Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

В масках, но без головы

Семен Новопрудский о том, как борьба с COVID-19 разрушает общество

Сравнение пандемии коронавируса с Третьей мировой войной уже не метафора. Это «медицинский факт». Это война по масштабу жертв и разрушений: мировая экономика по итогам 2020 года получит рекордный спад минимум за 75 лет, нищих в мире за год стало больше минимум на сотни миллионов, число насильно порушенных государствами бизнесов не поддается подсчету. Это война по масштабу крушения основ отдельной человеческой жизни и общества в целом.

Обычно революции делаются во имя свободы. В 2020 году мы устроили себе мировую революцию страха, невежества и беспомощности.

…16 октября рожденный в Москве и уехавший с родителями во Францию 12 лет назад Абдулла Анзоров недалеко от Парижа обезглавил учителя истории колледжа Буа-д`Ольн Самюэля Пати за то, что тот показывал на уроках школьникам карикатуры на пророка Мухаммеда. Объясняя, что такое свобода слова, один из базовых принципов Французской республики. 29 октября выходец из Туниса напал с кухонным ножом на прихожан церкви Нотр-Дам в Ницце, убив троих, включая 70-летнего охранника храма, и обезглавив одну из своих жертв, женщину. Убитые этим исламским террористом никакие карикатуры никому не показывали. Они были обычными французскими христианами. Аналогичные нападения были предотвращены полицией в Париже, Лионе и Авиньоне.

Францией дело не ограничилось – стрельба с пятью убитыми мирными жителями несколькими террористами (одного из них застрелила полиция) произошла 2 ноября на улицах спокойной, часто практически «спящей» Вены. Причем в интервью жители Вены утверждали, что эта стрельба напрямую связана с попыткой людей «насладиться свободой» перед новым карантином, который австрийские власти ввели с 3 ноября. Потому что люди толпами высыпали на венские улицы насладиться «последним днем свободы», чем и воспользовались террористы.

…После чудовищных преступлений с отрезанными головами во Франции в соцсетях появились жесткие, но справедливые комментарии в духе «Макрона возвращают к нормальной повестке». С намеком на то, что коронавирус явно не единственная и не самая опасная проблема Пятой Республики. Как и всего человечества в целом.

Пока президент Франции, государства с одним из самых варварских и жестких локдаунов, многомесячным масочным режимом с драконовскими штрафами в сотни евро, объявлял о возвращении страны к карантину (после абсолютно катастрофического провала первого: там сейчас в 7-8 раз больше ежедневно выявляемых заражений, чем на весеннем пике эпидемии), жителям его страны отрезали головы. 5 ноября Франция обогнала по смертности на миллион популяции бескарантинную Швецию.

Так выглядит страшный и предельно наглядный символ происходящего сейчас с каждым из нас и со всем человечеством. Человек с отрезанной головой уже не заразится коронавирусом. Даже если голова его будет в маске, а руки отделенного от головы туловища – в перчатках.

Политики нигде и никогда не любят признавать свои ошибки, не говоря уже о преступлениях. Они будут сопротивляться этому до последней возможности. Хотя теперь уже совершенно очевидно: в оценке хода и степени опасности пандемии, реальных шансов победить вирус, в мерах и практиках борьбы с действительно опасной болезнью практически во всем мире допущены чудовищные ошибки. Об этом с кричащей очевидностью свидетельствует статистика смертей и заражений.

Миллиарды людей запуганы, деморализованы, лишены нормальной жизни, возможности планировать даже самое близкое будущее. Погромы, теракты, войны, рост бытовых преступлений и суицидов – неизбежное и неотвратимое следствие продолжающихся заведомо бесплодных попыток решить проблемы борьбы с коронавирусом тупым полицейским насилием.

Подорвано доверие общества к экспертному знанию. Полностью опровергаемые реальностью постоянные «прогнозы экспертов» по тому, как будет протекать пандемия, когда и как она закончится, только еще сильнее раздражают людей. Мы на собственной шкуре, а многие и ценой собственных жизней убедились в том, что свобода доступа к информации еще больше запутывает ситуацию.

