Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ничья взяла

27.11.2015, 08:41

Семен Новопрудский о невозможности чистых побед в мировой политике

Wikimedia Commons

Войны на Украине и в Сирии и даже давно забытая россиянами маленькая победоносная пятидневная война с Грузией в 2008 году должны научить нас тому, что чистых побед в мировой политике не бывает. Все всегда и неизбежно имеют оборотную сторону. Всегда и неизбежно.

От войны с Грузией мы получили два абсолютно нежизнеспособных, не имеющих шансов на нормальное развитие в нынешнем виде, никем в мире, кроме нас, не признанных государства на полном иждивении российской казны.

От войны на Украине осталась черная дымящаяся дыра там, где еще два года назад был Донбасс. Война дала нам международные санкции и поспособствовала падению внешней торговли на треть (в том числе с «новым лучшим другом» Китаем), рекордному падению зарплат россиян в этом веке и инфляции, которую при таком размере уместно назвать «гипер-».

Как может выглядеть исход войны на Ближнем Востоке (в одной отдельно взятой Сирии выиграть ее просто невозможно), сейчас в мире не знает и, главное, не может договориться никто. И Россия не исключение.

Самое печальное, что приключилось с нами сразу после Олимпиады в Сочи (хотя начиналось сильно «до»), не «духовные скрепы», заменившие нам ум, честь и совесть. Не ставшее теперь практически нормой, не вызывающей особых возражений даже у приличных людей, публичное деление на «своих» и «пятую колонну». Не разгром пусть и скромных экономических достижений первого десятилетия нового века.

Самое печальное — окончательное торжество культа реванша на всех этажах нашего государства и общества.

В реваншизме корень всех прочих наших бед, которые все еще кажутся многим по инерции победами. В нем причина неконтролируемого расширения границ дозволенного. В нем секрет добровольного и радостного (для большинства) отказа от нормальной мирной жизни в пользу войны. Нас никто не заставлял — мы сами.

Мы — власть на уровне политического дискурса и конкретных действий и население на уровне пламенных постов в соцсетях — начали мерить всю свою жизнь, всю свою историю, все свое будущее черно-белой рамкой «победа-поражение».

Мы стали рассуждать не о том, как лучше учить детей, лечить больных, как делать научные открытия или писать книги, которые могут прославить Россию. Все наши рассуждения о своей стране свелись к двум бессмысленным мантрам (в зависимости от политической позиции): «Путин всех переиграл» или «Куда катится Россия».

При этом никто толком не понимает, кого переиграл и куда именно катится.

Мы негласно признали распад СССР, а заодно и четверть века истории новой России историческим поражением. Перечеркнули эту историю жирным крестом. И чтобы поднять национальную самооценку, вместо забот о собственной стране решили добиться исторической победы. Неважно над кем. Неважно, какой ценой. Даже неважно зачем. «Чтоб было». К слову, манией политического реванша одержима и ненавистная нам с недавних пор Турция.

Напоследок расскажу вам об одной очень важной, как мне кажется, статье в The Wall Street Journal. В этой статье доходчиво описываются мотивы нерешительности политики Барака Обамы в Сирии. То, почему даже после парижских терактов американский президент не меняет стратегию США в отношении Сирии и боевиков «Исламского государства» (запрещенного в России). Помощники Обамы объясняют это так: президент извлек уроки из трагедии 11 сентября 2001 года и осознал, что военные операции в других странах не только стоят очень много денег, но и не приносят должного результата.

«Уроки последнего десятилетия показывают нам, что наземные силы США не могут навязать стабильность или новую систему управления в странах, поглощенных экстремизмом и сектантством. Это должны делать местные силы с нашей поддержкой»,— говорит в статье заместитель помощника президента США по национальной безопасности Бен Родс. И объясняет, что войны на Ближнем Востоке подрывают глобальное американское лидерство.

В общем, нынешней американской администрации, оказывается, не нравится ровно то, за что наша пропаганда так любит чихвостить Америку: военное вмешательство, сеющее новый хаос в и без того не образцово-показательных странах.

А если война в чужой стране не приводит к победе, это неизбежно сильно сказывается на политическом весе воюющего государства. Иногда подрывает лидерство. Иногда, как случилось с Советским Союзом, — саму страну.

Не менее наивно полагать, что при Саддаме в Ираке или при Каддафи в Ливии «такого бы не было». «Такое» как раз при них там и начиналось, не говоря уже о вполне троглодитском характере этих режимов и до стадии их внутреннего распада. ИГ тоже возникло в Сирии — из истории факта не выкинешь — именно при Асаде. Если мы считаем его легитимным и сильным президентом, способным контролировать свою страну, он по определению отвечает за все в ней происходящее. А сваливать вину на «внешние козни» для диктатора — значит расписываться в собственной слабости и беспомощности.

Культ реванша, непримиримой конкуренции ради конкуренции, оценка любых действий и событий в категориях «победа-поражение» просто не работают в современном мире. Мир стал гораздо сложнее. В нем практически не осталось войн, которые можно выиграть в том смысле, в каком выигрывались даже Первая и Вторая мировые, не говоря уже о сотнях локальных конфликтов. Именно поэтому надо отказываться от реваншизма и права силы в пользу сотрудничества и взаимопомощи.

Это не прекраснодушные мечтания убежденного пацифиста. Это неизбежное следствие реальности, в которой больше нет и не будет стран, способных в одиночку устанавливать сколько-нибудь прочный и разумный порядок в любой конфликтной точке на карте мира.