Подписывайтесь на Газету.Ru в Telegram Публикуем там только самое важное и интересное!
Новые комментарии +

Хорошо выглядят те, кто в девяностые не объедался фальсификатом

Как менялось качество еды в России и почему лучшее время у нас позади

Писатель, публицист

Мне скоро сорок лет. Вот буквально через несколько месяцев. Возраст интересный во всех смыслах. Особенно интересно наблюдать за тем, как меняются мои ровесницы и ровесники. И вы знаете, кто сегодня из моих одногодок выглядит моложе и здоровее? Нет, не те, кто занимается спортом и взялся за ЗОЖ. И даже не те, что ходят по косметологам. Сегодня моложе и лучше выглядят те, кто в 1990-е питался правильно и здорово. Вот буквально: те, у чьих семей тогда были и деньги, и соображалка, чтобы ориентироваться в выборе продуктов. Потому что на человека после перестройки хлынуло море всякой пищевой дряни.

Совсем бедные ели «Доширак», покупали спред Rama и растворимые напитки Yupi и Zuko. На праздники брали чипсы для украшения салата. А салатом часто был замоченный в майонезе тот же «Доширак» с тертой морковкой — типа это сыр. По краям блюда выкладывали Lay's. Майонез у бедных был везде: им сдабривали невкусную и некачественную еду. Многие ели на обед хлеб с майонезом. У меня так соседку кормили в детстве. Были в университете одногруппницы, приносившие на обед столь нехитрый бутерброд. У соседки все детство на заднице вскакивали «чирьи» — я была уверена, что от майонеза. Бедные тогда вообще чуть не все были прыщавые.

У кого денег было чуть больше, покупали чипсы чаще, а вместо воды пили газировку. Ели Snickers, Twix. И тот же майонез.

Совсем богатые по тем меркам покупали вафельные торты, печенье Choco Pie, Snickers, но чаще. Вместо газировки пили «соки», которые никто не проверял, и они тоже часто были с красителями, ароматизаторами и подсластителем. Ну и, конечно, богатые ели колбасы. Много разной колбасы!

Те, у кого имелись деньги, мало чем отличались от тех, у кого денег не было: все питались некачественно.

Если не было ума и минимальных знаний о правильном питании, тогда отличие в питании бедных и богатых глупых было одно: бедные физически ели мало. Это единственный за всю послевоенную нашу историю период, когда люди испытывали физическое чувство голода. И, конечно, недоедали животных белков и жиров. Богатые получали белок из колбасы, копченой курицы, йогуртов «Эрмигут», которые вообще непонятно из чего были сделаны и в магазинах годами лежали без холодильников. Но на колбасах и вафельных тортах нужный белок не наберешь.

Чем сегодня отличаются тогдашние бедные глупые от богатых глупых? Давайте называть все своими именами: люди, которые в 1990-е ели каждый день чипсы, пили что Yupi, что соки коробками и давали детям в школу маргариновый тогдашний Choco Pie, были непроходимо глупы. Те и другие вышли из 1990-х с прыщами, плохой жирной кожей, лишним весом, панкреатитом, часто — с камнями в почках, плохими зубами. Отличие лишь в том, что у бедных на теле больше растяжек, так как ели меньше белка. Это проблема детей 1990-х: наш скелет рос быстрее, чем успевала расти кожа, потому что у нас не хватало белка для выработки коллагена и эластина.

В остальном выглядят одинаково и те, у кого в 1990-е были деньги, и те, у кого их не было. Сегодня следы и последствия той глупости изжить смогли разве что некоторые богатые, причем те, у кого благосостояние за все 30 последующих лет не проседало. И у кого при этом включился наконец интеллект.

Здоровыми смотрятся те, кто тогда имел голову на плечах, не покупал мусорную еду 1990-х и не объедался изобилием 2000-х.

Помните, как у нас потихоньку выравнивалось питание? Сначала ели просто мало и совсем плохо, потому что пищевого контроля не было никакого. Отравления были нормой жизни. А уж на канцерогены и растительные жиры тогда никто ничего не проверял.

В 2000-е перемены приходили медленно. Я бы даже сказала, что основной ущерб здоровью люди нанесли себе в те годы, потому что еда стала доступнее, но то была еще некачественная еда. Помню 2000-е: торты с растительным кремом, рулеты, творожная масса из огромных жбанов. Спреды все также продавались, но их стали реализовывать под видом масла. Пищевой и ветеринарный контроль только-только восстанавливались.

2000-е — годы изобилия и фальсификата. От 1990-х отличались тем, что в девяностые на упаковках открыто писали состав или не писали ничего вообще. В 2000-е в коробки разливали тот же условный Yupi и надписывали «сок натуральный». Появились первые магазины белорусских продуктов, которые представляли собой фасованные из огромных пластиковых ванн субстанции. Почему-то наш человек хотел верить, будто где-то есть еще более бедная страна, которая, несмотря на свою бедность, не гонит дешевый фальсификат, а производит натуральные продукты. Хотя я смею утверждать, что тогда к нам из Белоруссии гнали и просто под видом белорусских продуктов намешивали здесь самый кондовый фальшак. Были годы, когда в Белоруссии надои с объемами произведенной продукции не бились даже у Белстата, а страна импортировала заоблачные объемы трансжиров, пальмового масла и сухого молока: из Аргентины, например.

