Рабы трудовой книжки

Анастасия Миронова о том, почему Россия выкидывает из экономики самозанятых с фрилансерами

Раскрою секрет: незадолго до эпидемии коронавируса я получила небольшое наследство и реализовала его. Деньги решила отложить, чтобы подкопить и купить небольшую квартиру. Однако в марте мне попался крайне подходящий вариант. Денег мне на нее не хватало совсем немного.

Я решила взять на оставшуюся сумму ипотеку, чтобы потом быстро ее закрыть, продав еще один актив. Ну потому что квартира моей мечты была настолько хороша, что за нее не жаль было переплатить процент по кредиту. Честно говоря, никаких сомнений в получении ипотеки у меня не было: больше 70% первоначального взноса, один и тот же банковский счет, в течение многих лет демонстрирующий регулярные поступления, белые отчисления, выписки с лицевого счета ПФР и справки 2-НДФЛ по конец прошлого года. В общем, я нашла два банка, дающие кредиты под дифференцированные платежи, и подала заявки…

Кредит мне не дали, потому что моя трудовая книжка лежит у меня на руках! И потому что в заявке на ипотеку просто не предусмотрена свободная занятость: ты обязан указать какое-то место работы и точный заработок на этом месте.

После двух отказов я обратилась в очень большой банк, где обещают ипотеку по двум справкам. Имея доход выше среднего по стране, располагая 70% первоначального взноса и владея еще одним объектом недвижимости в собственности, я не получила кредит с ежемесячным платежом в 7000 рублей. Хотя любой сотрудник банка может удостовериться в моей рабочей форме, если просто наберет мое имя в поисковике. Знаете, что мне посоветовали? Подтвердить справкой с работы доход хотя бы в 14 000 рублей и полную занятость. Либо взять созаемщика с доходом не менее 10 000 рублей.

При этом зарплата вовсе не должна быть белая: при выдаче кредита банк отдает предпочтения фактору трудовой книжки, а не поступлениям на счет: кредит дадут офисному клерку, оформленному полгода назад на «минималку» и не имеющему подтверждения дохода. А человек, которому хватает ума и квалификации годами жить с более или менее нормальным белым доходом, остается для банка в невидимой зоне.

Причем в моем случае все же очевидно, что я зарабатываю — тут, полагаю, спорить никто не станет — высокоинтеллектуальным трудом. У меня, повторяю, белые отчисления и стабильный доход. Деньги на мой счет приходят не из контор «Рога и копыта», а от общеизвестных СМИ, у меня на руках договор с нашим самым крупным книжным издательством. Но для банка я ноль.

Ровно через две недели после отказа мне в ипотеке офисные клерки и разные продавцы штор и развозчики товара, как мы все знаем, свою работу потеряли. И владельцы бизнеса, имеющие ИП, тоже остались ни с чем.

А я продолжаю писать колонки, ни одно СМИ не задержало мне гонорар, мои активы и накопления никуда не делись. В связи с чем я передаю огромный привет тройке наших больших банков. Вы, ребята, молодцы, у вас отличные продукты, крутые сайты, ловкие менеджеры. Вот только вы сделали ставку не на того заемщика.

Мой пример прекрасно иллюстрирует системное отставание нашей даже не экономической политики, а вообще — экономико-политической реальности, которая не сошла еще с советской узкоколейки с ее всеобщей занятостью. Мир изменился и затронул в том числе матушку Россию. Теперь и у нас полно людей, которым не надо ходить в офис и работать на дядю. Сегодня значительная часть самого активного, продуктивного, творческого и/или влиятельного населения не имеют ни начальства, ни ИП, ни собственной компании.

Я не знаю, сколько сейчас таких людей в России, но нас очень много. И все мы фактически выключены из экономики. Например, нам не доступны кредитные средства.

Удивительно, но ни государственные, ни частные банки просто не предполагают существование творческого человека, способного заработать своим умом.

И ладно бы творчество — государство в принципе не верит никому, кто не работает с девяти до шести на дядю. Тем самым государство стимулирует архаику, ведь очень часто люди, выбирая, уйти им в свое дело, на самозанятость, или остаться «под боссом», выбирают второй путь. Порой — в ущерб доходу.

Я знаю о случаях, когда человек в России предпочитал остаться на серой крошечной зарплате, чем работать на себя, исключительно из-за страха, что ему не дадут кредит в час Х или он не получит пособие с больничными.
Это настоящее преступление против экономики.

Весь мир уже понял, что множество, если не большинство продуктивных людей не работают «на дядю». И только Россия до сих пор держится за трудовую книжку.

Что вы так в нее вцепились? Сегодня, если верить данным опросов, только в Москве больше половины трудоспособного населения уволены или временно не получают деньги. Может, пора понять, что не трудовая книжка кормит человека, а голова? И у тех, кто способен сам себя организовать и прокормить, голова устроена неплохо.

Наше государство в это не верит. Оно презирает человека, умеющего жить самостоятельно. И прямо сейчас это презрение демонстрирует. Какие-то крохи, выделенные на спасение сотрудников, если и дойдут до обычных людей, то только до тех, кто официально трудится на незначительных должностях (со значительных в кризис не выгоняют).

