column
Слушать новости

На квасе или на кефире?

О кровавых битвах в соцсетях

Публицист

Поставила абсолютно бесчеловечный эксперимент над собой и окружающим миром. Выложила на своей странице в Facebook фотографию тарелки окрошки с единственной короткой подписью: «На квасе».

Получила шесть сотен комментариев, среди которых два десятка проклятий, с десяток оценочных характеристик моих родственников до седьмого колена, пара сотен рецептов — на квасе, на айране, на тане, на минералке, на прокисшем козьем молоке. Встречались совсем дикие гастрономические комбинации, которые и повторять неловко. Некоторых пользователей мысль увела в русско-украинский конфликт, других – в древнюю историю. Садилось солнце, строились и рушились империи, люди рождались и умирали. Я доела окрошку, русский человек на басурманской платформе продолжал свой кровавый бой за правильность ингредиентов и незыблемость традиций.

Кажется, ни один мой материал не вызывал столь бурного отклика – ни про Донбасс, ни про догхантеров, ни про либерально-патриотические стычки. Я начала вспоминать самые страшные баталии, виденные мной в интернете. Сине-черное или бело-золотое (про платье, был несколько лет назад в Facebook такой тест – какие цвета, мол, видите на картинке?). Тогда вся лента тоже буквально сошла с ума и билась до последнего патрона. Борщ! Русский или украинский? – вопрос, бесконечно волнующий сердца пользователей. Также в моем личном топе такие важные темы, как: крестиком или гладью (знали бы вы, что творится на форумах женского рукоделия, заглянешь – выйдешь в кровавых бинтах), Fender или Gibson (это про гитары, не спрашивайте) и рецепт оливье. Судя по температуре и продолжительности дискуссий, набившее оскомину: «Крым чей?» – не входит даже в первый десяток горячих тем.

А все почему?

Любой человек может эмоционально реагировать на абстракцию. Политические конфликты, например, для большинства пользователей все же абстракция, если человек не находится непосредственно в зоне боевых действий. Но реакция эта все равно уступит той, которая появляется, когда речь идет о личном опыте.

Вот, допустим, пользователя Василия бабушка с детства кормила окрошкой. Дача, солнышко, покосившийся забор, запах редиски и укропа. Хлебный квас в тарелке. Пользователь Василий вырастает, проходят десятилетия, и тут вдруг узнает из Facebook, что правильно-то, оказывается, на кефире!
– Еще древляне, – пишет Иван в комментариях, – так готовили.
– И древние укры в период постройки египетских пирамид, – добавляет Miкола Протестный.
Пользователь Василий реагирует на подобную информацию, как протопоп Аввакум на реформы патриарха Никона – что, стало быть, отцы мои неправильно ели?! Я неправильно ем?! Да я вам сейчас покажу!
В это самое время пользователь Иван испытывает схожие чувства. Только в его памяти иная картинка. Например, кухня хрущевки, залитая солнечным светом, бубнящее радио, мама в халате и кефир в тарелке.

Для обоих спор об окрошке – не спор об окрошке, конечно. И даже не спор о гастрономии в целом. А отстаивание верности, правильности собственного вербального опыта. Я это пережил, я так привык – значит, так правильно. Из серии – кому ты веришь: своим бесстыжим глазам или Василию из интернета.

Когда речь идет о жизненном, близком, бытовом, все абстрактные аргументы – исторические, логические – отходят на второй план.

Человек не рефлексирует собственные эмоции. Например, домохозяйка Ирочка вовсе не ела в детстве окрошки, но, выйдя замуж, прочла двести кулинарных справочников и выработала собственный рецепт – за него-то она и ляжет костьми в любом споре. Потому что речь идет о ее, Ирочки, личном опыте, и признать его неверным – все равно что сдаться противнику в гражданской войне.

Возникает, конечно, закономерный вопрос – так почему же люди с таким сладострастием спорят о вкусах?

На вопрос, как и на все почти главные русские вопросы, отвечает наше все:

Есть упоение в бою,
И бездны мрачной на краю,
И в разъяренном океане,
Средь грозных волн и бурной тьмы,
И в аравийском урагане,
И в дуновении Чумы.

Или, как говорил небезызвестный герой «Трех мушкетеров» Портос: «Дерусь… потому что я дерусь!»

Спорят – потому что спорят. Есть упоение в бою.
И да, конечно – борщ русский, Fender лучше Gibson, крестиком и на квасе. На квасе!

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости