Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Младенцы запаса

19.06.2015, 08:50

Семен Новопрудский о том, как россияне учатся любить войну

22 июня мы будем отмечать — не праздновать, конечно, праздновать тут нечего — 74-ю годовщину начала Великой Отечественной войны. Калининградская епархия РПЦ по этому поводу уже даже благословила крестный ход на мотоциклах с военными священниками вместо девушек байкеров на задних сиденьях.

Реклама

22 июня оставалось не только печальной датой советской и постсоветской истории, но еще и днем-напоминанием: война — это ужас и кошмар. Абсолютное зло, которое не должно повториться. Хотя в СССР под лозунгом борьбы за мир во всем мире и сочиняли воинственные песни вроде «Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути», народ и даже (до поры до времени) власть прекрасно понимали: мирное небо над головой — настоящая ценность. И его надо беречь.

Когда в 1961 году Евгений Евтушенко писал свое посвящение Марку Бернесу «Хотят ли русские войны», позднее ставшее знаменитой песней, это было совершенно советское по духу стихотворение. Оно выражало официальную позицию власти и честное мнение народа: «Да, мы умеем воевать, но не хотим, чтобы опять солдаты падали в бою на землю грустную свою. Спросите вы у матерей, спросите у жены моей, и вы тогда понять должны, хотят ли русские войны».

Сейчас же некоторые ведут себя так, будто бы не возражают против войны. Будто война — это нормально и правильно. Россию захлестнула волна бытовой, а не только государственной военной пропаганды. Пока с экранов телевизоров пропагандисты кидаются в Америку радиоактивным пеплом, российское общество по-своему готовит себя к неизбежной (как ему внушают) войне с вымышленным противником.

Началось все с монетизации бренда «вежливые люди». С попыток создать культ российских военных, тайно (сначала ведь заявлялось, что их там нет и что это просто местные жители толпами заглянули в ближайший «военторг») оказавшихся в Крыму. Продолжилось «патриотическими» футболками с надписью «Не смешите мои «Искандеры» в ответ на санкции. Потом на шествии «антимайдана» в центре Москвы несли макеты крылатых ракет, адресованных лично Бараку Обаме.

А вот как развлекался мирный наш народ совсем недавно, на День России. В Раменском по главной улице дети провели на веревочке пленного фашиста в черной форме со свастикой на рукаве. «Ряженый фашист» вдруг стал у нас карнавальным персонажем, с которым борются дети. Кем-то вроде злого волшебника или Бармалея. В Тамбове люди нарядили свои детские коляски в макеты танков, систем залпового огня, военных кораблей и самолетов. Посадили туда детей в маленьких гимнастерках. А сами обрядились в пилотки и униформу цвета хаки.

Формируем армию воинов-грудничков. Младенцев запаса.

В Ярославле с подачи муниципальных властей умельцы сочинили цветочную клумбу, из которой «вылезает» солдат с гранатой. А затем соорудили из цветов голубую лодку на фоне цветочной копии известной картины советского художника Александра Дейнеки «Оборона Севастополя». «В праздничные и выходные дни ярославцы и гости города активно фотографировались в голубой лодке и на фоне панно — копии картины Александра Дейнеко «Оборона Севастополя», которые являются неотъемлемой частью цветочной композиции, выполняемой муниципалитетом города Ярославля», — радостно информирует официальный сайт муниципалитета.

На рок-фестивале «Нашествие-2015» в Тверской области в этом году будет действовать, как ее нежно, поэтически, прямо в рифму называют организаторы, «развлекательная зона Министерства обороны». Кроме рокеров публика увидит десантников-акробатов, а также зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С», боевые машины пехоты, бронетранспортеры, самоходные орудия «Мста-С», «Нона», противотанковую пушку «Спрут-СД», патрульную бронемашину «Дозор», зенитный ракетно-пушечный комплекс «Тунгуска-М1» и — «впервые на манеже» — гаубицу Д-30 калибра 122 мм.

Рок-фестиваль на открытом воздухе, праправнук мирного, насквозь пропитанного антивоенным, пацифистским духом Вудстока, без 122-миллиметровой гаубицы ну никак. Одних военно-технических салонов для демонстрации «панцирей» и «спрутов» нам недостаточно, они уже оккупируют музыкальные опен-эйры.

Младенцы в гимнастерках, впитывающие атрибутику войны с молоком матери. Дети, ведущие ряженого фашиста по улицам Раменского (лучше бы старушкам, пережившим реальную войну, по хозяйству помогли)... И все это в мирной стране. В мирное — формально — время. Вы можете сказать, что это у нас так возрождается военно-патриотическое воспитание. Ну да, ну да. Видимо, воспитываем потихоньку такой подвид патриотов, который готов безропотно умирать за любую цель, объявленную «священной».

Похоже, из бытовой памяти россиян стал выветриваться ужас реальной войны. Даже взрослые, не говоря уже о детях, не знают, каково это — потерять на войне сына или отца. Получить похоронку. Мы забыли не только ужасы Великой Отечественной, но и Афган.

Мы как будто уже не отдаем себе отчета в том, что такое потерять миллионы убитыми и ранеными, и готовы в праздничный день одевать своих младенцев в военную униформу. И мы с вами отвечаем за сегодняшнюю военную истерию не меньше, чем государство.

«Хотят ли русские войны?» Как мы теперь ответим на этот вопрос? Что скажут об этом младенцы в гимнастерках, посапывающие в своих детских колясках в виде систем залпового огня в спокойный, мирный, праздничный летний день, когда подрастут?