Зачем нам чужая земля

07.03.2014, 08:32

Семен Новопрудский о том, кому выгодна формулировка «в национальных интересах»

И все-таки вопрос, зачем он это сделал, остается. Говорил же человек в декабре 2013 года открытым текстом, на пресс-конференции, на весь мир, отвечая на вопрос о возможности ввода российских войск в Украину: «Это полная ерунда, ничего подобного нет и быть не может». Трех месяцев не прошло, и «полная ерунда» стала ключевым политическим решением власти, последствия которого мы с вами будем ощущать на себе, возможно, десятилетиями.

Это круче, чем посадка Ходорковского и его освобождение. Чем рокировка с Медведевым. Чем Олимпиада. Чем законы об иностранных агентах и об оскорблении чувств верующих в светской стране.

Мне кажется, в дело опять вступил миф о национальных интересах — один из главных и самых живучих мифов, с помощью которого политики всех времен и народов пудрят мозги подданным.

Если вы заметили, Россия по ходу событий радикально меняла свои объяснения оснований для возможного начала войны. Сначала речь шла о защите русского населения в Крыму, которое вообще-то никто не трогал. Потом нам сообщили о просьбе (устной, потом письменной) беглого президента Януковича защитить уже весь украинский народ. Тот самый, от которого Янукович с «помощью патриотично настроенных офицеров» сам еле унес ноги в Россию. Но по украинским законам президент не имеет права просить об иностранной помощи без согласования с Советом национальной безопасности и обороны. Так что с точки зрения права объяснение тоже не ахти.

На самом деле отсутствие прочной центральной власти в Киеве и еще менее прочная власть в украинских регионах — прекрасная возможность отторгнуть от Украины как минимум Крым. Отличный повод войти в историю собирателем «земель русских». Поднять дух нации в момент очевидного начала полномасштабного экономического кризиса в стране, причем на сей раз никак не связанного с мировыми проблемами, а своего, доморощенного. Это ведь национальные интересы, разве нет?

К тому же всегда можно сказать, что мы защитили Черноморский флот, ведь новая власть теоретически могла пересмотреть Харьковские соглашения. А теперь Крым просто по факту не будет частью Украины, и флот там автоматически останется. Да и новую военную базу можно создать, как в Абхазии после войны с Грузией. Примерно так же рассуждал император Николай I, начиная Крымскую кампанию, в результате которой Россия на десятилетия осталась без военного присутствия на Черном море.

Но кто субъект этого национального интереса? Если я, обычный гражданин России, зачем мне военная база России в Крыму или Абхазии?

Какие вообще национальные интересы в Крыму у жителей России? Ездить туда туристами они и так могли беспрепятственно. Хотели вести там бизнес — никто не запрещал. Русских там никто не притеснял, по-украински никто толком не разговаривал: на весь Севастополь две украиноязычные школы.

Какие национальные интересы в Крыму у чукчей, башкир, калмыков, народов Дагестана? Зачем нам вообще чужие территории, если мы со своей справиться не можем? Теперь ведь Крым придется кормить по-любому. Давайте для начала удачно колонизируем дальнее Подмосковье или вернем русских в Чечню, например.

Вот тут неглупые вроде бы люди на полном серьезе пишут, что Крым — идеальное место для «русской» (именно русской, а не российской) Кремниевой долины. А без российского спецназа мы никак не можем учредить очаг высоких технологий? А в России с ее гигантской территорией больше негде устроить этот оазис научной мысли? В Сколково не вышло — идем на Крым?

Не мы одни оправдываем «национальными интересами», мягко говоря, не слишком праведные действия. Янукович сначала, разумеется, объясняя это национальными интересами, убеждал народ, в том числе тех же русских в Крыму, что необходимо подписывать соглашение об ассоциации с Евросоюзом. А потом в одночасье — разумеется, в тех же национальных интересах, за экстренный кредит Москвы — передумал и решил задружиться с Россией, спровоцировав цепь событий, которая поставила две братские еще три месяца назад страны на грань войны.

В моем родном Узбекистане в марте 1991 года президент национальными интересами объяснял необходимость голосовать на референдуме за сохранение Союза. А потом, спустя всего полгода, когда из СССР, как крысы с тонущего корабля, побежали другие республики, требовал от местных депутатов — в национальных интересах, в каких же еще — хлопать в ладоши от радости в момент принятия декларации о независимости страны. Так и кричал на парламент: «Почему вы не хлопаете!»

И, конечно, национальными интересами все пожизненные президенты на постсоветском пространстве неизменно объясняют бесконечные манипуляции с конституциями, которые позволяют правителям баллотироваться на четвертый, пятый, шестой срок.

Те же США еще худо-бедно могли оправдать национальными интересами интервенцию в Афганистан — как ответ на террористическую атаку 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Но никаких «национальных интересов» США в Ираке, Югославии, Ливии явно не было. Если это миссия жандарма мира, так и говорите. А национальные интересы здесь ни при чем.

Уже распадающаяся Югославия точно никак не угрожала безопасности американцев — а это, пожалуй, и есть главный национальный интерес. Чтобы людям спокойно жилось в той стране, в которой они хотят жить и которую считают своей. Чтобы они могли работать и достойно зарабатывать. Учиться и лечиться. Спокойно путешествовать по миру, а не прятаться за «железным занавесом» после очередной лихой попытки правителей защитить «национальные интересы».

Власти разных стран любят объяснять интервенции или драконовские решения во внутренней политике защитой национальных интересов. Но чаще всего это либо прикрытие бизнес-интересов власти (не поэтому ли Россия так активно вступается за режим Башара Асада, одного из крупнейших покупателей нашего оружия?), либо способ обоснования репрессий в отношении инакомыслящих. Либо, наконец, просто сублимация комплексов правителей и их намерения править страной до последнего вздоха.

«Когда государство начинает убивать своих граждан, оно всегда называет себя Родиной», — писал великий шведский драматург Юхан Август Стриндберг. С тех пор прошло более ста лет, которые вместили две мировые войны, распад крупнейших империй, крах империализма как способа управления миром. Россия даже не скрывает, что в Крыму подражает ненавистной Америке, у которой в последние годы ну совсем не выходит управлять мировыми процессами. Но нас снова и снова пытаются убедить, что наш национальный интерес состоит в том, чтобы правители за наш счет входили в историю. В нас снова будут разжигать инстинкты животной ненависти к другим странам и народам.

Национального интереса не может быть без гражданской нации. При этом гражданская нация если и формируется войнами, то лишь теми, где вы защищаете свою землю от внешнего врага, а не нападаете на чужую. В стране, которая всего-то 70 лет назад пережила Великую Отечественную войну, даже как-то странно напоминать такие вещи.