Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Словесная интервенция

13.05.2013, 10:13

Алексей Михайлов о сенсационном сворачивании Америкой QE-3

Алексей Михайлов

Рупор американских деловых кругов The Wall Street Journal (WSJ) сразу после речи председателя Федеральной резервной системы (ФРС) Бена Бернанке 10 мая сообщил об утечке информации: ФРС собирается свернуть свою программу «количественного ослабления» QE-3. Однако сенсация WSJ не оказалась шоком для рынка — он отнесся к этой новости на удивление спокойно, как будто ждал чего-то подобного. Или просто не воспринял всерьез. Почему?

Мягкая подготовка

Бернанке ничего не сказал в своей речи о прекращении QE-3. Он прекрасно понимает, что рынок внемлет каждому его слову, оценивает его и тут же проецирует на биржевые индексы. Поэтому Бернанке был очень аккуратен. Но вот тема и содержание его речи оставляли мало сомнений в том, что именно имел в виду глава ФРС.

Бернанке сообщил, как ФРС осуществляет мониторинг финансовой системы, и сфокусировался на анализе ее уязвимостей. И говорил по большей части о рисках, связанных не с дефицитом, а с избытком денег в экономике: о «too big to fall» (слишком больших, чтобы их банкротить) компаниях, которые потеряли чувство опасности и берут на себя значительные риски даже в спокойной ситуации. О новом витке усложнения финансовых инструментов (трехсторонних сделках РЕПО, политике фондов денежного рынка), о неравномерности распределения доходов (доходы достаются богатым, а у бедных и даже среднего класса падают). О внимательном слежении со стороны ФРС за ценами на рынке активов (акции, биржевые товары и т. д.). А ведь прошлая его большая речь была посвящена тому, как эффективно в американской экономике применяется метод QE — и рост обеспечивает, и снижение безработицы, и снижение процентной ставки, — в общем, чудо-инструмент. Чувствуете разницу?

Любому наблюдательному аналитику сразу становится ясно, что Бернанке готовит общество и рынки к какому-то повороту событий. И, в общем, совершенно понятно какому — сокращению размеров QE. WSJ, проанализировав речь, попала в точку.

Утечка информации в WSJ — не первый сигнал о готовности ФРС изменить свою политику. Были и критические по отношению к QE выступления отдельных членов Комитета по открытым рынкам, и меморандум FOMC от 1 мая, в котором ФРС заявил, что следит за ситуацией и готов как увеличить, так и уменьшить размер денежного стимулирования. Но эти сигналы можно было толковать по-разному. Теперь же, после выступления Бернанке и статьи WSJ, они получили однозначную трактовку: рынки готовят к сокращению QE.

Почему сейчас?

Но нельзя не признать, что все это немного не вовремя. Положение американской экономики не очень устойчивое. Только-только американская экономика продемонстрировала спад ВВП в четвертом квартале 2012 года, который при последующих уточнениях превратился все же в рост на 0,4%. И прошли всего пара недель после сообщения о том, что в первом квартале 2013 года рост возобновился (предварительная оценка — на 2,5%). ВВП США скачет, его график (сезонно выровненный) прямо как американские горки — то вверх, то вниз.

Официальная безработица полгода простояла на уровне 7,7–7,9% и только в последние два месяца стала немного сокращаться (7,5% в апреле). При этом дураков нет — все понимают, что это скорее желаемое, чем действительное: американские статистики вывели очередную порцию американских граждан за пределы показателя «рабочая сила», что и обеспечило понижение показателя. Если брать показатель числа занятых к общей численности гражданского населения, то год назад он был 58,5%, сейчас — 58,6%. Изменения на уровне погрешности измерений. Реально безработица не падает. ФРС говорит почти о том же, но другим языком: до целевых показателей ФРС по безработице (6,5%) пока еще слишком далеко.

