Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тайные апертуристы

23.06.2015, 09:31

Андрей Колесников о «пятой колонне», шестой, седьмой и даже восьмой

Российский политический дискурс пропитан конспирологией. И по-крупному – Америка ведь не хочет, чтобы Россия существовала, говорят нам одни товарищи. И по мелочи – санкции-то продлили в день нападения гитлеровской Германии на СССР, это же подозрительно, говорят нам уже со Смоленской площади. Странно, что еще не затеяна операция по ликвидации франкмасонского заговора или по разоблачению группировки Opus Dei в одном из министерств социально-экономического блока. Ну или в Министерстве спорта…

В конспирологическом контексте можно рассматривать и предложение Алексея Кудрина о назначении досрочных выборов президента. Может, конечно, как предположил банкир Андрей Костин, Кудрин и не выспался, но тогда лунатизмом страдают сразу несколько государственных структур, так и не объяснивших удовлетворительно, зачем им понадобились досрочные выборы Госдумы.

Симптоматична почти паническая реакция на это предложение с немедленным опосредованным заверением президента в полном послушании: судя по всему, большинство номенклатурных игроков поняли эту инициативу Кудрина как проверку на верность президенту.

Так советские вожди прощупывали соратников: мол, не пора ли уходить, не устарел ли я? И все хором в ответ: «Нет-нет, что вы?!»

В этом контексте бывший министр финансов выглядит этакой «пятой колонной его величества», отчего элитам, чья единственная и тактическая, и стратегическая цель – сохранить себя во власти, а значит, сохранить и действующую модель власти, – становится особенно нехорошо.

А ведь помимо «пятой колонны», как нас учит политконспирология, есть еще и «шестая» – либералы-лоялисты, норовящие удержать от разбазаривания резервный фонд и сбалансировать бюджет как раз в то непростое время, когда его стоило бы целиком бросить на оборонку, ВПК, железные дороги и вообще госкомпании, особенно нефтегазовые.

И «седьмая» – силовики-спецслужбисты с остатками рационального мышления, к духовному учителю которых относят Евгения Примакова.

А есть еще и «восьмая колонна» – конгломерат очень разных людей из разных кланов и башен, с часами, звездами и без, которые не верят в то, что все обойдется само собой, что все будет хорошо без всяких усилий, при полном бездействии и закрытости страны.

Политическая история показывает, что такие настроения в атмосфере доминирующей апатии и конформизма (что одно и то же в наших обстоятельствах) возникают, когда режимы костенеют почти до полной недееспособности. Например, в позднефранкистской Испании многим казалось, что недостаточно просто иметь технократов в правительстве (связанных, кстати, как раз с Opus Dei), а надо еще начинать открывать обратно страну.

Это явление называли aperturismo. И к «апертуристам» относился, например, такой видный деятель франкистского режима, как Мануэль Фрага, министр информации и туризма, который именно с этой стороны пытался превратить страну в более современную. Потом он успешно трудился и при новом демократическом режиме, на склоне лет возглавляя правительство Галисии.

И таких вот явных и тайных «апертуристов» в российском истеблишменте, политических и финансовых элитах – пруд пруди. Эта «восьмая колонна», смешавшись в разных коктейльных пропорциях с «шестой» и «седьмой», робко разгибает духовные скрепы изнутри, тяжело вздыхает, когда надо заниматься налаживанием отношений с Китаем, хотя хотелось бы с более понятным Западом, шепчется по углам, сильно не одобряя травлю «иностранных агентов», которые являются самыми уважаемыми и респектабельными патриотами страны.

Больше того, многие из них, мнится, сочувствуют «пятой колонне», видя в ней кадровый и идейный резервуар давно перезревших реформ.

В общем, получается, что существенная часть элит входит в «шестую», «седьмую» и «восьмую» колонны. За вычетом разве что фанатично исповедующих философию радикальной изоляции, антизападничества и православного политического фундаментализма персон.

Одна беда, что даже всей совокупной мощи трех колонн не хватает, чтобы хотя бы сколько-нибудь влиять на реальную политику и реально принимаемые политические решения.

Никто не осуществляет «каминг аут» из этих самых колонн. (Если не считать того же Кудрина, который его уже осуществил почти четыре года назад.) Никто не делает из этого большую политику, для чего недостаточно просто говорить о необходимости реформы управления и вообще структурных реформ.

Боятся выпасть из элит. Выйти из тени общекомандного зонтика. Боятся сделать faux pas раньше времени, до того, как сигнал к реформам не будет подан сверху.

Кроме пугливой активности внутриэлитных колонн ничто не говорит о том, что такой сигнал в принципе может быть подан.

Страна увязает в конспирологии, сжимается до интеллектуальных размеров осажденной крепости, внутри которой находится пораженный стокгольмским синдромом народ, пока вполне удовлетворенный Крымом и готовый по примеру предыдущих поколений немного затянуть пояса.

Любая деятельность колонн в этой ситуации равносильна брюзжанию в курилке. Окурок потушен – расходимся по рабочим местам. Да и курят все меньше в этой среде. Здоровье берегут…