Лицо тапира: россиянам некогда лечиться

18.07.2019, 08:11

Анастасия Миронова о том, сколько дней на самом деле нужно для диспансеризации

Надо же, для прохождения диспансеризации россиянам предложили выделить отдельный выходной. Видимо, тем, кто младше сорока, его станут давать раз в три года, а после сорока — раз в год. По частоте диспансерных лет.

Сначала я, конечно, обрадовалась. И подумала, что данная мера резко увеличит в России продолжительность жизни. Потому что рано умирают у нас не столько от плохого лечения, сколько из-за недообследованности. Но потом опомнилась.

Один день. Что можно сделать за один день? Сейчас раскрою страшную тайну: за один визит к врачу в российской поликлинике можно лишь записаться на диспансеризацию.

Тебе дадут направления на стандартный общий анализ крови и мочи, анализ на сахар, холестерин, направление на ЭКГ, направление к гинекологу. Это для молодых женщин. После 45 лет раньше полагалось УЗИ брюшной полости — теперь нет, уже не дают направление. Мужчинам после тех же 45, кажется, положено УЗИ предстательной железы. После 49 — проверка на скрытую кровь для диагностики рака ЖКТ. И все, пожалуй. Этим диспансеризация исчерпывается.

В первый поход ты возьмешь направления. В следующий раз придешь сдавать анализы, и хорошо, если тебе дадут направление на ЭКГ в тот же день, но вряд ли в то же время. Затем ты пойдешь записываться к гинекологу, который порой принимает вообще за 10 кварталов от поликлиники. В лучшем случае запишешься по интернету. Явишься на осмотр. А затем нужно еще раз прийти за результатами. Если повезет и назначат по диспансеризации УЗИ, пойдешь на УЗИ. И все это — в рабочее время.

В моей семье есть примеры излечения от смертельно опасных болезней благодаря их ранней диагностике. Поэтому я много бываю у врачей и уже давно задумываюсь, когда же лечатся и обследуются другие.

Ведь и у здорового с виду человека к 35 годам появляются мелкие проблемы. Даже если их нет, официальные рекомендации и помимо диспансеризации включают множество исследований.

Например, после 30 лет женщина должна раз в год проходить кольпоскопию — на предмет раннего обнаружения рака шейки матки. Сдавать мазки на онкоцитологию любая женщина должна раз в год. Это минимум два дня, а если не умеешь записаться по интернету, то и три: записался, потом пришел на осмотр, после — за результатами. Неплохо бы делать раз в год УЗИ органов малого таза — тогда нужно прийти на прием, записаться на дату выдачи талона, потом прийти за талоном, потом — на само УЗИ и после этого — снова на прием к гинекологу.

Рекомендации по УЗИ груди после 30 лет — раз в год, а после сорока — маммография. Раз в год — флюорография. Для людей с умеренно светлой кожей не реже раза в год рекомендовано посещение дерматолога, а белокожим — каждые полгода ловить меланому. Если были сахарные скачки, нужно сдавать хотя бы каждый квартал кровь. В России 9,6 млн диабетиков, из них миллиона три — люди работоспособного возраста, им нужно постоянно контролировать здоровье.

Большая часть взрослого населения и множество детей у нас живут с гастритом. Хотя бы раз в два года они должны прийти к терапевту (раз), взять направление к гастроэнтерологу (два), получить у гастроэнтеролога направление на ФГДС, эту процедуру в народе называют «глотанием лампочки» (три), вернуться к терапевту, чтобы сдать перед обследованием стандартные анализы и сделать ЭКГ (четыре), вернуться к терапевту за результатами (пять), поехать наконец на обследование (шесть), вернуться к гастроэнтерологу с результатами (семь), если их сразу после обследований дадут. Уф!

А ведь есть еще регионы в группе риска по заболеваниям щитовидки — надо хотя бы раз в 2-3 года делать УЗИ и проверять Т-гормоны. После 35 у многих лезет варикоз — УЗИ вен, а к флебологу попасть в некоторых городах вообще одиссея. Мужчинам после сорока нужно хотя бы раз в год делать УЗИ предстательной железы и сдавать кровь на ПСА (простат-специфический антиген).

Кроме того, у людей случаются рутинные осложнения ОРВИ, радикулиты, переломы, экземы, лишаи, конъюнктивиты, длительные головные боли, кровотечения, воспаления горла, онемения пальцев и множество других проблем и мелких симптомов, которые нужно лечить или по которым можно на начальной стадии поймать серьезную болезнь. И это не говоря о том, что болеют дети! И престарелые родители!

А беременности до декрета? Стандартами предусмотрена сдача такого количества анализов, что у меня лично закралось подозрение, не на заводы ли нитратных удобрений работают наши консультации.

Я, например, не работала в беременность, кое-как на эти анализы и обследования все же ходила. Кое-как, потому что сначала меня мучил токсикоз, а потом — одышка. Я не представляю, как беременные почти до самых родов работают и, главное, когда они успевают ходить к врачам?

По моим наблюдениям, лечатся и профилактируются у нас в основном пенсионеры, женщины в декрете и безработные — другие идут к врачам в запущенном виде. Однажды у меня воспалилось ухо, я попала в ЛОР-отделение клинической больницы. И там, в приемном покое, увидела десятки в прямом смысле умиравших от гайморита людей, которые от запущенных соплей отекли так, что были похожи на тапиров. У кого-то уже началось воспаление мозговой оболочки. Я даже слышала, как при мне одна врач, осматривая пациента, кричала другому: «Пиши: «Лицо тапира». Это фирменный штамп у отоларингологов для эвфемизма к слову «амба».

