Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

От октябрят до навальнят

Семен Новопрудский о детях в политике

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Несистемную оппозицию у нас нынче модно обвинять в попытках вовлечь в политику несовершеннолетних. Политика, конечно, грязное дело, но все же не проституция и не торговля наркотиками. У несовершеннолетних нет избирательного права, они не могут занимать государственные посты, но «вовлекаться» в политику им не запрещено. Более того, и в России, и в других странах именно власть постоянно использует детей в политических целях. Хорошо это или плохо?

Будем честны: все рожденные в СССР жители сегодняшней России в возрасте от 40 лет и старше были втянуты государством в политику и лишены «политической невинности» с раннего детства.

Уже с 7-8 лет практически все советские дети принудительно становились октябрятами, носили пятиконечные звездочки с изображением кудрявого ангелочка, юного Володи Ульянова, совсем не похожего на будущего лысого вождя мирового пролетариата. И это была чистой воды политика.

«Когда Ильич был маленький с кудрявой головой, он тоже писал в валенки, негодненький такой», – так звучал один из крамольных стишков моего октябрятского детства в конце 70-х.

Октябрята (то есть как бы политические дети Великой Октябрьской социалистической революции) были младшим звеном жесткой вертикали советской власти: «октябрята-пионеры-комсомольцы-коммунисты». Руководили октябрятами пионервожатые. А сами октябрята, если кто забыл, официально считались группами при пионерской дружине каждой школы.

Коммунистами, разумеется, становились далеко не все советские люди. Но в СССР была только одна партия: как шутили тогда на фоне хронического дефицита продуктов и товаров повседневного спроса, потому что вторую мы просто не сможем прокормить. Страной правил, как это официально называлось на языке советской пропаганды, «нерушимый блок коммунистов и беспартийных». И все эти коммунисты с беспартийными начинали свою невольную политическую карьеру с младых ногтей именно с октябрятских звездочек.

Каждый божий (то есть, нет, безбожный, конечно, страна-то была атеистическая) съезд КПСС в позднесоветские времена неизменно приветствовала делегация специально обученных пионеров. Мальчики в шортиках и девочки с бантиками (в стиле известного анекдота «как прибили, так и держится») строем выходили на сцену Государственного Кремлевского дворца, бывшего Кремлевского дворца съездов. Звонкими металлическими голосками по отдельности и хором они шпарили заученные речевки в стихах под умилительные взоры дряхлеющих членов Политбюро ЦК КПСС. Таким образом пионеры от имени всех детей страны Советов рапортовали старшим товарищам и «лично дорогому товарищу Леониду Ильичу Брежневу» о верности делу Ленина и партии. А также рассказывали в этих звонких графоманских стишках о том, как упорно и настойчиво учатся быть настоящими коммунистами чуть ли не с пеленок.

Более того, эта политическая эксплуатация детей советской властью высмеивалась даже на уровне подпольного фольклора, а он точно врать не будет. Был в СССР такой как бы «детский» анекдот. Попали в одну тюремную камеру Волчок Серый Бочок, Лисичка-сестричка и Петушок Золотой Гребешок. И спрашивают друг у друга, кто за что сидит. «Я за разбой сижу, – говорит Волк, – я барашка на овчарне задрал». «Я за кражу сижу, – говорит Лиса, – я кур из курятника украла». «А я политический, – гордо заявляет Петух. – Я пионера в задницу клюнул!».

Российская власть, которая почти вся родом из пионерии и комсомола, а многие прямо из рядов КПСС, тоже давно и активно использует детей и подростков в прикладных политических целях. От наряженных в солдатские гимнастерки младенцев в рамках причудливых представлений начальства о «военно-патриотическом воспитании» (вообще-то военную форму надо заслужить и носить ее с честью) до приснопамятных движений «Наши» и «Молодая гвардия «Единой России», а также ежегодных политических молодежных лагерей на озере Селигер, где подростков учили правильно Родину любить. Как водится на Руси, исключительно в лице начальства.

На самом деле детей в политике так или иначе используют практически везде. И легко понять, почему. Даже самой жесткой тоталитарной или авторитарной власти хочется народной любви, а не только трепетного ужаса и благоговения перед полицейскими дубинками. Это чужие пусть просто боятся, а свои должны бояться и любить.

