Ген рабства у русских? Не верьте!

19.09.2019, 08:16

Анастасия Миронова о лживости мифа об исконном рабстве россиян

Каждый раз, когда в России происходят значимые выборы или закручивают важные гайки, мы слышим одну и ту же песню. О том, как не повезло этой стране с народом, ведь он, объясняют нам некоторые граждане, органически не приспособлен к демократии и свобода ему не нужна в принципе.

Признайтесь, вы когда-нибудь задумывались, а правда ли все это?

Правда ли, что люди в России, прежде всего русские, в силу исторических и культурных особенностей больше всего ценят сильную руку? Что сами они не умеют объединяться, отстаивать свои права? Что они не смогли освоить минимальные навыки самоуправления? Что не ценят свободу, индивидуальность, личную ответственность, широту выбора?

Обычно ведь говорят об этом, даже договариваясь до утверждения, что в нашей стране живут генетические рабы. Говорят и не задумываются, соответствуют эти слова нашей более чем тысячелетней истории или нет.

Открою тайну для тех, кто историю знает плохо: люди в России, ни наиболее многочисленные малые народы, ни русские, раньше такими не были и так не жили.

В последний год я много читаю в подробностях об истории двух русских революций. И именно сейчас я окончательно поняла — врут нам насчет генетически к чему-то там не такому предрасположенных русских. Средний человек с умеренным образованием просто не знает историю настолько хорошо, чтобы разоблачить этот миф о политически безвольных людях с не сформировавшимся гражданским сознанием, которые якобы населили Россию много веков назад.

Начнем прямо с революции. В школах не принято рассказывать о том, что, когда большевики свергли в октябре 1917-го Временное правительство, они тут же столкнулись с несколькими общенациональными демаршами. Наутро после свержения Временного правительства большевики явились в банки и Государственное казначейство за деньгами. И столкнулись с всеобщим отпором.

Мелкие банковские клерки не отдавали вооруженной новой власти деньги, требуя… нет, не мандатов, не расписок. Они требовали срочного созыва коалиционного правительства и всенародно избранного Учредительного собрания.

Якобы не способные к демократии чиновники почти всех частных банков и Государственного банка с 27 октября по 17 ноября не выдавали большевикам деньги, потому что в первые же дни после переворота объединились и проголосовали за непризнание Совнаркома. Госбанк был взят угрозой единовременной казни всех членов правления.

Аналогичную забастовку централизованно предприняли аптекари, телеграфные рабочие, учителя... Все они требовали отказа от единовластия большевиков и выборов Учредительного собрания. Которое, как уже было известно, в основном представляло бы интересы крестьянства, потому что это была самая многочисленная группа населения. И все равно служащие Петрограда, попадая под аресты и расстрелы на месте, бастовали, требуя вернуть демократические органы власти. Полностью были парализованы почти все министерства, на работу к большевикам не выходил никто, вплоть до машинисток.

Скажете — интеллигенция? А вот пожалуйста. Сразу после большевистского переворота рабочие Петрограда стали создавать различные объединения, экстренные собрания по противодействию захвату власти. В начале 1918 года все эти объединения действовали в условиях открытого государственного террора, объявленного против них.

Оформилось движение сопротивления фабричных уполномоченных. В Петрограде проходили стихийные выступления и демонстрации, рабочих расстреливали. Рабочее движение сопротивления образовалось во всех промышленных городах.

Люди, не имея еды и работы, объединялись вокруг требования восстановить разогнанное к тому времени Учредительное собрание. Казалось бы, есть чем заняться: голод, круглосуточная стрельба, массовые казни, а они главным требованием Бюро фабричных уполномоченных называют срочное объединение всех социалистических и демократических сил. И люди за это погибали. Не какие-то там пламенные революционеры, а обычные, порой неграмотные люди.

Рабочие Петрограда и Москвы организовали несколько крупных выступлений, заведомо обреченных на расстрел. Так, 5 января 1918 года в обеих столицах были расстреляны демонстрации в защиту Учредительного собрания. Люди шли на них проулками, все подступы к месту сбора демонстрантов и в Москве, и в Петрограде были заставлены пулеметами. И демонстрации расстреляли.

Кстати, само Учредительное собрание смогло собраться в Таврическом дворце только потому, что его под свою защиту взял народ. Петроград и значительная часть страны уже были под большевиками, которые не хотели допустить съезд Собрания. Депутаты были в прямом смысле взяты под прицел. И тогда члены Учредительного собрания обратились к народу через прессу с просьбой выйти на его защиту. И народ вышел.

Учредительное собрание открылось, потому что Таврический дворец был взят в кольцо живым щитом. Это были наши с вами сограждане. Без каких-либо «рабских генов». .

Между прочим, сами эти чертовы «советы», на десятки лет испортившие жизнь значительному проценту всех землян, тоже ведь у нас зародились. Высшая на тот момент форма гражданского объединения — штабы для координации рабочих стачек. Только в России они были столь массовыми и эффективными. Между прочим, первые такие советы появились не в Петрограде, ведомые интеллигенцией. Первый был— в Алапаевске, второй — в современном Иванове. Прекрасно наши люди объединялись.

А как вы думаете, почему значительная часть делегатов Учредительного собрания представляла интересы крестьянства? Да, конечно, крестьяне тогда составляли 80% населения. Но не в этом дело. Оказалось, что они активно участвовали и в делегировании полномочных представителей, и в голосовании. Они массово были за всенародно избранное Учредительное собрание и после его разгона стали злейшим врагом большевиков.

