Мосгордума: бомбить или не бомбить

26.09.2019, 08:11

Валерий Соловей о том, стоит ли ожидать от столичного парламента разоблачений

Сколько копий было поломано за Мосгордуму! Предвыборная кампания напоминала едва ли не триллер. Теперь, когда эта волна схлынула, по хорошему-то надо ждать сиквела. Как эта Мосгордума будет работать или не работать — вот в чем вопрос. И он в избирательной суете как-то не поднимался.

Прошлый состав Мосгордумы никому ничем особенным не запомнился по простой причине. Чтобы вы запомнились, надо производить какие-то действия — причем действия не вроде регулярного приема граждан (что, впрочем, неплохо, но работает только на избирателей вашего округа). Чтобы вас запомнили в общегородском масштабе, надо производить громкие новости, генерировать яркие информационные поводы.

Когда Мосгордума была почти сплошь сформирована из единороссов, никаких подобных активностей не было, да и быть не могло. «Тихий» статус-кво их более чем удовлетворял. Нас забыли? Прекрасно!

Стоит обратить внимание, что даже сам регламент, который предусматривает проведение заседаний всего раз в месяц, не очень располагает к превращению Мосгордумы в постоянно действующий инструмент. Правда, есть постоянно действующие комиссии. Но в любом случае основной вопрос — как этот инструмент будет использоваться. Это как самолет: он может доставлять пассажиров и грузы, может бомбить, а может просто стоять на приколе в ангаре — все зависит от цели.

Тем не менее, возможность превращения столичного парламента в «место для дискуссий» и даже больше существует — и она зависит исключительно от депутатов.

Если в МГД находятся, условно, два-три возбудителя спокойствия – будь то яблочники, коммунисты или эсеры — то с помощью статуса депутата Мосгордумы они могут привлекать внимание средств массовой информации, получать служебные документы, постоянно инициировать важные информационные поводы, организовывать гражданские акции. Если они хотят подготовиться к думским выборам 2021 года, получить известность, то именно этим им и стоит заниматься.

Правда, пока что попыток к реализации своего статуса никто еще не предпринимал. Никаких оппозиционных волн или даже мелкой ряби в Мосгордуме не пошло, кроме того, что несколько человек подписали письмо в поддержку политзаключенных. Я вовсе не уверен, что оппозиционный фронт сложится: не факт, что все, кто относит себя к антиединороссовской фракции, будут едины в существенных вопросах. Посмотрим, что будет дальше.

Кроме того, надо понимать, что цель «умного голосования», с точки зрения оппозиции, состояла не в том, чтобы изменить содержание Думы и внести в эту Думу осмысленность, новую стратегию, а в том, чтобы ослабить единороссов. То есть продемонстрировать технические возможности «умного голосования». Это было голосование «против», а не позитивное голосование. То есть пока остается неясным, пожалуй, главный вопрос — каково позитивное содержание в Мосгордуме? О нем в момент кампании никто особо не думал.

Да и, признаемся честно, москвичи в своей массе не очень знают, на что способна Мосгордума и какие у нее полномочия. Соответственно, москвичи от нее ничего и не ожидают.

Но запрос на работу, на информацию, которую могут выудить депутаты, в обществе есть! Этот запрос может быть и не сформулирован ясно, но в целом — это контроль за бюджетом и его распределением. Очевиден общественный запрос на то, чтобы перейти от так называемого «обустройства публичных пространств» в пользу улучшения здравоохранения и образования.

Контроля за наполнением бюджета у Мосгордумы нет, хотя у российской столицы бюджет огромный — больше многих европейских столиц, в том числе Парижа. Но МГД может ставить вопросы, разъяснять, буквально разжевывать ситуацию людям, у которых нет ощущения связи между налогами, которые они платят, и услугами, которые им предоставляют.

Я думаю, что если этим заниматься систематически, можно добиться ощутимого успеха. Нужно просто показывать, на что идут деньги.

Вам нравится, что десятки и сотни миллиардов уходят на перекладку бордюров? Или вы бы предпочли, чтобы эти деньги ушли на здравоохранение и образование? Такая подача работы депутата окажется выигрышной, ведь даже если Мосгордума реально не влияет на бюджет, она может сделать его более прозрачным.

Депутаты же заинтересованы в рекламе своей активности? Предполагаем, что да. Даже в случае блокады в официальных СМИ можно успешно подавать информацию в соцсетях, особенно если она выдержана в сенсационной манере. А уж если опубличить декларации чиновников (закопанные в дальних углах официальных сайтов), которые отвечают за определенные статьи бюджета, да еще сопоставить их расходы — это будет бомба.

Так что даже в «месте не для дискуссий» можно сделать многое, а можно не сделать ничего и влачить незаметное существование. Выбор есть. И он зависит исключительно от самих свежеиспеченных депутатов — их амбиций, их взглядов, их совести.