Власть в разных странах с помощью детей, их природного обаяния, создает себе имидж человечности и близости к народу. Редкий губернатор или мэр не только в России откажется позировать под телекамеры, а теперь еще и на видео в соцсетях с детьми – неважно, одаренными или больными.

Разумеется, есть абсолютно чудовищные примеры такой эксплуатации. Режим иранских аятолл после Ирано-иракской войны 1980-1988 годов пускал по минным полям в качестве саперов босоногих мальчишек. Они подрывались на минах и, по версии иранских властей, естественно, сразу попадали в рай, совершая патриотический и религиозный подвиг.

Но можно ли в принципе использовать детей в политике, вовлекать их в политику, рассказывать им о политике? Ответ – да.

В желании вовлечь детей в политику нет ничего заведомо ужасного. Все взрослые политики в мире когда-то были детьми. Политика – это профессия, а профессии можно потихоньку начинать учить с детства. Детям все равно нужно постепенно рассказывать о добре и зле, об устройстве государства и общества, об идеалах и интересах. А эти рассказы неизбежно связаны с политикой, потому что опираются на какие-то ценности. В конце концов, в современном мире политикой становится практически все. А детям все равно жить в этом мире и менять его к лучшему.

Человек вообще политическое животное, и ничего с этим не поделаешь.

Разумеется, есть очевидные ограничения в том, как строить отношения детей с политикой, независимо от устройства конкретных государств. Во-первых, категорически нельзя вовлекать детей в насилие и прикрывать ими насилие. Во-вторых, это должно быть сугубо добровольно, а в случае с маленькими детьми – с согласия и под личную ответственность их родителей. «Сын за отца не отвечает», а вот отец за сына до определенного возраста – очень даже.

Но, главное, нигде у власти не должно быть монопольного права на использование детей в политике. Как и никакой другой политической монополии, кроме монополии на насилие в рамках закона. Используйте детей в политике, боритесь за их умы и души честными законными способами, но и другим не запрещайте. Потому что политика по определению конкурентная среда. Конкуренция – суть политического. Нет конкуренции – нет политики.

В России власть по вполне понятным причинам опасается, что молодежь окажется массово нелояльной режиму. Бояться этого нечего, поскольку любое нормальное общество в любой стране всегда больше, сложнее и разнообразнее любой конкретной власти. Конкурировать за молодых людей, вербовать их на свою сторону – в хорошем смысле слова – вполне понятная задача для политиков. Уступать новым поколениям дорогу в политике – неизбежность.

Корни панической боязни «политизации детей» в российском случае надо искать в том, что в нашей стране давно и сознательно практически демонтированы социальные лифты, а естественный и неизбежный процесс смены политических поколений искусственно заморожен или сильно тормозится.

Советская власть брала детей в оборот с раннего возраста в надежде вырастить из них идеологически правильных, абсолютно покорных и лояльных режиму взрослых без способности к критическому осмыслению и анализу действительности. Не вышло. Ни система государственного насилия, ни запрет инакомыслия и нормальной политической конкуренции, ни многолетняя жесткая цензура не спасли СССР и его политическую элиту. Жизнь все равно победила.

Для нормального развития России нам крайне важно не повторять ошибки советской кремлевской геронтократии, державшейся за свои посты, в буквальном смысле слова, до посинения, до последнего вздоха.

Сейчас намного больше информации, чем в советские времена. Ее намного труднее контролировать и запрещать. Дети все равно рано или поздно что-нибудь узнают про политику и определят свое отношение к ней, вплоть до полного отвращения.

Но какие-то молодые люди все равно рано или поздно захотят прийти во власть. Таков закон природы. И всем будет лучше, если они придут туда мирным, законным, демократическим и прозрачным, а не подпольным и насильственным путем. Кровавых революций, замешанных на безумной зажатой в тисках запретов энергии молодых и глупом упрямстве старого политического класса, упрямо не желающего меняться, развивать страну и уступать естественному ходу вещей, нам точно больше не надо.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо