Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Жрецы допинга

21.07.2016, 08:59

Семен Новопрудский о том, почему миру уже не вернуться к «чистому спорту»

Кадр из фильма «Олимпия» (1938) Olympia Film GmbH
Кадр из фильма «Олимпия» (1938)

«Это чистая политика»… «У них нет никаких доказательств»… «Нельзя наказывать «чистых» спортсменов»… «Они ничего не расследовали, поверив человеку со скандальной репутацией»... Речь о бежавшем в США после двух подряд странных смертей крупных чиновников Российского антидопингового агентства, бывшем главе Московской антидопинговой лаборатории Григории Родченкове. Во время Олимпиады в Сочи его скандальная репутация российскую власть почему-то не смущала, как и заведенное на него еще в 2012 году уголовное дело, в итоге прекращенное, а потом заведенное снова.

Так у нас отреагировали на выводы доклада независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства, согласно которому в России с 2011 года по август 2015-го действовала государственная система сокрытия массового употребления допинга с участием Министерства спорта и ФСБ. В официальном заявлении российского президента по этому докладу говорится также о рецидиве вмешательства политики с целью «сделать спорт инструментом геополитического давления, формирования негативного образа стран и народов».

Содержательная ущербность такой нашей реакции даже не в том, что для проверки или опровержения подобных обвинений в сегодняшней России физически невозможно собрать доказательства. Просто потому, что их никто не даст. А в допинг-пробах, хранящихся за пределами России, доказательства содержатся, и они обнародованы.

Но проблема даже не в том, что российские власти вряд ли сделают все возможное для установления истины в этом допинговом скандале вселенского масштаба. Проблема в том, что не нам списывать подобные обвинения на политические происки врагов — вмешательство политики в спорт в самой России давно достигло грандиозных масштабов. Даже несмотря на то, что чистота самого спорта высших достижений в мире в его нынешнем состоянии вызывает большие сомнения. Он несвободен как от допинга, так и от политики.

Жажда политического триумфа любой ценой порой оборачивается позором без всякого допинга. Весь спортивный мир потешался над тем, как Россия выставила на Универсиаду-2013 в Казани против студентов из других стран фактически олимпийский состав, причем многих участников просто приписывали к вузам прямо перед стартами.

В итоге на домашней Универсиаде Россия завоевала «астрономические» 292 медали, в том числе 155 золотых. У второго по этому показателю Китая было всего 26 золотых медалей. Что это было, как не высшее проявление политического тщеславия?

Олимпиада в Сочи в этом смысле, при всех ее организационных достоинствах, изначально была задумана такой же ярмаркой государственного тщеславия. Нам мало было провести первые зимние Игры в субтропиках, сделав их самыми дорогими в истории, даже дороже куда более массовых и потому требующих больших затрат летних. Нам надо было во что бы то ни стало выиграть их в неофициальном командном зачете, вопреки всем предварительным раскладам.

Только в двух видах спорта — легкой и тяжелой атлетике — количество названных в докладе комиссии Макларена случаев несанкционированного вскрытия допинг-проб российских атлетов превышает 100 в каждом. Всего в докладе фигурируют 643 такие пробы с раскладом по видам спорта. У нас же раздавали ордена руководству «великого» мордовского Центра олимпийской подготовки по спортивной ходьбе в Саранске.

30 января 2015 года свой орден Дружбы в торжественной обстановке получил и Григорий Родченков — да-да, тот самый.

Желание превратить спорт в инструмент большой политики, потешить национальное самолюбие — отнюдь не только российская черта. Не только авторитарный Китай, где спорт — часть национальной идеологии, стремился во что бы то ни стало выиграть в командном зачете летнюю Олимпиаду – 2008 в Пекине. К этому же стремилась (и добилась своего) демократическая Канада на зимней Олимпиаде – 2010 в Ванкувере. Спорт заменяет не столько войны в мирное время, как принято считать, сколько обычно редкие для любой страны общенациональные триумфы. Спортивными победами, особенно в наиболее популярных видах, нации самоутверждаются в современном мире. Скрашивают тяготы повседневной рутинной жизни.

Для большинства россиян, в том числе для нашей власти, победа в общекомандном зачете на Играх в Сочи и внезапное присоединение Крыма через месяц после той Олимпиады — события одного понятийного ряда. Только Крым «круче» и его невозможно отнять за допинг — как олимпийскую медаль.

Роль спорта высших достижений в политике и бизнесе, а также его внутреннее развитие привели к фундаментальному кризису, который только маскируется нарастающей борьбой с допингом. Масштабы допинговых скандалов в мире спорта или ухода от них, например, через официально подтвержденный у тех же биатлонистов диагноз «астма» или просто через качественную работу медиков таковы, что

«чистыми» гарантированно могут считаться лишь те спортсмены, которые не попались или которые применяют пока официально не запрещенные средства.

При этом сейчас, в отличие от ситуации 15–20-летней давности, в мире в принципе негласно запрещен дискурс на тему «стоит ли вообще бороться с допингом». Хотя ответ на этот вопрос далеко не так однозначен.

Природное тщеславие человека, а теперь еще и возможность заработать на этом большие деньги заставляют нас выяснять, кто быстрее-выше-сильнее. Так было и так будет. С другой стороны, большой спорт — тяжелейший труд. Он не дарит здоровье, а скорее отнимает. Стать быстрее-выше-сильнее без фармакологической поддержки невозможно. Ключевой еще лет 15 назад тезис борцов с допингом — «это опасно для жизни и здоровья спортсменов»— теперь практически не упоминается. Во-первых, потому что новые виды поддерживающих средств чаще всего относительно безвредны. А во-вторых, потому что

сам большой спорт (большинство его видов) вреднее для здоровья человека, чем любой допинг.

Здесь и кроется изначальный логический изъян борьбы с допингом. Список запрещенных препаратов постоянно расширяется. Всех атлетов, уже закончивших карьеру, даже всех великих, задним числом не проверишь. Не все атлеты, применяющие одинаковые запрещенные препараты, показывают одинаково выдающиеся результаты. И да, мы же сами хотели этих рекордов…

Вопрос, корректно ли в принципе делить спортсменов на «чистых» и «нечистых», в нынешней ситуации дамокловым мечом нависает над спортивным миром. Хотя формальные критерии такого деления, разумеется, есть — международные антидопинговые правила. Эти правила в любом случае надо соблюдать (один из важнейших дополнительных смыслов спорта — учить людей действовать по добровольно принимаемым правилам), а вот подменять пробы мочи с помощью спецслужб — не стоит. Тут как раз все просто и однозначно.

Россия попалась на допинге в широком смысле — на использовании сильнодействующих запрещенных политических препаратов для демонстрации собственных мускулов городу и миру.

Можно, конечно, кричать во все горло: «Все такие». Можно пребывать в уверенности, что этими пробирками с мочой нам «отомстили» за Крым и Донбасс. А можно просто играть по правилам — не только в спорте. Критикуя эти правила. Стремясь изменить, но не отменять в одностороннем порядке. Можно не пытаться покупать победу любой ценой там, где эта победа точно не является вопросом жизни и смерти страны и народа. И особенно важно научиться признавать поражения.