе повышение пенсионного возраста при всей своей сложности, болезненности, — это лишь первый шаг. Тут мы выступаем в качестве догоняющих другие страны, которые эту меру уже внедрили и переходят к новому этапу преобразований.

Автор — президент Ассоциации негосударственных пенсионных фондов (АНПФ).