Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Голубой огонек

23.08.2013, 11:23

Семен Новопрудский о противоположном эффекте закона о запрете гей-пропаганды

Российский закон о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних оборачивается санкционированной государством невиданной рекламной кампанией однополой любви внутри страны. А заодно массированной гей-пропагандистской войной России с Западом. Все вышло как в старом анекдоте про воспитательницу из детского сада, отучавшую малышей материться: «А теперь, ребята, хором повторим слова, которые нельзя произносить».

В начале недели в одном лондонском пабе состоялась частная встреча премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона со знаменитым актером и драматургом Стивеном Фраем. До этого Фрай написал открытое письмо британскому премьеру, призвав Великобританию бойкотировать Олимпиаду-2014 в Сочи из-за антигейского закона и других нарушений прав человека в России. Кэмерон бойкотировать Олимпиаду отказался. Но осадок остался.

По крайней мере, причастные к Олимпиаде российские чиновники от куратора сочинских строек Дмитрия Козака до министра спорта Виталия Мутко оправдывающимся тоном обещают не дискриминировать спортсменов-геев и лесбиянок, а также гостей соревнований во время Игр в Сочи. Ну логично же: раз на время Олимпиад останавливались войны, почему бы не приостановить действие антигейского закона, особенно для иностранных участников главного пиар-проекта крутизны российских властей в глазах мирового сообщества. Только если бы этого закона не существовало, спортивный мир интересовался разве что полом бегуньи из ЮАР Кастер Семени.

Символом «новой дикой России» в глазах Запада в одночасье стала легенда русского шеста Елена Исинбаева. «Все могут участвовать, все могут соревноваться, но, конечно, если они объявят о своих сексуальных предпочтениях открыто на улице, это не одобрит большинство наших граждан, — сказала собирающаяся постоянно жить в Монако спортсменка в интервью зарубежным журналистам после своей победы на чемпионате мира по легкой атлетике в Москве. — Мы, русские, может быть, отличаемся от людей из других стран. Но у нас есть закон, уважать который должен каждый. Это мое мнение. У нас женщины живут с мужчинами, а мужчины — с женщинами. Так повелось с давних времен».

Мир ответил шквалом критики великой спортсменки, но не великого оратора и знатока политеса.

Сама Исинбаева зачем-то сослалась на свой плохой английский — мол, ее не так поняли. Хотя не будь закона, ей вообще никто не задавал бы вопросов, не имеющих ни малейшего отношения к ее спортивным подвигам или грядущим переменам в личной жизни.

Знаменитый британский легкоатлет Джонатан Эдвардс, олимпийский чемпион и действующий рекордсмен мира в тройном прыжке, сказал, наверное, самые главные слова, характеризующие реакцию западного мира на антигейский закон: «Исинбаева — продукт того общества, в котором живет. Больше 90% населения России подписались бы под ее словами, как бы ужасно это ни выглядело для нас».

К гей-пропагандистской войне подключилась и Русская православная церковь. Устами руководителя синодального информационного отдела Владимира Легойды РПЦ решила побороться за свободу слова — разумеется, за пределами Отечества. «Как показала информационная кампания против Исинбаевой, многие мировые СМИ пересмотрели свое отношение к свободе выражения мнений», — сказал Легойда. И тут же креативно предложил иностранным журналистам поискать среди участников манифестаций против легализации однополых браков в Париже спортсменов сборной Франции, осветив их мнение по данному вопросу. Правда, западные СМИ о противниках однополых браков пишут не меньше, чем о сторонниках, — у них же нет запрета на гей-пропаганду.

Будучи сугубо внутренним политическим шагом, антигейский закон спровоцировал рекордные международные неприятности для России за все время правления Путина. Нас буквально тычут носом в этот закон. Серебряный призер московского чемпионата в беге на 800 метров Ник Симмондс из США заявил, что посвящает свою медаль друзьям — геям и лесбиянкам. Шведская прыгунья в высоту Грин Трегаро выкрасила ногти в цвета радуги, символа ЛГБТ-движения. Ждите сюрпризов на Олимпиаде в Сочи!

Российская бегунья на 400 метров Ксения Рыжова неосторожно поцеловалась на церемонии награждения в губы с партнершей по эстафетной команде Юлией Гущиной. Потом ей пришлось объясняться — причем такое ощущение, что перед российским государством: «Мне звонили, наверное, из 20 разных СМИ, и вместо того, чтобы поздравлять нас с золотом, решили оскорбить нас с Юлей и всю федерацию (при чем тут Федерация легкой атлетики, вообще непонятно. — С. Н.). Мы с Юлей замужем, никаких личных отношений у нас быть не может. Мы тренируемся восемь лет в одной группе, и между нами хорошая настоящая дружба. Это больная фантазия того фотографа, который нас подловил. Это нас очень оскорбило...»

Теперь любые проявления эмоций, совершенно асексуальные по сути, вроде поздравительного поцелуя спортсменок, становятся поводом рассуждать о гомосексуализме как о политическом жесте.

Причем раньше, в том числе и при Путине, Россия не казалась западному миру оплотом ярой гомофобии на государственном уровне. Даже несмотря на дежурные запреты гей-парадов в Москве и Питере. Достаточно вспомнить хотя бы мировой триумф в начале 2000-х игравшей в лесбиянок на сцене группы «Тату».

Бойкота Олимпиады в Сочи не случится. Но благодаря этому закону он реально обсуждается на уровне первых лиц крупных западных держав. Этот закон вызвал более острую международную реакцию, чем другие скандальные и дискриминационные законы третьего срока Путина — об иностранных агентах — НКО, возвращении уголовной ответственности за клевету или запрете усыновления детей-сирот гражданами США.

Похоже, именно антигейский закон стал для Запада самым понятным сигналом: у нас другая сексуальная и политическая ориентация. Вот мы и получили этот нескончаемый «голубой огонек».