Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Если бы диктатором был я

29.07.2016, 08:31

Денис Драгунский о том, как решить вопрос с «понаехавшими»

Майя Машатина/РИА «Новости»

В старой, советской, но ужасно прогрессивной «Литературной газете» была такая рубрика — «Если бы директором был я». Читатели посылали туда письма с радикальными соображениями по таким актуальным вопросам, как бронирование железнодорожных билетов и часы работы продуктовых магазинов.

Но директор — по нынешним временам как-то мелко. Тем более что вопросы куда серьезнее. Например, вопрос о мигрантах, от которых многим моим согражданам просто никакого житья нет. Такие вопросы может решить только диктатор — демократические режимы как-то пока не справляются.

Хорошо. Ради такого дела я согласен побыть диктатором. Хотя мне придется труднее, чем демократическому лидеру. Не за кого спрятаться.

Диктатор вынужден говорить с народом напрямую. Отвечать на его запросы.

А народ говорит:
— Пора выселять понаехавших!
Я киваю:
— Конечно, давно пора!
Но надо поразмыслить: кого же мы будем выселять?

Неужели только тех, кто торгует на рынках? Если я серьезный диктатор, то должен обеспечить единообразное правоприменение. Выселять так всех «понаехавших»! Независимо от того, есть у них вид на жительство или нет.

Народ, он ведь питает особые чувства к мигрантам не по паспорту, а по облику. То есть по этносу.

Тем более, как небезосновательно убежден народ, все эти виды на жительство и регистрации покупаются по вполне доступным ценам.

Однако «понаехавшие», которые в глазах народа составляют одно целое, на самом деле разделяются на две группы. Это граждане других государств и граждане России, ее национальных республик.

Когда кричат: «Выслать азербайджанцев!» или «Выгнать таджиков!» — это мерзко, дико, глупо и опасно, но хоть чуточку реалистично. Потому что речь идет о гражданах других государств. Но вот призывы «выселить чеченцев» или «прогнать дагестанцев» — это уже полное непонимание того, на каком мы свете.

Во-первых, это будет означать дискриминацию граждан Российской Федерации по национальному признаку. Но сначала надо внести поправки в Конституцию и провести обмен паспортов. Потому что пока у нас никто не обязан указывать свою национальность и имеет право указать любую. Ладно, меняем паспорта.

А если кто-то захочет обманом втереться в русские? А как быть с женами-мужьями и детьми от смешанных браков?

Разрешать им оставаться в Москве вместе с этнически чистыми родственниками? Или пусть катятся? И так плохо, и сяк нехорошо.

А во-вторых, получится вот что. Если чеченцев выселять в Чечню, а дагестанцев выгонять в Дагестан, тогда почему бы не выселить смоляков в Смоленскую область, а пензенцев — в Пензенскую? И так далее по списку регионов и далее вплоть до мелких муниципальных образований.

Слышу возражения: «А русских-то за что?». Прямо как в анекдоте. Надо будет — найдут, за что. Рожей не вышел, например. Или пивом пахнешь. Так что не ходи по нашей элегантной Остоженке или приличным Патриаршим, а гуляй по своему лохматому Бибиреву. Ну и, разумеется, наоборот. «Ты с какого раена, пацанчик? Что-то я тебя не помню!»

В общем, если какой-то из народов России принудят жить в «своей» республике, в «своем» регионе, то следующим этапом будет выселение вятских из Перми и запрет москвичам покупать жилье в Калужской области.

Распад России на враждующие народы и регионы — оно вам надо? Оно нам всем надо?

Народ скажет:
— Погоди! А как же выселять понаехавших?
— Народ! — скажу я. — Извини, но никак. Иначе рассыплемся в клочки, в щепочки и семечки, и никто в целом свете нас не пожалеет, помочь не захочет. Все будут хихикать и злорадствовать, пальцем показывать. А этого я как диктатор допустить не могу.

