Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

О пользе тоталитарных режимов и стервозных жен

14.02.2017, 08:22

Юлия Меламед о том, нужен ли гению кнут

Репродукция картины художника Ильи Сергеевича Глазунова «Достоевский», 1962 год Павел Балабанов/РИА «Новости»
Репродукция картины художника Ильи Сергеевича Глазунова «Достоевский», 1962 год

Великие люди делятся на две категории. На тех, кто удачно женился. И тех, кто женился неудачно. Скажете, ха-ха? Дескать, и простые смертные тоже женятся либо удачно, либо неудачно. А я скажу — нет. А я скажу, что Вселенной начхать, как женился простой человек. Но ей небезразлично, как женился гений.

Известна житейская максима, что правителя делает свита, герой силен своими сторонниками, а гениев делают жены.

А уж вдовы-то! Вдовы-то, боже ж мой, как их уделывают! Ты, гений, когда женишься, ты сперва подумай, как она свой вдовий долг будет исполнять. В будущее-то загляни. Что там тебя ждет? За дверью гроба?

Бродил анекдот по сети про Мишель Обаму, как пошла она с супругом в ресторан, пришли, сидят-едят-пьют. Приходит официант. И ведет себя, надо сказать, как-то странно. Улыбка какая-то двусмысленная на губах бродит. И сам — черный. Вскоре выясняется, что этот официант — бывший бойфренд Мишель. Обама это как узнал, решил над супругой пошутить и говорит, дескать, вышла бы за него замуж — была бы сейчас женой официанта.

Ну, вы уже догадались, что на это Мишель ответила?

Чмо ты, Обама. Вот что она ответила. Это всякий русский про тебя знает. На всех машинах наклеено. Если бы вышла я за него замуж, не я была бы женой официанта, а он был бы президентом США.

А еще говорят, будто за каждым успешным мужчиной стоит великая женщина. Которая в него верит. И все время пинками в величие его загоняет. Потому что каждый человек непризнан, мал и безутешен. И неуверен в себе. И рождается без пьедестала. А этот пьедестал камешек за камушком ему натаскивают другие люди. Вопрос — кто? Те, кто его любит и в него верит? Или те, кто его мучит и гнобит? Что ему полезнее?

Итого мы имеем картину, что великие мужи поделились на тех, кто удачно, как Барак. Как Сальвадор. Как Федор Михайлович. И тех, кто неудачно, как, скажем, Гайдн или Гейне.

Гайдн женился на Марии-Анне. И жена его не только что его не поддерживала, как обязана была спутница гения, не только что не верила в его талант — а вела себя как попало: использовала его партитуры на папильотки и подставки для паштета. И даже детей ему не родила. И композитор всю жизнь страдал из-за этого. Зачем она тогда вообще возле талантливого человека ошивалась? Ее задача была что? Вдохновить. Облегчить. А она что? Партитуры на папильотки! (Какой мем пропадает!) Может, поэтому Гайдн так себе гений? Без полета. По нему хорошо музыкальной технике учиться.

Жена Гейне отводила друзей на кухню и спрашивала тихо-тихо: а правда, что мой муж — хороший поэт? Не надо смеяться. Откуда ей было знать, хороший он или плохой, если она и читать-то не умела.

Интеллектуал взял в жены крестьянку, которая ни бельмеса в его творчестве — типичный немецкий сюжет.

Я не верю своим глазам, но у нас продолжают обсуждать, не на пользу ли творческим людям репрессии. Вон как репрессии выковали таких масштабных ребят, как Достоевский. В целом эти дискуссии так же обстоятельны и современны, как если бы мы сейчас всерьез обсуждали пользу женского обрезания и деформации ступни по форме ножки-лотуса. Дескать, таланту — если он незаслуженно (и незаконно) в тюрьме — полезно «пострадать». Дескать, так закалялась сталь.

Видимо, из этих соображений Прилепин и поехал воевать в ДНР. Чтобы уже окончательно вызреть в большого писателя...

Жена Блока, коренастая, с мощным затылком и тяжелой челюстью Любовь Дмитриевна, «была похожа на бегемота, вставшего на задние лапы» (вот же змея была Анна Андреевна; это ж ее характеристика). Любовь Менделеева-Блок, будучи кумиром таких великих поэтов, тончайших мистиков, визионеров, как Блок, Белый и Соловьев, любила повторять: «Только, пожалуйста, без мистики!» Нет, ну это надо! Как гений — так обязательно тянет на что-то бездуховное, коренастое, бегемотистое и обязательно чтоб без фантазии совсем.

Видимо, эта тяга сродни описанной Мандельштамом, что «хороша темная звериная душа», что «Я не хочу души своей излучин, И разума, и Музы не хочу». Да, Мандельштам это написал, а женился на одной из самых верных, тонких, умных, героических жен мировой литературы. Женился на той, которая наизусть выучила все стихи и всю прозу погибшего мужа и твердила их каждый день, чтобы не забыть (записать невозможно: каждый стишок — политическая статья). Так она запомнила все, что он написал, сохранила на своем внутреннем чердаке и сберегла для потомства. Только благодаря ей Мандельштам не забыт.

Была еще и такая прекрасная дама русской литературы, как Анна Григорьевна, про которую есть стихи, и лучше уж не скажешь: «Этой отваги и верности / Не привилось ремесло — / больше российской словесности / так никогда не везло...» Как мы выяснили, это не так. Российской словесности сильно повезло с Надеждой Яковлевной. Если б не она — то уж наша родина позаботилась о том, чтоб никаких гениев. У нас к гениям классовая вражда. Мы родовую аристократию повывели. И с духовной аристократией расправимся.

Сильно повезло европейской культуре, видимо, и с Гала Дали (русские жены гениев, ага).

Глупости это все, конечно. Гений — герметичен. Гению наплевать, в кандалы он обут или в Италии на побережье живет, стервозная у него жена, как Ксантиппа у Сократа, или хорошая и понимающая, как Анна Григорьевна у Достоевского. Пьет она ему кровь или помогает.

Гении и Сталина даже превозмогли. И при Сталине даже «Ивана Грозного» снимали. И при Брежневе «Иваново детство».

Если чему-то суждено родиться — родится. Гений он, несмотря на. Он — через асфальт. (Не благодаря асфальту, однако.) Ходили греки в VI веке до нашей эры и итальянцы в XVI веке по отличной погодке, жили в достатке, на каторгах не сидели. Гении ходили пачками, натыкались друг на друга, говорили друг другу «мискузо» и шли дальше.

Я лично очень люблю старое доброе советское «Талантам нужно помогать — бездарности пробьются сами».

В общем, терпенье, психопаты и кликуши! Современный гений проходит через современные испытания. Не надо для него реанимировать ужасы прошлого.