Нет, эксперты не врут. Экспертов в этой истории просто нет. Никто не знает, как и когда отступит вирус. Но признавать, что это «новая нормальность», а не краткосрочный внешний шок, многие руководители государств пока не хотят. Или сознательно используют новую опасную болезнь в корыстных политических и бизнес-целях.

Инфодемия, пропаганда паники, обилие фейков о коронавирусе (отчасти, оправданных и даже неизбежных: мы до сих пор не знаем ответов на многие ключевые вопросы про эту болезнь) поместили нас в кокон абсолютной безнадежности. При этом часть людей – по опросам в разных странах, таких не меньше трети – напротив, не верят никому и ничему, предпочитая считать пандемию заговором элит, отрицая очевидное существование вируса и его способность убивать людей.

Но главной ошибкой, разрушающей ткань общества, сеющей раздор и раскол, по сути граничащей с преступлением, стало использование для борьбы с вирусом карательных полицейских мер, прямого физического и морального насилия над людьми. Все эти непрекращающиеся попытки государств вроде бы с разными политическим устройством и ценностями на уровне официальной идеологии перевести общую беду в персональную вину каждого человека.

Таким образом политики решили переложить на граждан и снять с себя ответственность за всеобщий грандиозный провал национальных систем здравоохранения, который обнажила пандемия.

Практически во всем мире, с использованием всей мощи современных пропагандистских технологий, в наши головы упорно вбивают мысль, что все мы, каждый из нас якобы заранее виновны в своей болезни и в заражении других людей.

Всемирным символом вины и маркером раскола стала медицинская маска. Будем откровенны: значительная часть, если не большинство людей носит маски, чтобы снять с себя абсолютно ложное чувство вины или чтобы банально не нарваться на штрафы. О реальной медицинской эффективности этой меры в борьбе с конкретной болезнью, ради которой и введены масочные режимы, люди уже не задумываются.

Заставлять людей чувствовать себя виноватыми в новой для человечества болезни аморально. Это не имеет ничего общего ни с гуманизмом, ни с заботой о здоровье. К тому же это просто ложь по отношению к самой сути коронавируса. Ведь мы до сих пор не знаем точно всех деталей процесса заражения.

Одним из главных последствий провала публичных прогнозов экспертов и «силовых» мер борьбы с вирусом, практически нигде не давших никакого эффекта, стал острейший кризис доверия общества к государству и раскол внутри самого общества.

Этому кризису доверия и расколу общества способствует и то, что коронавирусом заражаются – иначе и быть не может, только надо это честно признать – крупные чиновники, руководители государств, мэры городов. То есть именно те, кто призывает нас соблюдать ограничения и вводит их.

После каждого очередного чуть ли не ежедневного случая заражения мэра, президента или министра (на днях заразился, например, глава минздрава дисциплинированной Германии) не может не возникнуть логичный вопрос: вы-то сами почему заболели? Маски с перчатками не носили? Или они не помогли? А почему тогда нас заставляете?

На днях лично глава Всемирной организации здравоохранения Теодор Гебрейесус после контакта с зараженным изолировался, но, как сообщают СМИ, тест делать не хочет. У него, видите ли, нет симптомов. Зачем же вы тогда ставите на уши весь мир с преследованием так называемых «бессимптомных носителей вируса», которые якобы так сильно заразны? Все это только дополнительно злит людей и сеет панику.

Ровно так же действуют на значительную часть общества написанные словно под копирку посты очередных актрис-певцов-звезд шоу-бизнеса: «Ах, я заболел(а), болезнь действительно тяжелая, соблюдайте меры, носите маски, берегите себя».

Но если даже министры, президенты, звезды спорта и шоу-бизнеса, которые не ездят в метро, не ходят в магазины за едой, имеют все возможности соблюдать социальную дистанцию круглые сутки, не уберегли себя от коронавируса, куда уж нам, простым смертным?

Еще одной любимой посылкой политиков, сеющей в обществе раздор и агрессию, стал изначально ложный концепт так называемого «общего здоровья». И связанная с ним завиральная идея, будто заражения и смерти может остановить некая «солидарность».

Нас пытаются уверить, что с эпидемией должны бороться все люди вообще, а не те, кому это положено по должности: врачи, вирусологи, эпидемиологи. И не государственная власть как организатор системы здравоохранения. Нет, на то вы и нужны, товарищи чиновники, чтобы на деньги налогоплательщиков, наши с вами деньги, организовать доступную и качественную медицинскую помощь. В том числе и от коронавируса, который люди пока лечить не научились.

