Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пятиэтажка ненависти

04.05.2017, 09:32

Анастасия Миронова о том, почему россияне не жалеют «жертв» московской реновации

Кирилл Каллиников/РИА «Новости»

Сейчас я нахожусь в Тюмени. Благополучный сытый край, где люди давно перестали оглядываться на Москву. Однако нынче тюменцы везде говорят о столичных пятиэтажках. Говорят с ненавистью и какой-то обреченной завистью. О расселении пятиэтажек я слышала в петербургском метро, в трамвае, на вокзале. Заметьте, что и в Петербурге, и в регионах тоже есть программы реновации. Там тоже расселяют многоквартирные дома, в том числе хрущевки. Однако денег на программы нет, расселение идет вяло, в Петербурге программа породила много обиженных и мало реально переселенных.

Реклама

Но никогда я не слышала, чтобы снос хрущевок в Петербурге обсуждали так активно, как в последние месяцы, когда было объявлено о новых квартирах для полутора миллионов москвичей и выделении на них триллионов.

Наша реновация идет второе десятилетие, а кроме розданных под уплотнительную застройку земель ничего, похоже, не породила. Конечно, больно смотреть, как на этом фоне взялись за московские хрущевки. В боли петербуржцев слилось все: и безысходность города, и усталость от коррупции, и ненависть к Москве, и обычная человеческая зависть.

Удивительное дело: в регионах свои программы реновации территорий ругают за то, что они провалились и что переселить почти никого не удалось, а московскую — за то, что, похоже, провалиться ей не дадут и всех, кого надо, переселят.

Народ взволнован. Народ зол и завидует. У народа справедливо возникло чувство несправедливости.

Причин много. Первая и главная — усталость от закармливания Москвы. Всю жизнь наш человек видит, как Москву откармливают. В советское время из всей страны вывозили последнее, чтобы на московских прилавках не зияли пустоты. Люди годами не видели в своих городах ни мясной вырезки, ни колбас, ни порой масла и знали, что Москва отлично ела. В постсоветское время придумали вдруг московские надбавки, столичные коэффициенты к пенсии. Сколько себя помню, столько и слышу разговоры чиновников о том, что жизнь в Москве дорогая и что москвичам нужно индексировать расходы. Но это неправда. Продукты, одежда, косметика, бытовая техника, автомобили, коммунальные услуги и многое, многое другое в Москве всегда были дешевле, чем в провинции.

В Москве жизнь ежедневная, рутинная дешевле, чем в регионах. Дороже только транспорт и жилье. Но ведь не на жилье же столичным пенсионерам делают безумные по меркам провинциалов надбавки! В народе московские зарплаты и пенсии считают затыканием ртов. Чтобы хотя бы вокруг Кремля у людей не урчало в желудках.

Программу переселения пятиэтажек вне Москвы люди воспринимают как очередное жертвоприношение этим желудкам. Появились у голодной страны свободные деньги — подкорми Москву, остальные на своих двоих до Кремля все равно не дойдут. По всей России люди живут в бараках, у многих на 10–20 квартир один уличный туалет, но никто не спешит их расселять — денег нет. А на расселение крепких благоустроенных пятиэтажек в Москве деньги есть.

Столичные горожане переживают, не вытолкают ли их из уютных крепких домов у Таганского парка, а в регионах люди нередко даже хотят, чтобы куда-нибудь «этих москвичей» уже вытолкали.

Потому что 100 лет смотреть, как в обход страны всю Москву кормят, сил нет.

Но не только зависть и ненависть к Москве настроили народ против пятиэтажной эпопеи. Наши люди, не буду спорить, очень ценят государственный патернализм и раздачу благ. Но больше всего россияне нервничают, когда блага эти раздаются в случайно-произвольном порядке.

Например, человек шел по улице и наполовину обварился из-за прорыва трубы кипятком. А другой получил ранения в теракте. Первый доживает жизнь в нищете, его семья судится за мизерную компенсацию, а второму из казны выплачивают 2 млн рублей. Потому что трагедия первого не несет государству высоких репутационных рисков. Для людей же все это выглядит как чистая лотерея. И московскую лотерею с расселением ненавидят сейчас не только за пределами Москвы.

Я охотно верю, что множество москвичей поддерживают проект реновации. Желающих сыграть с государством в русскую рулетку в нашей стране всегда было много. Для них жители попавших в программу домов — счастливцы, которым выпала удача бесплатно обменять старые квартиры на новые.

И мне, признаюсь, их зависть не совсем чужда. Например, наш квартал входит в петербургскую программу реновации. У нас квартира в 9-этажном панельном доме 1960-х годов постройки. А напротив нас — более молодые хрущевки. Я уже сейчас думаю, доживет ли наш дом до взросления дочери, не останется ли она без квартиры. Будут расселять девятиэтажки? Вряд ли. А пятиэтажки расселят, и людям не надо переживать о судьбе своих квартир.

