Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ханжи без паранджи

12.07.2013, 11:14

Семен Новопрудский о том, что многонациональное государство не может не быть светским

Судебная коллегия по административным делам Верховного суда отказалась удовлетворить жалобу трех жителей Ставрополья, оспаривавших запрет краевого правительства на ношение специальных мусульманских головных уборов – хиджабов — в школах. «Решение Ставропольского краевого суда о признании законным постановления правительства Ставропольского края оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения», — огласил решение судья Валентин Пирожков.

Это абсолютно соответствующее духу и букве закона решение, каковыми российская судебная система нас не балует.

Одиннадцать лет назад на всю Россию прогремела история трех жительниц города Нижнекамска, добивавшихся права фотографироваться в хиджабах на паспорта. Сначала жалобу женщин отклонил Вахитовский районный суд Казани. Потом, в августе 2002 года, Верховный суд Татарстана. Женщины обратились за помощью к тогдашнему президенту республики Минтимеру Шаймиеву и в Верховный суд. Свое желание они мотивировали тем, что, согласно положениям Корана, по достижении 13–14 лет «во избежание искушения мужчин» мусульманка всегда обязана закрывать открытые части тела, кроме лица и кистей рук. По законам ислама, без головного убора женщину могут видеть только муж и близкие родственники. Но Россия, по крайней мере официально, живет не по законам ислама, равно как и не по законам православного христианства, иудаизма, буддизма или язычества (хотя с последним можно и поспорить). И Верховный суд светского по Конституции государства Россия тогда дал женщинам право фотографироваться на светский документ в религиозных головных уборах.

Но в начале путинской эпохи государство не пыталось превратить так называемые традиционные религии в вульгарный инструмент агрессивной поддержки режима и борьбы с инакомыслящими. А теперь пытается. И это приводит к созданию новых искусственных очагов напряженности в обществе, заодно загоняя саму власть в опасную идеологическую ловушку.

Желая морально оправдать варварский приговор Pussy Riot, превратив мелкую выходку девушек в храме в основание для новой широкомасштабной политической инквизиции, власть сама открыла этот ящик Пандоры. Был принят не просто крайне трудно исполнимый, но прямо разжигающий в обществе рознь закон об оскорблении чувств верующих. Проблема даже не в том, что чувства верующих в светской стране защищаются законом, а чувства (или разум) атеистов и агностиков — нет. «Оскорбление чувств» — вообще не правовая категория. Ее нельзя регулировать писаными законами. Это примерно то же самое, как принять закон об уязвленном самолюбии. К слову, по той же причине нельзя принимать законов о запрете пропаганды чего бы то ни было. Потому что «пропаганда» — тоже не категория права. Можно запрещать лишь прямые призывы к насилию на межнациональной или религиозной почве и, естественно, сами насильственные действия.

Однако власти понадобилось скрепить свое царство так называемыми духовными скрепами. Найти, так сказать, высшее, божественное обоснование бессрочному правлению людей с низменными инстинктами в особо крупных размерах.

В результате 10 лет назад запрет на паспортные фото в хиджабах выглядел бы естественным решением светского государства. А в нынешнем контексте аналогичное решение запретить ношение хиджабов в школах запросто может быть истолковано как оскорбление чувств верующих: ведь само государство дало юридические основания усомниться в том, что живет по светским законам.

Применительно к той же Чечне вопрос о хиджабах в школах теперь в принципе не может контролироваться федеральными властями.

Ради собственной политической корысти наша власть сознательно посеяла в умах людей смуту по отношению к религии. Они теперь искренне не понимают, светское у нас государство или клерикальное. При этом Россия никогда не сможет стать православной империей или мусульманским халифатом даже в рамках этих судорожных попыток власти сохраниться любой ценой. Вводить религию в технологический инструментарий управления страной и официальную идеологию — прямой и короткий путь к физическому распаду.

Россия уцелела после двух революций в том числе потому, что не стала насильственно обращать все население в православную веру. Впрочем демографический тренд таков, что в обозримом будущем православным здесь как бы не пришлось сопротивляться обращению в ислам, если государство продолжит политику заигрывания с религиями.

Отношения с верой должны оставаться интимным делом каждого человека. Все, что обязано гарантировать государство, — свободу отправления религиозных культов. Никаких оскорблений чувств верующих с точки зрения светского государственного права не существует. Никаких хиджабов, ряс, тиар в светских школах и на паспортах.

Ну и, конечно, само государство должно научиться жить по законам: ведь люди прекрасно видят, как в нашей стране безбожно попирается светское право.