Инфляция? Если бы не февральский всплеск (рост на 0,7%, очень похоже, что он напрямую связан со скачком дефицита федерального бюджета США в феврале), то с октября 2012 — уже полгода — американская экономика находится на грани дефляции (нулевой инфляции). Такие периоды в последнее время для экономики США не редкость. Дефляция случалась в самые кризисные моменты второго полугодия 2008 года. Полугодовой период нулевой инфляции был в начале 2010-го. Угроза дефляции есть и сейчас: в марте потребительские цены снова упали. Что такое дефляция (что означает падение цен) для экономики? Это значит, что людям надо приостановить потребление: те же товары через несколько месяцев могут стать заметно дешевле. А сокращение потребления ведет к затовариванию, а затем и спаду производства. Дефляция — прямая угроза экономическому росту, и сегодня пока нельзя говорить, что ее удалось отвести.

Решительно ничто не говорит о том, что экономика США встала на путь экономического роста. За одним исключением.

Исторические рекорды на стимуляторах

Вот уже три месяца фондовые рынки США переживают исторические дни. Раз в два дня они устанавливают новые исторические рекорды: так дорого американские акции не стоили еще никогда. Нет, сказать, что биржевые индексы сорвались в надувание новых «мыльных пузырей», нельзя. Потому что это предполагает самоподдерживающийся рост по экспоненте с резким нарастанием объемов торгов. Этого нет.

Рост американского рынка не экспоненциальный, а линейный. Это однозначно говорит о том, что он не самостоятелен, опирается на внешнюю причину, подверженную линейному росту. Что это за причина? Очевидно, QE-3, которое имеет постоянный прирост — $85 млрд/мес.

Второй источник роста фондовых рынков — приток денег с долгового рынка. Американский бюджет ведет себя на удивление скромно. За последние пять месяцев его дефицит составил менее $200 млрд, что в 2,5 раза меньше, чем год назад. На $200 млрд выросли его доходы, и на $100 млрд сократились расходы. Соответственно, деньги, не востребованные долговым рынком, ищут более доходные сферы применения.

Третий источник — «пылесос» фондовых рынков развивающихся стран. За последние два года рынки Индии и Бразилии не выросли совсем, а рынки Китая и России сократились на четверть и стабилизировались на этом низком уровне. Из БРИКа явно «высасываются» деньги. И не только из БРИКа.

Тренд уже совершенно очевиден. Деньги собираются вместе из разных источников и атакуют фондовый рынок США. Впрочем не только США, но также Европы и Японии — всех развитых стран. Отсюда и исторические рекорды.

Интервенция Бернанке

ФРС, которая все это прекрасно видит, начинает беспокоиться по поводу того, что на фондовом рынке действительно может надуться «пузырь» и затем громко лопнуть. Но регулятору не нужен такой исход — надо, чтобы все было тихо и гладко.

Бернанке читает академическую лекцию о финансовых уязвимостях, а на самом деле грозит пальчиком рынку: не зарывайтесь. Если вы и дальше продолжите фондовое ралли, то я начну остужать ваши горячие головы сокращением денежной эмиссии от ФРС. Конечно, Бернанке понимает, что экономика США совершенно не готова жить без денежных стимуляторов не только традиционных (нулевой ставки процента ФРС), но и нетрадиционных (QE). И конечно, Бернанке всерьез не готов сворачивать стимулы. Но и происходящее на фондовом рынке не может не вызывать у него опасений.

В свою очередь, рынок понимает дилемму Бернанке. И понимает, что глава ФРС, как сказали бы шахматисты, в цугцванге: любой его ход только ухудшит ситуацию. Если ФРС ничего не предпримет, рынок сорвется в режим экспоненциального роста и надует фондовый «пузырь». Если ФРС решит сократить стимуляторы, это может вызвать срыв экономики в рецессию.

Именно поэтому Бернанке ограничился сегодня только словесной интервенцией, для надежности подкрепив ее якобы утечкой информации через WSJ. Но похоже, рынок оценил ситуацию вполне адекватно. И решил просто проигнорировать предупреждения Бернанке.

В конце концов, есть деньги, есть доходный рынок — и как тут удержаться от желаемого и доступного? Тем более что конкуренты не дремлют...

Вполне возможно, что словесная интервенция Бернанке будет иметь прямо обратные последствия. Рынок поймет, что глава ФРС расписался в своем бессилии. И начнет еще активнее зарабатывать на веселом ралли биржевых индексов — до тех пор, пока ФРС действительно не будет готова действовать, а не только грозить пальцем.