Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Побыстрее и повыше

О повышении процентных ставок

Мир сейчас переживает драматические времена. Сначала Федеральная резервная система (ФРС или Фед, как ее на жаргоне называют аналитики) трижды повысила процентные ставки, причем последние два раза весьма агрессивно – аж на целых 0,75%, что довольно много для текущей денежно-кредитной политики. Однако потребительская инфляция в США снизилась на символические 0,2%, это с 8,5 до 8,3%. Глава ФРС Джером Пауэлл заявил, что он полон решимости победить инфляцию, несмотря на риски ввергнуть страну в рецессию. Напомню читателю, что формально рецессия, или спад в экономике – отрицательные темпы роста ВВП два квартала подряд. Это уже произошло, хотя Джо Байден и другие чиновники в его администрации пытаются спорить с очевидными фактами и даже предлагают ввести новое определение рецессии. Только дело тут не в дефинициях, а в том, что американская экономика падает уже полгода и пока не видно причин, почему этот процесс будет остановлен.

Знамя ФРС подхватила Кристин Лагард – глава Европейского центрального банка, также подняв процентную ставку на 0,75%. А там и остальные центральные банки мира стали ужесточать денежно-кредитную политику, поднимая процентные ставки. Всего более 70 центральных банков мира повысили ставки. Все эти меры делают кредит более дорогим, что сокращает возможности для развития корпоративного сектора экономики. А ФРС еще и продает со своего баланса облигации коммерческим банкам на сумму 90-95 млрд долларов, чтобы сократить предложение денег.

Отметим, что инфляционные процессы стали проявляться в ходе пандемии в 2020 году – нарушились сложившиеся логистические цепочки поставки товаров, повысились санитарные нормы упаковки продовольственных товаров (подорожал пластик). Торговая война с Китаем, которую объявил Дональд Трамп, привела к росту стоимости морских контейнерных перевозок в четыре раза. Основной объем грузов в международной торговле перевозится именно морем. Затем подорожали строительные материалы: лес, металл, арматура, в частности. Этим не преминули воспользоваться девелоперы, тут же задравшие цены на новостройки (особенно в России).

Далее, фактором инфляции стали антироссийские санкции, навязанные Европе Вашингтоном. Система поставок энергоносителей из России, сложившаяся в течение десятилетий, была сломана. Вместо дешевого российского природного газа, поставляемого по трубопроводам (а это самый дешевый вид транспорта), Евросоюз выбрал поставки сжиженного газа, для приема и использования которого нужно еще построить необходимую инфраструктуру – терминалы для приема судов-газовозов, заводы по регазификации и т.д. Разумеется, во многих странах этого не было и пришлось все создавать заново. А тем временем цены на газ подскочили в 4 (!) раза. Бюджеты многих богатых стран Европы затрещали – надо ведь как-то компенсировать населению резко выросшие расходы на отопление, готовку еды, автомобильное топливо и т.д. Но многие страны еще от ковида не оправились.

Поэтому к энергетическому кризису прибавился кризис промышленный и долговой.

Многие энергоемкие производства в Европе стали закрываться, другие – под угрозой закрытия или резкого сокращения. Так известная германская фирма BASF, выпускавшая фото- и кинопленку, магнитные носители и т.д., оказалась на грани закрытия. Многие стекольные, керамические фабрики в Германии, Италии и других странах Европы также под угрозой банкротства. Заговорили даже о «деиндустриализации» Германии и других государств ЕС. По крайней мере, их может спасти перенос в США, где есть нефть и газ, которые они еще и импортируют.

Чиновники Евросоюза недавно собирались принять новый пакет антироссийских санкций, включавший предельную цену на импорт российской нефти и газа. Не приняли – кворума не хватило, да и здравого смысла тоже. Как вы установите порог цен на нефть, рынок которой достаточно волатилен? Пересматривать его каждый день?

А ведь можно использовать еще и опыт Ирана ухода от санкций – смешивать российскую нефть с другой прямо в танкерах в открытом море. Как тут быть поставить надсмотрщика у каждого танкера? Да и потом, если российские нефтяные компании не будут получать достаточно прибыли, чтобы развивать и обустраивать новые скважины, они просто сократят добычу нефти. При существующем дефиците ее предложения на мировом рынке, можно ожидать, что прогнозы аналитиков инвестиционного банка Goldman Sachs по цене на нефть в конце 2022 – начале 2023 гг. 125 долларов за за бочку смеси Brent кажутся более чем скромными. А есть и более смелые оценки – 250 и более долларов за баррель.

Топливо внесло свой вклад в формирование инфляционный процессов, так как оно входит в стоимость доставки любого товара. А что же ФРС США? Она использует уже давно устаревший инструментарий денежно-кредитной политики, пытаясь победить инфляцию любой ценой.