Придумали выделять 12 130 рублей на сотрудника, если 90% работников предприятия малого и среднего бизнеса сохраняют место и зарплаты. И работодатель может эти деньги направлять на что угодно, а данные о занятости подать, какие ему надо — никто не пикнет. Главное же, что помощь предусмотрена только на тех, кто официально работал и имел начальника.

И широкий жест с повышением пособия по безработице тоже только этим людям адресован. Пособие 12 130 рублей полагается лишь тем, кто работал весь последний год. А если человек пять лет был на аутсорсе, работал по подрядам, по договорам заказа, сейчас ему ничего не полагается, даже смехотворного пособия в 1500 рублей. Потому что он, хоть и отчислявший все это время средства в ФСС, ПФР, в налоговую, считается для государства лентяем.

Человек, работавший по 60 часов в неделю и зарабатывавший самостоятельно 100-200 тысяч в месяц нетто, перед лицом государства никто.

А просиживавший штаны на ненужной работе за 20 тысяч клерк, в кризис сразу уволенный за ненадобностью, достоин поддержки. И этот клерк выплывает, ему и его семье в итоге будет причинен меньший ущерб. Как результат — пассивные, неамбициозные, несамостоятельные выплывут, а из активных и продуктивных многие потонут.

Я долго думала, почему в нашей стране в XXI веке так несправедливо все устроено. Почему ни государство, ни частно-казенные банки не уважают крепкого сметливого человека или просто творческого интеллигента. Почему они не хотят признавать успешным и достойным доверия какого-нибудь краснодеревщика, навострившегося делать мебель ценой в полмиллиона. Почему банки не уважают бухгалтера, который, сидя, например, в Рязани ведет отчетность ряда крупных московских компаний и управляет большой командой московских бухгалтеров на аутсорсе? И почему банки с государством не уважают и не предусматривают возможность спасения такой вот интеллигенции, как я? Ведь подобная опция не предусмотрена.

Я посмотрела сейчас фильм по книге Гузели Яхиной и поняла наконец: это же та самая борьба с окулачиванием!

Советская директива, курс на нищету и подчинение. Купил человек телушку, не поленился ее выкормить, выпоить. Родила телушка, стала молоко давать, он в пять утра поднимается ее доить - вот уже и кулак. Раскулачили его, корову на мясозаготовках сгноили, «кулака» на Ангару выслали. Он там снова, теперь уже голыми руками, избу построил, пшеницу научился сеять, кур завел, паразит — вот, уже окулачился. И снова его раскулачивают: поле прямо с урожаем перепахали, кур порезали, с самого валенки сняли и пустили в онучах по морозу — чтобы неповадно было уметь жить.

Большевики с окулачиванием боролись строго, потому что государству не нужны были люди, способные существовать вопреки народной партии.

В Германии всем самозанятым представителям творческих профессий, всем фрилансерам прямо сейчас выплачивают по 5000 евро, потому что Германия не заинтересована потерять этих людей и обнулить их достижения.
А наше государство прямо говорит, что ему нужны безынициативные, довольствующиеся малым, согласные работать за серую зарплату и без гарантий. Такому без справки из налоговой дадут кредит, ему и пособие выплатят, и продуктовый паек на детей выделят: главное, чтобы он выжил и потом снова согласился за копейки выполнять простую работу.

Надеюсь, что после эпидемии нашего государство и банковский сектор, если они восстановятся, сделают правильные выводы. Они навыдавали займов фактически лишь под записи из трудовых книжек и теперь подсчитывают просроченные платежи.

В XXI веке экономика должна делать ставку на что-то более существенное, нежели трудовая книжка. Забудьте вы про эту книжку: с каждым годом работать «по трудовой» будет все меньше людей.

Человек — существо предсказуемое, он всегда стремится к работе, которая требовала бы меньше времени, предполагала больше свободы и при этом приносила бы деньги. Труд «на дядю» за серую или просто мизерную зарплату не является мечтой современного человека и множество народа убегает от неинтеллектуальной работы по найму. Женщины варят на продажу мыло, делают букеты из конфет и подгузников, шьют тапочки на заказ. Мужчины идут в ремонтники и мужья на час — все ради того, чтобы не иметь над собой начальника и не отдавать заработанное на развитие чужого бизнеса.

Сегодня эти бесстрашные люди остались не только без кредитов, но и без государственной помощи. Они не нужны правительству, вероятно, власть с радостью бы загнала их обратно в наем, даже если людям придется за МРОТ делать ненужную работу.

Интеллигенция, творческая элита государству тоже не нужны: за исключением звезд попсы, которые открывают ИП, чтобы прокачивать деньги за концерты, никаких творческих деятелей государство не признает. Хоть в глазах сверкай от белизны своего дохода, тебе все равно поверят меньше, чем уже оставшемуся без работы клерку. Банк не одолжит тебе денег, государство не протянет руку помощи, в садике твоему ребенку не дадут паек, биржа труда не поставит тебя на учет. Никого не интересует, что ты закончил два вуза, выучил три языка, поработал в нескольких странах, чтобы набраться опыта, позволяющего жить без надзора.

Государству не нужны безнадзорные граждане. Оно ценит тех, кому для жизни нужно начальство.