Я думаю, что тогда уже у государства были ресурсы и силы массово проверять качество питания, но вопрос пищевых подделок выступал принципиально политическим: надо было дать народу набить брюхо, наедаться досыта, иначе он бы повалил на площади — уж слишком сильно голодали в 1990-е.

Изобилие 2000-х с их пальмовым сыром, колбасой из кенгуру сильно ударило по людям. Те, кто и в девяностые не отличался сообразительностью, в нулевые уже стали наедать себе болезни. Я часть 2000-х провела за границей, в странах, где существовал контроль качества продуктов. Вернувшись, увидела печальную картину: люди наши выглядели плохо. И сохранили прежние привычки. Так, майонезом они еду все еще заправляли, но уже не «Доширак», а плов. И лили его не на хлеб, а на бутерброд с колбасой. И все ели бесконечные пельмени с хинкали, сделанные в непонятных подвалах непонятно из кого.

Вот в те годы дураки уже получили печать навсегда, пережив две волны нездорового питания. На их фоне умные, пусть и бедные, стали резко выделяться. Те, кто в 1990-е не пил порошковые соки, а в 2000-е не ел маргарин, продаваемый под видом масла.

У нас контроль качества продуктов начался, по сути, с 2014 года. Уж не знаю, то ли совпало, то ли сказался тогдашний массовый невроз по поводу запрета иностранного пармезана и скептического отношения людей к импортозамещению. Но факт налицо: контроль качества пришел именно с импортозамещением. Стало уходить поддельное масло. Все эти «фермерские» и «белорусские» продукты были вытеснены на рынки, ставшие оплотом фальсификата.

Потом пошли требования к маркировкам, наконец начали следить, чтобы слово «масло» писали только на пачке масла, а «колбаса» — на колбасе. Появились термины «мясной», «молочный» и «мясо-» и «молокосодержащий». Появились выкладки СЗМЖ и БЗМЖ. Кстати, помню индуцированную сетями истерию по поводу того, что цены взлетят и люди будут жить впроголодь из-за того, что магазин не станет продавать растительное мороженое под видом натурального. И ничего!

Наверное, мы сейчас впервые вообще за сто с лишним лет живем в реальности, где условно натуральное и безопасное питание доступно не только богатым и умным одновременно. Даже дураку не надо штудировать учебники по диетологии и справочники пищевой промышленности — все написано на ценниках и этикетках. Нужно только время и самодисциплина.

Еще одна черта эпохи — резко упало число отравлений. Помню времена, когда нельзя было безопасно есть в кафе. Сегодня это все же перестало быть игрой в русскую рулетку. Еще нас спас восточный фастфуд. Шаверма, готовящаяся в перчатках и подаваемая в одноразовой посуде, — лучшее, что могло породить человечество в плане безопасного питания: баланс белков, жиров, углеводов и подача, которая даже в пустыне сокращает число отравлений и кишечных инфекций. Только с контролем качества мяса проблемы.

Кстати, в том, что Россия приблизилась к странам первого мира, убедились релоканты, уехавшие в Армению, Грузию, Казахстан. Знаете, какая едва ли не самая распространенная их оттуда жалоба? Не маркируют фальсификат, не пишут составы и калорийность продуктов. Для нас это теперь дикость. Несколько лет культуры пищевого контроля — и мы отвыкли.

Правда, культура не панацея. В России еда дорожает. Расцвет возможностей был в начале 2020-х: когда и маркировки уже существовали, о проектах «Росконтроля» с «Роскачеством» знали массово, в целом была уверенность, что, покупая масло, ты наконец купишь масло, при этом цены были доступные. Теперь, увы, все больше людей вынуждены экономить на еде. Только, в отличие от 1990-х, они дешевую еду с заменителями покупают осознанно — все написано на упаковке.

Другой нюанс: у нас развивается общепит, его все больше. Чем больше кафе, точек питания, тем слабее контроль — уже не охватить все Роспотребнадзору. Так везде и на западе. В Британии контроль номинальный, фактически все регулирует рынок: туда, где много травятся, люди не ходят. Но для этого надо, чтобы сначала отравились.

У нас начинается так же. И мы скоро столкнемся с этой проблемой первого мира: когда государство не в состоянии отслеживать качество еды в кафе, потому что их очень много. К этому тоже привыкнем. И будем с тоской вспоминать времена, когда Роспотребнадзор молниеносно закрывал на 90 дней кафе из-за замеченного в нем таракана. В этом смысле у нас все лучшее позади.

Между прочим, вы знаете, что сегодня Всемирный день безопасности пищевых продуктов? А знаете, когда он был провозглашен ООН? Только в 2016 году! К этому времени страны первого мира уже замучились с проблемой невозможности контроля рынка, когда он слишком большой, а страны третьего сейчас переживают те же беды, что у нас были в 1990-е. Вроде, совсем уж голодом сейчас в мире никто не голодает. Мир разделился на два лагеря: один набивают живот самым примитивным фальсификатом, а вторые травятся в дорогих ресторанах, потому что в том и другом случае государство не в силах контролировать качество еды.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Что думаешь?
Загрузка