Не подмажешь — на тот свет не поедешь

20.12.2017, 08:30

Анастасия Миронова о том, зачем старики откладывают такие большие «гробовые»

Евгений Биятов/РИА «Новости»

Ничто не удивляет меня так, как новости о стариках и старушках, покупающих БАДы и вибромассажеры за несколько сотен тысяч рублей. Откуда у них деньги? Мы привыкли думать, что пенсионеры в России — самый незащищенный класс. Может быть, это неправда? Средняя пенсия у нас — около 13 000. Полагаю, что большинство стариков получают столько же и меньше. С такой пенсией в деревнях и спившихся городках пенсионеры сегодня — основные держатели капитала: они одалживают до зарплаты, помогают детям едой и дают денег на бензин.

Но это по меркам бедной деревни они богачи. К тому же, редко кто из деревенских бабушек попадает в криминальные сводки в качестве жертвы мошенников на доверии — наличность прохиндеям несут городские пенсионеры.

Мне всегда было интересно, где они берут такие деньги и зачем держат дома.

Мне кажется, что откладывать гробовые — это очень российская черта. У нашего народа есть что-то сродни тяги к бессмертию и ожиданию рая. Иначе зачем старушке копить на похороны полмиллиона? Не с полковым же оркестром она намерена отправиться на тот свет?

В России существует миф о дороговизне похорон. Он связан с тем, что люди, столкнувшись с бедой, теряют способность критически мыслить и сразу попадают в лапы многочисленных похоронных агентов, которые организуют церемонию втридорога. На самом деле, государство гарантирует всем гражданам бесплатные похороны. И если, например, качество гроба или катафалка при казенном погребении может быть плохим и за него нужно доплачивать, то место на кладбище, услуги могильщиков и погружение гроба в землю и платно, и бесплатно будет одинаковым. Но наши старики, привыкшие к советскому блату и повальному взяточничеству, искренне считают: не подмажешь — не поедешь даже на тот свет.

По факту, значительная часть стариков копит у нас на услуги шустрых похоронных агентов, которые будут покойника друг у друга делить и придут с прейскурантом еще до того, как тот испустит дух. А еще копят на взятки кладбищенской мафии — та откровенно вымогает деньги за бесплатные участки. Удовольствие сомнительное. Недавно все обсуждали, как руководитель московской похоронной службы отмечал годовщину свадьбы во дворце. Вечеринка — как первый бал Наташи Ростовой, только все в соболях. На это бабульки копят?

Вообще, для нормальных похорон с хорошим гробом и катафалком, с отпеванием и поминками достаточно 50 тыс. рублей в провинции и 100 тыс. — в Москве. За 100 тысяч можно похоронить общительного пенсионера, который при жизни имел много друзей, готовых после его смерти прийти на поминальную трапезу. Хотя, традиция поминок сама по себе очень архаичная. Копить на нее? Ну, не знаю…

Итак, похороны стоят не так дорого. Зачем тогда старики откладывают сотни тысяч? Мне кажется, есть в этом что-то от недоверия к нашей жизни.

Люди, замордованные десятилетиями исторических передряг, просто не верят, что в этом мире даже и за деньги могут получить что-то хорошее. Этот мир они знают как облупленный, а вот тот, загробный, еще может их удивить. Так не перестраховаться ли и не войти в него с туго набитой мошной?

Конечно, здесь играет роль и языческое сознание, которое православие за тысячу лет так из наших людей и не вытравило. Россияне всегда хотели религии. Они ее жаждали. В отсутствие твердой почвы под ногами и ясных ориентиров человек справедливо ищет хоть какую-то систему представлений о мире. Но 70 лет безбожничества выбили из-под людей религиозную почву. Вопреки ожиданиям большевиков, народ не стал атеистическим — он пустился в религиозную свистопляску.

Все у нашего народа в голове смешалось: и Николай Чудотворец, и домовой за печкой, и китайский гороскоп. Неудивительно, что люди с такой тяжелой ношей в багаже и в анамнезе в надежде на бессмертие суют в банку очередную тысячу.

Еще у наших пенсионеров есть странное желание — чтобы на том свете о них вспоминали хорошо. Например, работала старушка всю жизнь судьей или инженером-геологом на севере. Заработала огромную пенсию. Дети у нее мучаются по съемным комнатам, перебиваются с зарплаты до зарплаты, а она каждую копейку откладывает. Внукам если что и подарить на Новый год, то только носки или волчок-юлу. Почему так? А чтобы после ее смерти дети получили вклад и хорошо ее поминали. Ей не нужны благодарности при жизни — она хочет слышать их оттуда, с небес.

Впрочем, бывают и обратные примеры. Как-то я писала новость о бабульке, которая, почувствовав скорый конец, пересчитала свои гробовые, но решила, что ей мало.

Тогда старушка пошла в контору микрозаймов и взяла тридцать тысяч. Пошла во вторую — добавила двадцать. В третьей еще что-то получила. По долгам не расплачивалась. Купила себе норковую шапку, шелковое белье, хороший костюм, обувь — чтобы в гроб класть. И, как назло, долго не умирала.

Протянула еще несколько месяцев. Почти год. Когда дети отправились вступать в наследство, то очень удивились, получив от старушки огромный долг и арестованную квартиру. Зато в гробу лежала в норковой шапке. В августе!

