Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Гейм-пропаганда

11.10.2013, 10:57

Семен Новопрудский об излишней политизации спорта

Перед каждой Олимпиадой неизменно возникает миллион ситуаций, в которых организаторы главных соревнований человечества произносят как мантру: «Спорт вне политики». Это же заклинание вы неизменно услышите и от чиновников Международного олимпийского комитета. Хотя организации, которая в 1936 году позволила провести летнюю Олимпиаду гитлеровской Германии, на тему спорта вне политики вообще лучше молчать, чем говорить. Спорт высших достижений по объективным причинам никогда не существовал и не будет существовать вне политики. Даже марафонский бег начинался как весть о победе в войне. У спорта и политики общие корни — человеческое тщеславие и желание побеждать. Только политизация спорта, как и сама политика, может быть умной и глупой, мирной и агрессивной. В России, увы, пока доминирует глупая и агрессивная.

За приключениями факела на старте эстафеты олимпийского огня из серии «то потухнет, то погаснет» почти незамеченным прошел инцидент с Грузией. Эту страну возмутило, что одним из факелоносцев стал участник августовской войны 2008 года, военный летчик Иван Нечаев. Грузинское правительство сделало специальное заявление, пригрозив неучастием в Играх в Сочи. С аналогичным заявлением выступил и председатель НОК Грузии, олимпийский чемпион по вольной борьбе Лери Хабелов.

Я не сомневаюсь, что грузинские атлеты приедут в Сочи. Даже если бы не приехали, это, увы, мало кого расстроило бы в сегодняшней России. Но в данном случае мы имеем дело с примером неумной политизации спорта с российской стороны. Разумеется, можно раздавать нашим военным летчикам за войну с Грузией государственные награды. Таким образом, мы подчеркиваем официальное отношение к этой войне. Но без участия подобного героя в эстафете олимпийского огня вполне можно и даже нужно было обойтись. По одной простой причине: Олимпиада в Сочи — не личное дело российской власти и российского народа, а глобальное мировое событие. При этом не только грузинское, но и доминирующее в мире отношение к данной войне принципиально отличается от российского.

Политизировать спорт можно и нужно, но используя его миротворческие возможности, а не нагнетая вражду, как это, увы, делает Россия.

Поединок Кличко — Поветкина был всего лишь титульным боем за звание чемпиона мира по боксу по четырем версиям, но не версией войны Украины с Россией. Однако грань между рейтинговым шоу и пропагандистской вакханалией при организации этого боя в Москве (заметьте, по этой логике Кличко согласился боксировать на территории «противника») организаторы телетрансляции явно перешли. Причем в данном случае политизация спорта была глупой вдвойне. Во-первых, потому, что, хотя у нынешней российской власти не складываются отношения даже с таким президентом Украины, который не слишком знает украинский язык, народы-то действительно братские. А во-вторых, если уж вы в политическом угаре превращаете спорт в нелепую войнушку, хотя бы выставляйте «витязя», который имеет шансы на победу. Между тем Поветкин изначально настолько слабее Кличко, что шансов победить он объективно не имел.

И что нам теперь, подыгрывая этой нелепой телелегенде, на полном серьезе считать, будто Украина побила Россию?

Кстати, на бредовом фоне политизации этого поединка заявление батюшки, что Поветкин проиграл из-за перехода в язычество из православия, прозвучало вполне органично. Для полноты картины осталось только исключить абсолютно честно и с полной отдачей сражавшегося боксера из партии «Единая Россия», где он состоит.

Другим примером нелепой политизации спорта в России стало принятие антигейского закона накануне чемпионата мира по легкой атлетике в Москве и Олимпиады в Сочи. Его вообще не надо бы принимать. Но делать это непосредственно перед двумя глобальными турнирами, а не после них, было особенно «мудро». Хотим мы того или нет, принято ли у нас мужчинам жить с женщинами, как тонко подметила Елена Исинбаева, во многих странах не делят людей на разные сорта в зависимости от пола их партнера. Причем это именно политический вопрос. Тот же МОК, доверивший нам проведение зимней Олимпиады, как назло, терпим к сексуальным меньшинствам. В результате антигейским законом мы буквально на пустом месте спровоцировали мировую дискуссию о возможном бойкоте Игр. Да еще и рискуем получить гей-демарши прямо во время Олимпиады.

Хотите пример умной политизации спорта? Пожалуйста. Экс-чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров решил бороться за пост президента ФИДЕ. Причем не скрывает, что делает это в политических целях. Нет, вовсе не для борьбы с российской властью, как вы, возможно, подумали. Шахматы тут не помогут. А потому, что в 2016 году Всемирную шахматную олимпиаду принимает его родной Азербайджан. И туда по политическим мотивам может не приехать сильнейшая в мире сборная Армении, выигравшая три последние шахматные олимпиады из четырех. Каспаров хочет помешать этому очевидному позору.

Большой спорт невозможно не политизировать. Потому что спортивные победы тешат самолюбие наций. Потому что политика похожа на спорт по самой своей сути: те же выборы, независимо от степени их честности — соревнования, где каждый хочет прийти первым, а желание находиться у власти вечно — та же неутоленная спортивная жажда побед и паническая боязнь проиграть. Потому что Олимпиады или чемпионаты мира по футболу, главные спортивные соревнования на Земле, автоматически превращают страны, где они проводятся, в «хозяев планеты», принимающих у себя остальное человечество. Это самые большие политические саммиты, которые только возможны: в федерациях футбола, волейбола и легкой атлетики состоит больше государств, чем в ООН.

Только эти политические возможности спорта надо использовать для снижения уровня агрессии и вражды в мире, а не для разжигания новых костров ненависти. Их политики прекрасно зажгут и без помощи олимпийского факела.