Народ, конечно, возразит:
— Ты даешь слабину. Дедушка Иосиф поступил бы по-другому. Издал бы секретный приказ, поручил бы МВД и ФСБ оперативно построить на 101-м километре фильтрационные лагеря. А всех понаехавших — неважно, граждан России или соседних стран, — задерживать до выяснения и пропускать через эти лагеря. Конечно, были бы перегибы на местах, но: лес рубят — щепки летят. Вот как надо!

Бедный ты мой народ! Живешь в каких-то фантазиях про старые времена.

Ах, как хорошо было дедушке Иосифу! Обзавидуешься! Граница на замке — ни сюда, ни отсюда. Информация — ни туда, ни оттуда.

Экспорт-импорт — государственная монополия. А главное — страна в кольце врагов. Друзей и союзников нет. Никаких. Вообще. ООН с Совбезом еще не придуманы. ЕС, Европарламент, ВТО, СНГ, ШОС, Таможенный союз — пока еще не изобретены.

В такой сладчайшей международной изоляции можно воротить что угодно. Сажай, стреляй, выселяй — благодать! Никто слова не скажет, потому что не узнает, не заметит, а расскажут — не поверит.

А сейчас?

Сейчас, когда страна туго привязана к мировой экономике, мировой политике и мировому информационному пространству, когда мы, грубо говоря, продаем сырье и покупаем почти все остальное — от говядины и обуви до электроники и боевых кораблей, когда мы находимся в постоянном торге с ЕС и с СНГ, когда страны Центральной Азии суть наши драгоценные союзники, тут уж не сдвинешь брови, не закуришь трубочку и не скажешь задумчиво: «Лаврентий, слушай, а нельзя ли всех этих мигрантов немножечко расстрелять?»

Любой самый верный Лаврентий сегодня ответит: «Мыла объелся, вождь и учитель?»

А теперь вспомним золотое детство индустриальной эпохи. Люди, увлеченные техническим прогрессом, мечтали, что все будут трудиться одинаково, по два-три часа в день, управляя могучими машинами. Работают роботы, а люди — совершенствуют свой интеллект.

Увы, увы. Получилось немножко по-другому.

Чем больше компьютеров — тем больше нужно уборщиков, которые смахивают с них пыль.

Чем больше строится красивых торгово-развлекательных центров — тем больше нужно носильщиков, грузчиков, рубщиков, фасовщиков, охранников, окномойщиков, собиральщиков и таскальщиков тележек, имя же им — легион. Плюс вершина низовой карьеры — хорошенькие мальчики и девочки, которые лучезарно приветствуют входящего в магазин возгласом: «Здравствуйте! Я могу вам помочь?»

Но всему этому легиону тоже нужны дешевые квартиры, недорогие кафе и магазины — а в этих магазинах тоже нужны носильщики, грузчики, уборщики, рубщики, фасовщики, охранники и т.д. и т.п. И даже сборщики тележек.

Такой вот вихрь неквалифицированной занятости в эпоху постмодерна, цифровой революции и демократии для всех.

Фантазии о могучих роботах и красивых интеллектуалах обернулись вот такой неприглядной картинкой: немного высококвалифицированных работников, раздражающе много чиновников и менеджеров и огромная масса неквалифицированных работников на грязной, тяжелой и низкооплачиваемой работе. Каковыми и являются мигранты, гастарбайтеры.

Там, внизу, тоже идет конкуренция.

Конкуренция за должность уборщика так же тяжела и жестока, как и за место управляющего департаментом ценных бумаг.

Но если во втором случае играется принстонский диплом, хорошее резюме и звонок из аппарата правительства, то в первом главным конкурентным преимуществом является желание работать за низкую — еще более низкую! совсем низкую! — плату. И в этом споре нищий мигрант всегда победит коренного жителя, у которого есть остатки представлений о достойной зарплате, одежде, питании…

За прогресс приходится платить. За греческую философию и римское право — рабовладением. За индустриализацию — бесчеловечным раскрестьяниванием начиная с английских «огораживаний» XVI века. За цифровую цивилизацию и «общество изобилия» — наплывом мигрантов.

