Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Кредит на ковид

Павел Самиев о плюсах и минусах кредитного бума эпохи пандемии

Прослушать новость
Остановить прослушивание

На фоне продолжающейся пандемии коронавируса россияне активно набирают кредиты и множат долги, даже несмотря на ужесточение условий их выдачи кредитными организациями. Чем это грозит людям и банкам? Стоит ли брать кредиты, в том числе ипотеку в такой ситуации.

В сентябре был побит абсолютный рекорд объема розничных кредитов: российские банки выдали 1,1 трлн рублей физическим лицам. Правда, половина этих выдач пришлась на ипотеку, и только благодаря ей состоялся этот рекорд. Остальные виды розничного кредитования не показали столь мощную динамику: выдачи кредитов наличными сократились на 1,3% по сравнению с августом, автокредитов — на 1,7%, а POS-кредитов — почти на 4%. Ипотека прежде всего благодаря государственной программе поддержки со ставкой в 6,5%, которая, кстати, только что постановлением правительства продлена до 1 июля 2021 года, выросла на 23%.

В любом случае после небольшого периода «заморозки» весной этого года уже начиная с июня розничное кредитование быстро начало восстанавливаться. Способствовали этому и дальнейшее падение ставок кредитования вслед за снижением ключевой ставки, и отложенный спрос, и конечно же снижение доходов населения.

Сложилась достаточно уникальная для России ситуация: фондирование банков стало дешевым как никогда; избыточная ликвидность позволяла наращивать кредитование, не только восстанавливая «докризисные» объемы, но и превышая их; а для заемщиков кредиты стали гораздо доступнее.

Причем на фоне давления на доходы спрос на потребительские, в том числе короткие нецелевые кредиты всегда растет быстро: ведь люди стремятся поддерживать уровень потребления, а если это не позволяют текущие доходы – то за счет будущего. Некоторую часть этого повышенного спроса у банков перехватили микрофинансовые организации, но на самом деле не очень большую.

В то же время банки на фоне пандемии ужесточили требования к заемщикам: многие из тех, кому кредиты еще год назад были бы одобрены, в этом году получали отказы. Уровень одобрений кредитных заявок упал до минимума за много лет: в разных видах розничного кредитования в этом году он варьировался от 15 до 30%, и это существенно ниже, чем годом ранее.

Рост выдач кредитов после весеннего периода ограничений происходил на фоне все более консервативного риск-менеджмента банков. К этому последовательно подталкивал и Банк России: еще год назад поменялись и режим резервирования по розничным кредитам для заемщиков с высокой долговой нагрузкой, и требования к ипотечным кредитам с минимальным или нулевым первоначальным взносом.

Выходит, еще до пандемии рынок и регулятор подготовились к потенциальному повышению рисков, чтобы не допустить роста просрочки?

По данным Банка России, на 1 сентября этого года просрочка свыше 90 дней тоже побила рекордный уровень в 1 трлн рублей. За первые восемь месяцев с начала года она выросла более чем на 29%, в то время как общий объем портфеля потребительских кредитов увеличился лишь на 8%. То есть даже более консервативные требования не спасают от ускоренного роста плохого портфеля.

Но не все показатели выглядят столь пугающе. Прирост не абсолютных значений, а доли просрочки начала года составил менее 1 процентного пункта ( с 4,5% до 5,4%). А банки пока еще и пользуются регулятивными послаблениями: только к середине 2021 года им необходимо будет создать полный объем резервов.

Есть еще и скрытые проблемы. Государственные и собственные банковские программы кредитных каникул и реструктуризаций кредитов – очень важный фактор социальной стабилизации в такой сложный период, возможность передышки для тех, кто потерял в доходах, испытывает проблемы с работой или своим бизнесом. С другой стороны, это инструмент вуалирования проблемных долгов. Не то чтобы банки очень хотели это скрывать – все-таки рано или поздно плохие кредиты выйдут на поверхность. Но все-таки кредитные каникулы не всегда оборачиваются невозвратами, значимая часть таких заемщиков восстанавливают свое финансовое положение и могут далее обслуживать кредиты.

По данным ЦБ, банки за март-сентябрь 2020 года реструктурировали свыше 1,5 млн кредитных договоров с физлицами на общую сумму почти 800 млрд рублей. И даже если мы предположим, что почти весь этот объем в итоге станет просрочкой, ее доля в кредитном портфеле российских банков по-прежнему будет меньше пиковых уровней 2015-2016 годов. Тогда максимальные значения были более 11% розничного портфеля.

Что можно посоветовать заемщикам и каков прогноз по динамике кредитования и уровня проблемных кредитов?

Пока более вероятно дальнейшее снижение ставок по ипотечному кредитованию наряду с ростом выдач прежде всего льготной ипотеки. Причем просрочка там не превысит 2% от портфеля и по итогам года. Тем потенциальным заемщикам, которые уже накопили достаточный первоначальный взнос и подыскали соответствующий объект недвижимости, можно посоветовать в ближайшее время «ловить момент», поскольку стоимость квадратного метра в новостройках продолжает расти. И, по всей видимости, будет расти и в следующем году, а вот падение ставок уже происходит не такими темпами, как раньше. Удачное время и для кредитных карт: банки активно предлагают хорошие условия заемщикам, ставки на историческом минимуме, а просрочка в этом сегменте почти не растет. В других же сегментах розничного кредитования банки будут сохранять консервативный подход к выдачам, а ставки вероятно перестанут снижаться.

Ключевой показатель – это конечно же уровень долговой нагрузи – объем кредитов к месячным доходам, а также число взятых и обслуживаемых кредитов на заемщика и на его семью. На эти параметры обращают внимание банки, регулятор, и именно это следует всегда рассчитывать и самим заемщикам. С кредитами важно соблюдать меру и помнить, что просрочка – это проблема и головная боль не только банка, но и самого заемщика.