Кстати, заметили, что бабушки в новости попадают чаще дедушек? Как и в любой другой возрастной группе, среди стариков женщины становятся жертвами мошенников чаще мужчин. Они доверчивей.

Но дело еще и в том, что пожилые женщины почти не умеют управлять своими финансами. Сколько лет я бываю в банках — никогда не встречала в кассе вкладчицу-старушку. А вот дедушки носят потихоньку деньги в банк и уже учатся считать проценты. Они выбирают вклады и даже следят порой за финансовыми новостями. Таких дедушек, думаю, не большинство, но много. К тому же, дедушки менее бабушек склонны к бессмысленному накопительству: они чаще дают денег детям на машину, на дом, на подготовку внуков к школе.

Бабушки куда больше дедушек склонны к скаредничеству и зашиванию денег в матрац. Это связано, вероятно, с тем, что в XX веке российская женщина минимум дважды — в годы Первой мировой и гражданской войн и во время Великой Отечественной и сразу после — оставалась одна с кучей детей.

К тому же, при повальном мужском алкоголизме в женщине-хозяйке семьи развилась необходимость делать заначки, планировать бюджет тайно и не полагаться на мужа. Прибавьте к этому наличие в стране десятков миллионов матерей-одиночек и получите ясное объяснение тому, почему наши женщины копят деньги. Они просто привыкли перестраховываться, у них нет пространства для рискованных маневров.

А кто такой средний старичок в России? Скорее всего, он разводился и не платил нормально алименты. Либо имел семью на стороне и почти ее не содержал. Еще он, согласно статистике, любил выпить и копил на машину. То есть, человек жил, мягко говоря, без необходимости нести за других ответственность.

Поэтому когда вдруг на наших стариков обрушились прелести открытого финансового рынка, они стали изучать вклады, ставки, проценты, инвестиции в экономику и охотнее женщин осваивали новое. Как итог, сегодня российские пенсионеры финансово более грамотные, чем пенсионерки. Они чаще держат деньги в банке. К тому же, мужчины менее суеверны, не склонны копить на загробную жизнь. Деньги в доме они хранят редко. Реже, чем женщины. Поэтому и жертвами мошенников становятся реже.

Женщин легче обмануть, но мужчины чаще идут на финансовый риск. Мошенникам деньги с большей вероятность отдадут женщины — они доверчивы. Зато в МММ или к наперсточникам все 90-е шли в основном мужчины: зная правила игры, они надеялись рискнуть и выиграть. Женщина же с опытом самостоятельного воспитания детей на риск пойдет неохотно.

Но главная причина появления банки с гробовыми это, все же, полная экономическая и финансовая неграмотность населения. Она связана с тем, что у нас финансовым институтам совсем мало лет. Даже молодые при использовании кредиток и вкладов еще не приучились рассчитывать свои силы. А пенсионеры и вовсе не могут в этом разобраться.

Кроме того, люди наши поколениями росли в стране, где от них мало чего зависело: зачем изыскивать способы приумножать деньги, если денег все равно мало и потратить их некуда? Зачем откладывать средства на «черный день» и случай потери места на службе, если государство все равно обеспечит тебя работой? Так жили сотни миллионов советских людей. А, главное, у советских пенсионеров не было никаких накоплений. Люди понемногу копили, пока работали. Пенсии в СССР были мизерными, подрабатывали на пенсии немногие, так как мест для стариков было мало. А счастливчики трудились в основном уборщиками, гардеробщицами, вахтерами. Доход был скромный.

Спустя время эти пенсионеры потеряли в сберкассе все, что накопили за годы своего расцвета. У них сейчас не просто нет навыков откладывать — у них нет веры ни банкам, ни государству.

Не то что западные старики… Во-первых, они привыкли отвечать за себя. Идеальный пример ответственного и финансово грамотного пенсионера — американец. Он с первого дня работы учится самостоятельно рассчитывать и оплачивать налоги. И сам распоряжается своими пенсионными накоплениями: может оставить их в одном фонде, может перевести в другой, может снять и потратить на лечение и покупку дома детям, которые в старости будут его содержать. Человек, оказавшийся единственным ответственным за свою старость, волей-неволей изучает все возможности и следит за каждой копейкой. У него деньги не будут наживать под подушкой пролежни, потому что западный пенсионер знает, сколько он теряет за каждый месяц, когда деньги на него не работают.

А вы только представьте, если бы все наши пенсионеры стали хранить деньги по запросам. Несколько десятков тысяч на похороны, а остальное — в банк или инвестиции в экономику. Это ж на сколько бы сразу подскочил наш ВВП? Глядишь, и зажили бы все, наконец, нормально! А так в пенсионерских кубышках лежат, вероятно, десятки миллиардов, изъятые из экономики.

Но нет, у нас считать доход не привыкли. То необходимости в этом умении не было, то денег, то средств заставить деньги работать. А еще никакой уверенности в завтрашнем дне — хоть с деньгами, хоть без — у наших людей не было и нет. Поэтому они предпочитают сделать ставку на загробное царство. Куда и собираются отойти с царскими почестями, оставив после себя фотографии шикарного гроба и полмиллиона мелкими купюрами. На помин души.