В результате человечество ошибочно придало конкретной болезни свойства тотальной социально-политической внешней угрозы. Но ничего социального и политического там нет.

Вирус не имеет морали и политических убеждений. Ему безразличны ранги и статусы людей, которых заражает. Вирус не признаёт социальной дистанции: для него уборщица и президент, нищий и миллиардер абсолютно равны.

А вот в борьбе с вирусом никакого равенства нет и в помине.

Не может быть никакого «общего здоровья» у бабушки, девять дней перед смертью безнадежно ждущей приезда скорой с катастрофическим поражением легких или у пациентов, умирающих от нехватки кислорода в заштатной больничке в российской глубинке, и у какого-нибудь мэра города или пока еще президента США, которых сразу лечат лучшие врачи лучшими и только первым лицам доступными лекарствами.

Нас штрафуют, запугивают, винят в заражениях те, кто изначально имеет совершенно иной доступ к медицине. Они не будут ждать приезда скорой девять дней. Им точно хватит медицинского кислорода.

Ни у кого нет морального права так ставить вопрос. А даже если бы такое право было, вирусу плевать на моральные права. Цепочки заражений, как мы прекрасно видим по статистике, «масочно-перчаточная солидарность» прервать не в состоянии. В случае с болезнью эффективность мер не определяется ни «моральными» категориями, ни вымышленным «общим здоровьем». Она определяется исключительно жизнями и здоровьем каждого конкретного человека.

В своем желании прикрыть медицинские провалы, власти повсюду транслируют обществу взаимоисключающие, вызывающие недоумение, а на одиннадцатом месяце пандемии еще и понятное раздражение, идеи.

Нам говорят, что мы должны носить маски, чтобы не заразить совершенно незнакомых нам людей, но при этом запрещают посещать собственных пожилых родителей, бабушек и дедушек.

Нам говорят о солидарности. Но при этом требуют соблюдать дистанцию (кстати, единственный, наряду с мытьем рук, действительно относительно разумный способ уменьшить вероятность заражения. Но все равно никаких гарантий нет и быть не может, что ни делай).

Нам говорят, что это общая беда. Но при этом торгуют масками и перчатками (тогда уж снабжайте ими всех бесплатно!), выкатывают драконовские штрафы гражданам и предприятиям, а тесты повсюду вообще стали неостановимым, гигантским бизнесом.

Отдельный вопрос к чиновникам, которые не стесняются публично сообщать нам о размере взысканных за такой-то период штрафов с людей и предприятий как о своем профессиональном достижении. Что у вас, ребята, в головах? Хвастать штрафами во время пандемии – по сути, натуральное мародерство. Ничем не лучше, чем снимать вещи или нательный крестик с убитого в бою.

До какой степени презрения к людям нужно дойти, чтобы вводить «повторные» локдауны. Само слово «повторный» для любого сохранившего остатки разума человека означает, что первый карантин не сработал. Иначе бы «повторные» просто не понадобились. Неудивительно, что повторные карантины вызвали массовые протесты повсюду, где их вводили – от Израиля до Германии.

Уже очевидно, что этим вирусом так или иначе переболеют все, кроме тех, кто не может заразиться по неизвестным нам пока личным генетическим причинам. Вирус полностью не уйдет никогда. Но со временем (никто не может сказать, когда именно – это тоже надо честно признать) он станет неопасным. Поэтому давно пора прекратить любые разговоры о победе над вирусом или публичные гадания на сроки конца пандемии. Конец пандемии должен и может наступить только в наших головах. И наступит он тогда, когда мы, наконец, введем эту проблему в чисто медицинские берега.

Болезнь надо лечить лекарствами и останавливать вакциной. Этим должны заниматься врачи и только врачи.

Задача государства – обеспечить общество койками, лекарствами и медперсоналом и, если получится, наладить промышленное производство эффективной вакцины. А не пытаться бесконечно обвинять в пандемии людей, штрафовать их, сеять в обществе ненависть и раздор полицейскими ограничениями, не дающими никакого эффекта.