Ленин поначалу даже в армию крестьян не велел брать, потому что они резко осуждали диктатуру и террор. Вы это знали?

Есть, кстати, и еще более неудобные для теории недемократичности русских факты. Например, крестьяне были, оказывается, массово политизированными. Они намеренно отстранялись от гражданской войны, осуждая обе стороны. При этом внимательно следили за политикой и имели политические предпочтения. Все они были за социалистов-революционеров, знали имена партийных руководителей.

Социалисты-революционеры это, между прочим, террористы-эсеры. Россия подарила миру, кроме советов рабочих, и то, чего до нее никто не знал — политический террор во имя достижения ценностей демократии и свободы.

Вопреки расхожим мифам, террористов стране дали не евреи, а русские. Первыми бомбистами были русские. Руководителями всех радикальных ячеек эсеров были русские, за очень небольшим исключением.

В боевую организацию эсеров входили преимущественно выходцы из русских низов, мещане, крестьяне, дети мелких купцов. Вообще, партия эсеров зародилась в Саратове, ее основателя звали Андрей Аргунов. Последним руководителем боевой организации эсеров был Борис Савинков. Главой левых, наиболее радикальных эсеров, стала Мария Спиридонова.

Возможно, Россия — единственная страна, где было массовое движение террористов-самоубийц, боровшихся не за национальные цели, не за конкретные блага, а за демократию. И крестьяне массово поддерживали террор против самодержавия, потому что не было у них никакой органической потребности в сильной руке, а была потребность в самоуправлении и базовых правах.

И царя-батюшку крестьяне даже всуе не помянули. И арест, и казнь Романовых прошли в стране незамеченными, хотя то и другое освещалось в СМИ. Кстати, и мятеж левых эсеров в июле 1918, и мятеж Бориса Савинкова крестьянство поддержало. Ярославль, Муром оказывали «савинковцам» поддержку.

Белая армия, между прочим, тоже воевала не за монархию. Монархистов там было мало. В целом же она выступала за возврат Учредительного собрания. Даже Колчак не бился за реставрацию монархии — он требовал парламентской республики.

Россия сверху донизу была к 1917 году пронизана и демократическими чаяниями, и навыками самоуправления. Вообще, большую часть существования нашей страны на ее, по крайней мере, русских территориях, не говоря уже о западных регионах, где были поляки, литовцы, действовали выборные судебные инстанции. Даже при удельных княжествах и при Иване Грозном множество посадских тяжб решалось выборными лицами, посадские сходы никуда не уходили, им были делегированы в том числе мелкие фискальные дела.

О готовности объединяться для самоуправления говорит легкость, с какой русские люди, именно русские, поскольку в западных губерниях земства не успели развиться, приняли земское самоуправление. Люди в стране массово переключились на самостоятельное решение мелких проблем. И вполне успешно справлялись. В том числе и потому, что в стране были многовековые традиции избираемой судебной власти.

Кстати, помните гоголевского капитана-исправника? Так это выборный земский судья! Позволю хихикнуть и скажу, что народные судьи были избираемы даже при Сталине.

Таким образом, 70 лет советского тоталитарного государства случились в стране не из-за какого-то невообразимо плохого умения наших людей объединяться и видеть свой интерес - они стали возможными благодаря беспрецедентному террору.

Примеров, когда бы какая-либо нация столь долго выдерживала перед аналогичной силы террором, в истории нет. Нам больше всех досталось.

У России было фактически меньше 15 лет передышки между двумя катками, советским и неосоветским, под которые закатали демократические ценности. И далось это нелегко. Люди в России в борьбе за свое право на свободу понесли огромные потери, прежде чем окончательно затихнуть.

Нет никаких русских, рожденных подчиняться. Есть затюканные русские. И есть множество других народов, не менее, а то и более, чем русские, способных к самоуправлению. Знаете, например, почему сегодня кавказцы всегда отбивают своих, бегут к полицейским участкам, если взят их сосед, знакомый или просто — соплеменник? Почему всегда сбрасываются на строительство дома молодоженам, на операцию больным? Почему протестные акции дальнобойщиков, например, нашли такой отклик на Кавказе? Потому что люди сохранили из недавнего прошлого традиции племенного совета, института старейшин.

А вы знали, что весной 1917 года, сразу после падения монархии, российские мусульмане созвали Всероссийский мусульманский съезд, который принял курс на либеральные изменения и… гарантировал полное равенство женщинам? Вы можете себе представить, как бы развернулась история всего современного мира, не будь разогнаны в России тогда Временное правительство и Учредительное собрание?

Так что, друзья, никакой такой органической или исторической предрасположенности народов России к несвободе и сильной руке нет… Наоборот, есть расположенность к свободе и самоуправлению. А уж навыки самоуправления у общинного русского крестьянства можно даже и убавить. Потому что, в отличие от западного хуторского крестьянского быта, в России селяне отличались необходимостью регулярно друг с другом разговаривать и жить в мире, так как земли были в общинном владении, хутора и отрубные участки не были распространены. Есть деревня, есть огромный кусок земли, который едва ли не каждый год нужно между членами общины перекраивать. И все.

Что-что, а навыки договариваться друг с другом у русских крестьян были. Но угораздило нашу страну попасть под 70 лет прямого вооруженного запрета на любую инициативу. Наши люди отучились от жажды свободы, взаимопомощи и коллективного управления, чтобы выжить, а не потому, что полторы сотни миллионов прекрасно объединявшихся до того граждан будто по команде превратились в безынициативных покорных рабов.