Недавно агентство Bloomberg опубликовало интересную статью под названием «Прошлые кризисы хранят секреты преодоления будущих рецессий». Главная мысль статьи – Федеральная резервная система потеряла контроль над инфляцией и ценой восстановления контроля может стать рецессия. Однако рецессия вместе с высокими темпами инфляции экономисты называют стагфляцией. Стагфляция 2.0, так как это США уже пережили в 1970-х. Вспомним, что предшествовало этим явлениям. 1971 год – отказ США от Бреттон-Вудской денежной системы, которую сами США и предложили европейцам. Ослабленным после войны странам Европы они предложили отказаться от золотого стандарта – обмена бумажных денег на золото. Вместо этого они предложили т.н. «золотовалютный стандарт» – вы, мол, меняйте свои обесценившиеся валюты на наш крепкий доллар, а уж мы обменяем его на золотые слитки. Вся эта иллюзия длилась до 1971 года, когда у США не хватило золота обменять жалкие 29 млрд долларов, ходивших по Европе, не говоря о тех долларах, которые обращались в самих Штатах. Следствием стала резкая девальвация доллара и взлет цен на золото до 2500 в сегодняшних ценах. Затем война во Вьетнаме. Все это привело к огромной инфляции, доходившей до 20 и более процентов при стагнации экономики. Бывший в то время руководитель ФРС в 1979 году заявил, «что общество не желает принимать боль, необходимую для сдерживания инфляции, что делает невозможным для ФРС выполнение своей задачи», и покинул пост.

Главой Феда был назначен молодой Пол Волкер, объявившей о радикальном изменении политики ФРС – ставки поднимались до 20%! Что такое кредит для предприятий по ставке 20% и выше? Во все века это называлось ростовщичеством и за это сжигали на кострах. Ценой такого шага стала глубокая рецессия, миллионы людей остались без работы и были готовы работать за тарелку супа, как во времена Великой депрессии 1929-1933 гг., которую, кстати, можно было бы избежать, но ФРС предпочла не тратить деньги, считая, что это невозможно.

Но после решительных действий Пола Волкера, после горя и страданий, инфляция была взята под контроль – экономика несколько десятилетий развивалась стабильно и с низкими темпами инфляции. Волкер покинул ФРС в 1990 году, но потом сыграл важную роль по ликвидации последствий кризиса 2008 года. Он предложил рассекретить деятельность хедж-фондов, оперирующих миллиардами долларов, но при этом не раскрывавших информацию Комиссии по ценным бумагам и биржам. Они не были открытыми акционерными обществами (а именно LLC – Limited Liability Company), да к тому же зарегистрированными в офшорных зонах, и могли проводить очень рискованные сделки, иногда получая доходность до 100% годовых, а иногда – разоряясь. История знает немало таких случаев: хедж-фонд LTCM, в числе учредителей которого было два нобелевских лауреата по экономике, наоткрывал рискованных позиций с плечом на 125 млрд долларов, имея собственный капитал всего лишь 5 млрд. Чтобы не вызвать кризис на финансовом рынке, Минфин США в месте с Комиссией по ценным бумагам провели переговоры с кредиторами фонда, что организованно и без паники списать его убытки. Так вот именно в 2009 году Волкер предложил, чтобы любой финансовый институт, независимо от регистрации и формы собственности, владеющий активами на 50 млн долларов, был обязан раскрывать информацию о своей деятельности.

Складывается впечатление, что Джером Пауэлл хочет повторить подвиги Волкера. Иными словами, он хочет победить инфляцию даже ценой депрессии, глубокого спада. По оценкам Bloomberg Economics, он поднимет учетную ставку к концу текущего года до 4,4%, а к концу 2023 года – до 5%.

Известный американский экономист, предсказавший кризис на рынке недвижимости США в 2008 года Нуриэль Рубини считает, что при ставке ФРС в 4% в конце этого года рынок акций может обвалиться на 20-40%. Его мнение поддерживает другой экономист, основатель хедж-фонда Bridgewater Associates Рэй Далио. Их логика вполне очевидна, если уже сейчас доходность по 10-летним казначейским облигациям США достигает 4% (а это считается безрисковой доходностью) инвесторы сбрасывают дешевеющие акции и покупают облигации. При повышении процентных ставок растет и американский доллар. Индекс доллара, взвешенный к корзине шести основных валют (евро, франк, йена и т.д.) в моменте превышал 114 пунктов! Это приводит к снижению цен всех товаров, номинированных в долларах США. Снижается даже золото – традиционный актив-убежище для инвесторов во времена высокой инфляции.

Всех волнует вопрос – как долго продлится рецессия на мировых рынках? Рубини, которого за его мрачные прогнозы называют «доктор Судьба», считает, что она будет «долгой и уродливой» и продлится как минимум весь 2023 год. Он также предлагает принять во внимание гигантские долги, накопленные США и странами Европы. В своей книге «Мегаугрозы» он выделяет 11 факторов, которые могут снизить потенциальный рост экономики. В их числе: деглобализация мировой экономии и переход к блоковой модели, перенос производства из Китая и Азии в Европу и США, старение населения в развитых странах, миграционные ограничения из-за повторяющихся пандемий, глобальные изменения климата, разрыв отношений между США и Китаем.

Долговой кризис угрожает и развитым странам Европы. Государственные облигации Германии, локомотива ЕС, вызывают сомнения в их надежности, что отразилось в росте CDS (страховок от дефолта). Напомню читателям, что в 2011 году для спасения от дефолта по облигациям маленькой Греции с населением 8-10 млн человек ЕС и МВФ выдали беспрецедентных размеров кредит в 360 млрд евро! А сколько нужно денег для спасения от долгового кризиса всего Евросоюза и где их взять?

Не хотел бы выступать в роли мрачного прорицателя, но, полагаю, нам нужно подготовиться к длительному периоду глубокой рецессии и высоких темпов инфляции.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть