Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Новый Афганистан

26.08.2013, 15:10

Владимир Милов о перспективах превращения Сирии в зону постоянной нестабильности у границ Европы

Запад совершит огромную ошибку, если пойдет на военную интервенцию в Сирии. Руководители западных стран, прежде всего президент Обама, должны понимать, что Сирия является настолько сложным случаем, что развязанная против нее международная война грозит обернуться затяжным региональным конфликтом, в результате которого непосредственно у границ Европы может появиться новая перманентная зона нестабильности наподобие Афганистана.

Сравнение с Афганистаном вполне уместное, поскольку геополитическая подоплека конфликта во многом схожа. Столь пристальное внимание к Сирии обусловлено тем, что это ближайший и крупнейший союзник Ирана в регионе, плацдарм для распространения иранского влияния на весь Ближний Восток.

Слишком многие противники Ирана – США, Израиль, Саудовская Аравия, Турция – заинтересованы этот плацдарм влияния у иранского режима отнять. Ради этого оказывается поддержка неким сомнительным бородатым моджахедам, о целях и деятельности которых все больше, мягко говоря, противоречивой информации. Все это крайне напоминает афганскую историю. Поддерживая афганских борцов с Советами, американцы вырастили себе огромную головную боль, которая отозвалась им позже тысячами погибших в башнях-близнецах и не только. Афганистан превратился в регион постоянной нестабильности на десятилетия, ни одна из попыток насадить там гражданское правительство устойчиво не прижилась – ни в случае с Раббани, ни теперь с Карзаем. Вошедшие во вкус войны «воины ислама» вот уже третье десятилетие не собираются слагать оружие.

Если в случае с Афганистаном американцам по крайней мере повезло, что распался Советский Союз и у просоветского афганского режима исчезла мощная поддержка с севера (после чего он и пал), то Иран никуда исчезать не собирается и уже пообещал ответить на возможное военное вмешательство США в регион. Иран, скорее всего, постарается втянуть в конфликт Израиль, который тоже не останется в стороне. Вдобавок ко всему этому оставленное американцами после ухода из Ирака правительство шиита Нури аль-Малики поддерживает вовсе не лелеемых американцами «повстанцев», а как раз Башара Асада, позволяя использовать иракскую территорию для поставок оружия из Ирана. Курды, прочные союзники американцев во времена иракского вторжения, сегодня выступают в обратной роли, воюя с сирийскими «повстанцами» и подвергаясь со стороны последних откровенным актам геноцида (тут стоит напомнить и о далеко не теплых отношениях курдов с Турцией, которая играет ключевую роль в международном вмешательстве на стороне противников Асада).

Честно говоря, более сложный клубок противоречий и рисков и представить себе трудно. Какую цель преследует в данном случае Запад, явно играя на свержение режима Асада и приход к власти его противников из числа нынешних «повстанцев»? Достаточно взглянуть на афганский сценарий 1990-х, чтобы убедиться, что вооруженные до зубов западным оружием радикальные исламисты, составляющие сегодня костяк борцов с режимом Асада, могут и вовсе не принять попытку Запада сформировать некое демократическое гражданское коалиционное правительство после падения режима Асада, как не приняли в 1990-е наиболее радикальные моджахеды президента Раббани. Учитывая хитросплетение интересов, им будет на кого опереться – на те же суннитские государства Аравийского полуострова начиная с Саудовской Аравии, которая стала политическим крестным отцом возникновения «Талибана» в Афганистане.

Достаточно взглянуть на текущую ситуацию в Египте, чтобы понять, что выбирать в современной арабской политике приходится между плохим и очень плохим: с одной стороны, антидемократическая военная диктатура, с другой – исламисты, у которых свои представления о «демократии». Эта история очень четко описывается фразой из двух слов – «оба хуже».