И главное, что надо запомнить:

достигнутый прогресс обратно не принимается и не обменивается, внесенная плата, как бы тяжела и трагична она ни была, не возвращается.

Народ выслушает мою речь о неизбежной тяжелой плате за прогресс и, наверное, пригорюнится. Так, мол, и жить нам в обнимку с мигрантами, и никакого выхода нет и быть не может…

Но нет! Плох тот диктатор, который тычет свой народ носом в исторический тупик.

У меня созрел прекрасный план окончательного решения мигрантского вопроса. Это касается всех мигрантов — и «понаехавших» из национальных республик России, и «нелегалов» из стран СНГ, и даже тех, кого во времена моей юности звали обидным словом «лимитá», то есть русских (тульских, курских и т.д.) приезжих…

И главное, безо всяких облав, арестов, фильтраций и депортаций. Зачем все это в эпоху торжествующей толерантности? Уважаемые господа из Страсбургского суда и Гаагского трибунала, просьба не беспокоиться. Отдыхайте.

Я начну с простого. Прикрою импорт ширпотреба и продовольствия. Покупать разное барахло и лакомства? Нет уж, сами-сами-сами. Сами будем растить коров-быков и прочих креветок, сами будем шить пуховики и прочий haute couture.

Но я буду покупать могучие экскаваторы, тракторы и бульдозеры — рушить торгово-развлекательные центры и склады. Которые в условиях резко ограниченного импорта тут же закроются. Нельзя ведь, чтоб они превращались в бомжатники!

О бомжах, кстати.

Никакого обязательного привлечения к труду! Закон о тунеядстве? Фи! Просто наше общество снова станет «зарплатным». Job society, как говорят зарубежные социологи. Это когда легальная заработная плата является единственным (жирным шрифтом, курсивом и подчеркнуть) способом добычи средств существования. Как этого достичь? Очень просто: постепенно всякую фирму мы переведем в холдинг, а всякий холдинг — под управление министерства.

О да, разумеется, начнется тотальный дефицит.

Появятся очереди за всем на свете — от свеклы (которая снова станет вся в липкой грязи) до автомобилей (отечественных, разумеется). Включая мясо, молоко, брюки и юбки.

Торговых точек и точек общепита станет в десятки раз меньше. Они станут работать с 9 до 20 (кафе — с 11 до 23). С перерывом на обед, естественно!

Конечно, отдельные умники захотят уехать из такого рая. Ах, как жаль терять три-четыре миллиона высокообразованных и тонко чувствующих людей! Но у нас свободная страна, и никто не будет чинить препятствий отъезжантам. Однако свобода выезда не исключает обмена загранпаспортов. В число документов для получения нового загранпаспорта надо будет включить сведения об успеваемости за пятый — восьмой классы средней школы. В виде копии классных журналов, заверенной руководством учебного заведения.

Обладатели киргизского или молдавского паспортов почувствуют себя окрыленными: они могут свободно уехать!

Уверен, что они поспешно воспользуются такой возможностью. А жители российской глубинки с удовольствием уедут в свои райцентры и поселки городского типа, а то прямо в деревни, ведь там пока еще разрешается сажать свою картошку и доить свою козу!

В этих условиях количество рабочих мест для мигрантов и «приезжих» сократится настолько резко, что у них будет два выхода: уносить ноги из такой голодухи или промышлять грабежом. Я полагаю, что 99% предпочтут первое. А с 1% полиция справится.

Конечно, людям, привыкшим к чипсам и пиву в баночках, к ста каналам по ТВ, иномаркам, ярким шмоткам и левым заработкам за черный нал, это не понравится.

— Ух, как стало скучно! — скажут они.
Погоди, мой добрый народ. Разве я тебе обещал, что будет весело?
Я обещал, что не будет мигрантов.