А ведь все эти «тапиры» производили впечатление успешных и востребованных людей, но при этом не могли себе позволить не отвечать на рабочие звонки даже поздно ночью и после процедуры вскрытия носопазух. И все они довели себя до такого состояния лишь потому, что не успевали вовремя попасть к врачу. Им некогда.

Еще я в этом ЛОР-отделении встретила женщину, которой раз в полгода нужно оперативно удалять полипы в носу, так быстро они нарастают. Это несколько подготовительных явок в поликлинику, все анализы, консультация в отделении, потом — минимум четыре дня госпитализации. После развития такого полипоза ей пришлось уволиться, из главного бухгалтера кадрового агентства она переквалифицировалась в фотографы, потому что штатная работа не позволяла ложиться на операцию каждые полгода.

В другой раз я в поликлинике встретила женщину, которой пришлось уволиться, чтобы наконец пройти обследование желудка — ее попросту не отпускали на все те бесконечные явки, сдачу анализов, которые требовались. Говорили — или больницы, или увольняйтесь. Она уволилась — у нее диагностировали пищевод Баретта, тяжелое заболевание, ставшее следствием многолетней нелеченной изжоги.

А сколько мы сегодня видим в соцсетях сборов пожертвований семьям, в которых кто-то заболел и уже нет возможности ходить на работу? Причем необязательно речь идет о страшных болезнях и тяжелейших ДТП. Из последних сборов, которые я помню: ребенку диагностировали аутизм, нужно постоянно возить на занятия и сидеть с ним, матери пришлось уволиться; отца разбил инсульт, он быстро восстанавливается, сам себя обслуживает, но надо каждый день его куда-то возить; ребенок выпал из коляски, начались постоянные припадки, надо обследоваться.

Даже если при хорошем самочувствии соблюдать минимальные рекомендации и вовремя обследоваться через госучреждения, нужно не реже раза в месяц ходить в больницы. А то и чаще. У меня получается порой чаще. При том, что я не имею никаких тяжелых хронических заболеваний, ОРВИ болею раз или два в год в легкой форме и не обращаюсь с ними к врачу.

Но вот, например, появилась у меня на ноге шишка. С ней я обошла трех хирургов — никто не смог ничего сказать. Четвертый отправил на УЗИ, на котором мне поставили ошибочный диагноз. Для альтернативного мнения я обратилась в частную клинику — там по УЗИ вен обнаружили варикоз. В моем возрасте он у 30% женщин, но обследуются единицы. Мне диагностировали, отправили на удаление. Пришлось вернуться в поликлинику за направлением на госпитализацию в государственную больницу. А перед операцией — сходить в отделение, куда тебя будут госпитализировать, на консультацию, обязательно сдать через поликлинику стандартные анализы, ЭКГ.

Было у меня четыре года назад кесарево сечение — нужно наблюдать рубец, потому что несостоятельность рубца тоже встречается примерно у трети «прокесаренных». Надела брекеты — они требуют постоянных визитов к ортодонту. Были затяжные насморки и фарингиты — снова ходила к врачам. Кстати, даже и без брекетов профилактические походы к стоматологу и чистку зубов никто не отменял.

Видоизменилась родинка — надо к дерматологу. Есть случаи наследственной онкологии – тоже нужно дополнительно наблюдаться.

И это, повторяю, у меня для россиянки почти 35 лет еще хорошее здоровье. Нет преддиабета, гипотериоза, гастрита, изжоги, я не болею затяжными бронхитами, у меня нигде ничего не колет, не стреляет в пояснице. Из проблем — кесарево сечение и вызванный им варикоз. Но я минимум раз в месяц бываю у врачей, а то и чаще. Потому что, следуя рекомендациям ВОЗ, я, например, раз в год прохожу обследование на предмет раннего выявления женской онкологии: записываюсь в благотворительный центр «Белая роза», это минимум два похода. И знаю о случаях смерти от рака груди женщин с высокими, от 200 тысяч в месяц, зарплатами — они были бы живы, если бы хотя бы раз в два года могли себе позволить пройти обследование.

Еще я читала про мужчину, который несколько лет не мог пройти рентген легких, пока не стал загибаться — во время операции у него в легком нашли проросшую елочку, видимо, вдохнул семечко и оно проросло. Еще хорошо отделался удалением трети легкого: если бы это была опухоль, он бы в течение полугода на такой стадии уже умер.

Сегодня человеку, чтобы жить долго, нужно регулярные обследования возвести на уровень привычных гигиенических процедур. Наши люди живут мало не только потому, что без меры курят, выпивают и плохо питаются — они много работают и не успевают обследоваться. Протокол лечения стандартных случаев язвы желудка, онкологии, последствий кровоизлияний в России и развитых странах одинаков. И есть даже множество людей, которые в нашей стране быстро и бесплатно попадают на такое лечение. Но попадают они слишком поздно.

Сейчас дадут один лишний день для обследований. Ну, сможет человек пойти и записаться на сдачу крови. Ну, отпросится с работы и сдаст анализы. Обнаружат у него, например, высокий уровень СОЭ. И что дальше? У нас ни рабочая обстановка, ни нравы не дружелюбны к человеку.

В нашей женской консультации есть специальный регистратор, которая обзванивает женщин, потерявшихся в ходе обследований. У них обнаружили новообразования, они обращались с кровотечениями, начали обследоваться и пропали. На полгода, год, два… Звонят напомнить — а женщинам некогда вырваться. Представляете, какая жизнь у человека, которому под вопросом диагностировали рак, а ему некогда еще раз появиться в больнице?