Проблема с Сирией, конечно, заключается в том, что Башар Асад, как и до него его отец Хафез Асад, никогда особо не церемонились с крайне жестким применением военной силы и тяжелых вооружений против мирного населения. И это действительно огромная проблема, требующая международного вмешательства. Здесь остается только в очередной раз посетовать на твердолобую позицию России, которая, вместо того чтобы с самого начала использовать свое влияние на Асада с целью понудить его прекратить провоцировать международное сообщество, заняла некритичную проасадовскую позицию и продолжает раскручивать эту сказку про «мирный сирийский народ, которому строят козни извне».

Но сегодня уже ясно следующее: Западу не удалось выстроить вокруг сирийского вопроса международный консенсус, даже ряд его локальных союзников в прошлых войнах (Ирак, курды) сегодня на стороне Асада, противостоящие Асаду моджахеды во многом скомпрометированы, и их поддержка даже опасна, а международное вмешательство в сирийский конфликт открывает перспективу его разрастания до крупномасштабного регионального с учетом возможного втягивания в него Ирана и Израиля. При этом аргументы в поддержку возможной интервенции – использование Асадом химоружия – имеют слабую доказательную базу и очень похожи на очередной Гляйвиц, заведомо сфальсифицированное оправдание военного вторжения (самым ярким кейсом подобного рода было «оружие массового поражения» в саддамовском Ираке).

Надо ли в этой ситуации идти на интервенцию? Ответ очевидный: нет. Барак Обама, если сделает это, рискует перечеркнуть все другие достижения своего правления во внешнеполитической сфере (как ни крути, он вывел войска из Ирака и почти вывел из Афганистана, по сути, завершил для Америки две крупнейшие войны нашего времени) и запомниться именно этим – тем, что втянул США в длительный кровавый конфликт с сомнительными основаниями и угрожающими перспективами.

Понятное дело, что его подталкивают к этому и желание нанести урон старому противнику США, Ирану, и домашние политические оппоненты с их бурным пафосом про «поддержку сирийских борцов за демократию». В ходе предвыборной кампании год назад эту тему активно продвигал Митт Ромни, ярым сторонником вооружения сирийских «повстанцев» является экс-кандидат в президенты Маккейн. Но американцам не следует забывать, что активно вооружавшиеся ими «исламские борцы за демократию» уже однажды устроили им веселую жизнь в виде терактов 11 сентября, не говоря уже о многих других случаях нападений и гибели американцев по всему миру. Что меня всегда удивляло в американском внешнеполитическом дискурсе – так это полное нежелание американцев обсуждать вопрос недопустимости поддержки радикальных исламистов в любом виде (за какие бы «демократические идеалы» они ни боролись), прямую связь поддержки Америкой исламских радикалов с исламистским террором против США последних двух десятилетий, а также провокаторскую роль во всем этом Саудовской Аравии, Катара и других суннитских государств Персидского залива, которые США вроде как считает своими союзниками. Стоит вспомнить двойственную позицию той же Саудовской Аравии по Египту – сначала аравийское королевство способствовало росту влияния «братьев-мусульман», поддерживало их политически, а теперь аплодирует египетским военным за недавний переворот и критикует США за замораживание военной помощи Египту.

Во всей этой истории, конечно, стоит пожалеть об отсутствии серьезного влияния России, которая, вместо того чтобы страховать режим Асада на международной арене за какие-то контракты на несколько миллиардов, могла бы оказать серьезное влияние и на Сирию, и на Иран с целью добиться прекращения насилия и стабилизации внутренней ситуации в Сирии. Увы, мы не проявляем себя разумной стороной в этом конфликте. Однако ситуация такова, как она есть, и в сложившейся обстановке и военное вмешательство Запада в Сирии, и поставка вооружений радикальным исламистам, борющимся против Асада, выглядят катастрофической ошибкой с непредсказуемыми последствиями. Если вовремя не остановиться, перспектива получить новый Афганистан теперь уже вплотную у границ Евросоюза выглядит вовсе не такой уж нереальной.