Получается, что миллионные интересы встают на кон по воле случая. И что все решалось 50 лет назад, когда одни получили ордер на квартиру в хрущевке, а другие — в панельном доме.

Мне не нравится такой подход к реализации дела.

Я вижу, что в Петербурге и Смольный осознает истинный масштаб недовольства. Потому что прежде чем сносить пятиэтажки, в нашем районе сделали хороший косметический ремонт девятиэтажных домов. Чтобы, стало быть, люди не позеленели от злости.

Меж тем кто-то завидует и нам. У нас многоквартирный дом, все квартиры и общее имущество приватизированы. И нам бесплатно делают ремонт. А тем, кто живет неподалеку в частном секторе, никто ничего не починит. Им даже газ бесплатно провести не могут. И если частный дом рухнет, люди останутся на улице — забота о будущем лежит на них самих. Не хотят потерять жилье — пусть платят за страховку. Жители хрущевок ничего особенно не платят, однако от заботы о крыше над головой избавлены.

Здесь мы подходим к фундаментальной проблеме, которая, по сути, отражает всю шаткость института собственности в России.

Только в стране, где люди не понимают сути права собственности, они ждут, что за сохранностью их собственности, их квартир будет следить государство.

С точки зрения права странно даже поведение жителей ветхих бараков. Они жилье приватизировали? Землю под домом в собственность ТСЖ оформили? В любом правовом государстве они должны становиться единственными ответственными за содержание жилья и общедомового имущества. И ладно Западная Европа — могут возразить, что там институт собственности формировался веками. Но вот в Прибалтике в вопросах ЖКХ пошли по европейскому пути, и собственники жилья стали сами отвечать за его содержание. В результате там высокая «квартплата» — то есть, сумма платежей, уходящих на содержание жилья, но весь домовой фонд там почти без исключения содержат собственники, они же оплачивают все, от мелкого текущего ремонта труб до капремонта здания. Кто не может оплачивать расходы, переезжает в дом, где ремонт не ведется. Кто живет в разрушающемся доме, думает, где будет коротать свой век в старости, так как государство ветхое на новое менять не берется. И ничего страшного не случилось — бывшие советские прибалты с новыми правилами игры справляются.

У нас же люди хотят владеть своими квартирами без ограничений, менять их, продавать, передавать по наследству, хотят оформить на себя все лестничные проемы, лифты и колясочные, очень переживают, если муниципалитет не подтверждает их прав на землю под домом, но при этом крепкие собственники ждут, что как только их дом обветшает, государство стремительно переселит всех в другие, более новые, квартиры. У нас уже приходят в негодность первые новостройки, возведенные совершенно частным образом в начале 90-х и раскупленные частными лицами. Это дома, к которым государство не имеет вообще никакого отношения. Но жители постоянно спрашивают: когда отремонтируют лестницы, поставят ли новую дверь, расселят ли трещащий по швам дом.

Мне, например, не хочется, чтобы мои налоги шли на расселение полностью частного дома. Потому что такие меры — неправильные и нечестные. В первую очередь потому, что не уравнивают граждан в их праве на обновление собственности.

И правило «Пускай же деньги достанутся хоть кому-то» здесь не работает: у нас всех одна жизнь, и жизнь эта у тех, чья самая ценная собственность — квартира в хрущевке или панельном доме, непростая. Лично я не вижу никаких причин для изъятия из городского кармана денег для раздачи новых квартир другим людям. И уж тем более не вижу причин тратить 6 трлн рублей на расселение московских хрущевок. Это жесткая, но честная позиция.

Программа реновации — раздача гражданам денег в произвольном порядке. И неважно, чем она обернется на практике, получат расселенные москвичи хорошее жилье или останутся на улице. Важно, что государство декларирует принцип несправедливого и случайного распределения благ.

Если в Москве расселят полтора миллиона человек, у них появится несколько миллионов ненавистников. Примерно столько же жителей аналогичных старых домов (например, девятиэтажек), не попавших в программу. И миллионов пять-семь тех, кто живет еще хуже, но надежды на новое жилье не имеет. В одной только Москве бенифициаров реновации будут не любить минимум семь миллионов человек. Из них миллион или два доведут себя до настоящей ненависти. У нас и так общество предельно разрозненно. Процессу объединения жителей России в граждан всего-то несколько лет. И

нет лучшего способа поселить в людях рознь, как демонстративно одарить полтора миллиона жителей неплохих квартир новыми квартирами.

Для москвичей вся история с переселением из хрущевок — один большой страх потерять жилье у старого парка, для остальной России — страх, что на москвичах деньги закончатся. Страх и, конечно же, зависть.