Пеший сексуальный маршрут

О рекордном неравенстве в путешествиях

Приличный человек не скажет вам: «Иди на…». Он скажет: «Отправляйтесь в пеший сексуальный маршрут». Знаменитая консалтинговая компания Henley & Partners в ежегодном исследовании «Индекс паспортов» сообщила о рекордном неравенстве людей в возможности путешествовать. Свобода перемещения – людей, товаров, денег, информации, технологий – главный показатель прогресса человечества наряду с продолжительностью жизни.

Авторы исследования изучили статистику о свободе перемещения между странами за последние 16 лет и пришли к неутешительным выводам. Неравенство жителей разных государств в легальных возможностях ездить по миру стало самым большим за все время подобных наблюдений.

Причина – тотальные ограничения на въезд и выезд, которые дружно вводили власти разных государств для борьбы с пандемией COVID-19. При этом вирус не послушался, объездил и триумфально покорил весь мир без виз и паспортов. Причем всюду получил гражданство, вопреки постоянному бесконечному тестированию на себя любимого.

По данным нового Индекса паспортов, счастливые обладатели документа о гражданстве Японии или Сингапура формально могут беспрепятственно въехать в 192 страны мира. На другом конце паспортной «пищевой цепочки» – граждане Афганистана, даже до прихода к власти запрещенных в России талибов (организация, запрещенная ООН) имевшие безвизовый доступ всего в 26 стран.

По факту богатые сильно вакцинированные страны «глобального севера» использовали пандемию как предлог, чтобы изолировать себя от приезда жителей бедных слабо вакцинированных стран «глобального юга». Железный занавес теперь выглядит как тотальный медицинский контроль под видом пограничного. Загранпаспорта превратились в ковид-паспорта при отсутствии всеобщего перекрестного признания вакцин.

Те же Япония и Сингапур не пускают к себе сейчас почти никого из иностранцев. Хотя Япония все-таки провела с задержкой на год летнюю Олимпиаду – и правильно сделала. Идущие вслед за ними по «силе» своих паспортов Германия и Южная Корея во время пандемии ограничили въезд для граждан из более чем 100 государств.

При этом бедные страны «глобального юга» не хотят и объективно не могут вводить каких-либо жестких ограничений на въезд иностранцев. Однако их собственные граждане крайне ограничены в выборе направлений для путешествий.

Есть государства, которые вообще выносятся за скобки в этом анализе. Например, та же Северная Корея, которая, похоже, в эпоху ковида стала ролевой моделью идеальной осажденной крепости, изолированной от внешнего мира. Причем даже для некоторых стран, считавшихся чуть ли не оплотом демократии. Северная Корея уже 73 года живет так, как весь остальной мир при ковиде – последние два года.

Хотя нас учат не путать туризм с эмиграцией, с точки зрения свободы передвижения по миру – важнейшей ценности современной цивилизации – это примерно одно и то же.

Современная цивилизация основана на признании права человека жить и работать там, где он хочет, а не обязательно там, где он родился. Каждый человек является гражданином мира и ему принадлежит весь мир, а не только свое жилье или клочок земли. К тому же на планете, по самым скромным оценкам, 150 миллионов бездомных.

Сама привилегия путешествовать и легально эмигрировать по собственному желанию, а не ввезенными насильно в чужую страну рабами, как массовая возможность появилась у людей совсем недавно.

Прежде всего, мы обязаны этому новым средствам передвижения, позволяющим немыслимо быстро, даже по меркам всего двух-трехвековой давности, преодолевать гигантские расстояния. Сначала поезду, потом автомобилю и самолету.

Все это приключилось с нами, по меркам истории, буквально вчера. Первый пассажирский самолет – французский Блерио XXIV Limousine – появился всего 110 лет назад. Первый автомобиль Карл Бенц на двигателе внутреннего сгорания Готлиба Даймлера построил 126 лет назад. Первый поезд англичане предъявили миру лишь в 1825 году.

Перемещение по миру было роскошью, потому что у подавляющего большинства людей не было ни средств к существованию, ни средств передвижения.

Даже сейчас большинство людей на планете ни разу в жизни не бывают за границей. В России не менее двух третей населения никогда не выезжали за пределы нашей страны.

При этом жажда свободы передвижения стала важнейшим двигателем изобретений и технологического прогресса не только в сфере транспорта. Нам зачем-то нужно было общение поверх границ – и мы придумали приспособить предназначавшийся сначала исключительно для военных нужд интернет под глобальный обмен любой информацией. Нам нужно было переводить друг другу деньги в любую точку планеты – и мы придумали денежные переводы. Грузовые машины, товарные поезда, становившиеся все более современными корабли стали доставлять грузы все более быстро на все более далекие расстояния.

Смысл всех наших самых модных технологий и гаджетов – обеспечение свободы перемещения во времени и пространстве людей, грузов, информации и впечатлений.

Но мы видим, как все эти свободы стремительно на наших глазах, при нашем активном участии или молчаливом согласии оборачиваются новыми формами рабства. Те самые технологии, которые призваны расширить или вовсе отменить границы, возводят стены новых ментальных и физиологических тюрем по всему миру.

На границах государств ставятся санитарные кордоны против путешественников, призванные защитить от вируса, который уже давно есть везде и никогда (или, точнее, неопределенно долго) ниоткуда не уйдет.

Свобода денежных переводов оборачивается китайским экспериментом по тестированию цифрового юаня с ограниченным сроком годности. Китайские власти хотят включать и выключать деньги в заданный момент по своему усмотрению, чтобы управлять расходами людей.

Социальные сети стали проводниками самой мракобесной цензуры. А госчиновники в разных странах, в свою очередь, активно пытаются поработить сами социальные сети.

Ничего удивительного в этом нет – на концах любых технологий всегда люди. Жадные, глупые, запуганные, завистливые, циничные. Наш разум явно отстает от наших технологических возможностей. В эту ставшую особенно заметной в последние два года пропасть между ментальным и технологическим уровнем развития человечества как раз и летит сейчас с гиканьем и свистом вся наша повседневная жизнь.

Великобритания мерцающими локдаунами и Брекзитом рукотворно создала ситуацию, при которой там тупо некому возить продовольствие в магазины. Есть продовольствие. Есть грузовики. Нет в достаточном количестве водителей. Нарушили естественную свободу перемещения грузов и людей – получайте угрозу продовольственного кризиса.

Свобода туризма и эмиграции, перемещения информации, товаров и денег – это не просто какие-то абстрактные гражданские права. Не просто удобство и комфорт. Не просто возможность реализовать какие-то желания и осуществить мечты за очень короткое время отдельной человеческой жизни.

Свобода передвижения в широком смысле стала сутью, тканью жизни сотен миллионов, уже даже наверно миллиардов людей. Это нечто вроде воздуха. А воздух – это не гражданское право. Не предмет политических или медицинских споров. Это неотменяемая физиологическая необходимость. Не дышать и быть живым невозможно.

Нынче модно рассуждать о том, как пандемия (хотя, скорее, неадекватные способы борьбы с ней) «выключила глобализм». Дело обстоит куда уже: дело не в глобализме. Мы крушим сами основы нормальной повседневной жизни массового человека в том виде, какой она складывалась примерно последние 150 лет. С того момента, когда в мире впервые в истории человечества появилось 5-7% людей, которые могли себе позволить заниматься чем-то еще, помимо физического выживания.

Впрочем, и сейчас для мигрантов из бедных диких стран попытка убежать и поселиться в более богатых (но, как мы убеждаемся сейчас, не менее диких) – тоже вопрос жизни и смерти, а не погоня за свежими туристическими впечатлениями.

Если мы не восстановим свободу путешествий в полном объеме в доковидном виде без любых искусственных санитарных и политических ограничений в ближайшие два-три года, можно будет уверенно говорить о том, что человечество опять отбросило себя на века назад. Такое бывало в нашей истории. В частности, после краха античной цивилизации человечество выбиралось из морока тотальной деградации почти целое тысячелетие.

Так что свобода путешествий не сводится к туризму или эмиграции. Это еще и показатель нормальной температуры тела всей человеческой популяции. Тем более что умирать все мы при любых раскладах продолжим по-настоящему: цифровым пропуском от бабушки с косой не отобьешься.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть