Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Два тела вождя

27.02.2014, 09:57

Денис Драгунский о том, как личность у нас становится важнее должности

На четвертом году правления английской королевы Елизаветы I, а именно в 1562 году, юристы короны рассматривали дело о земельной собственности, которой владел ее предшественник Эдуард VI. Проблема состояла в том, что он совершал операции с недвижимостью, будучи несовершеннолетним (бедняга скончался 15 лет от роду), но уже будучи королем (взошел на престол в 9-летнем возрасте). Это, естественно, вызывало вполне понятную правовую коллизию.

Юристы приняли такое решение: «Ни одно деяние, совершаемое королем в качестве короля, не может быть оспорено из-за его несовершеннолетия. Ибо король имеет в себе два тела — тело природное и тело политическое. Его природное тело есть смертное тело, подверженное всем превратностям природы и случая, вплоть до младенческого и старческого слабоумия. Но его политическое тело не может быть видимо или ощущаемо, оно состоит из политики и правления и создано для руководства народом и поддержания общего блага; и это тело совершенно свободно от младенчества или старости и прочих недостатков и немощей. И по этой причине то, что король совершает в своем политическом теле, не может быть оспорено на основании какого бы то ни было несовершенства его природного тела».

Об этом рассказал Эрнст Канторович в своей знаменитой книге «Два тела короля. Исследование по средневековой политической теологии» (1957; рус. пер. 2014). Он обнаружил, что учение о двух телах короля появилось намного раньше, еще в XI веке. И самое главное — представление о «природной» и «политической» сущности короля опирается на тезис о двуприродности Христа — человеческой и божественной. Поскольку король рассматривался как своеобразное отражение — отображение? инобытие? замещение? — Сына Божьего на земле.

Король как политическое тело трансцендентен. Когда реальный земной король умирает, это всего лишь означает, что политический король переселяется в земное тело нового короля. Вот второй, глубинный и главный, смысл восклицания «Король умер — да здравствует Король!»

Не просто на престол в ту же секунду заступил новый король, и нет никакого перерыва власти, а умер король (с маленькой буквы), а Король (с большой буквы) всегда в полном порядке, ура! Что и является лучшей гарантией непрерывности власти.

Говоря совсем грубо и по-современному, должность и все, что с нею связано, важнее персоны и ее индивидуальных качеств.

Именно поэтому в Англии в XVII веке парламент именем и властью короля Карла I как важнейшего политического тела собирал армию против реального Карла I как никчемного природного тела. Король с большой буквы воевал против короля с маленькой. Может показаться, что эта головокружительная диалектика не имеет к нам никакого отношения. Имеет, да еще как.

Вспомните последние годы правления Брежнева, а также период с ноября 1982-го по март 1985-го, который тогдашние весельчаки называли «гонкой на лафетах». Триумф политического тела при полной дряхлости тела природного.

В партийных инструкциях речь шла о «повышении авторитета генерального секретаря ЦК КПСС», то есть некоей безличной политической субстанции. Именно его, генсека, производили в маршалы, делали героем войны и крупным прозаиком, награждали всеми орденами, премиями и званиями. Весельчаки говорили, что готовится указ о присуждении Брежневу званий «мать-героиня», «город-герой» и «народный артист СССР», — и тогда будет полный комплект. Но все эти клейноды навешивались на живого человека, который сгибался под их тяжестью, — на «лично дорогого Леонида Ильича».

Возникало противоречие между физическим и политическим телом, неразрешимое для современного ума, не искушенного в богословских спорах о двойственной природе Спасителя.

Легенда гласит, что однажды юный Василий Сталин нахулиганил в школе и дерзко сказал учителю: «Я ведь Сталин! И ничего вы со мной не сделаете!» Узнав об этом, его папа надрал сыну уши, а потом сказал: «Ты думаешь, ты Сталин? Нет, ты не Сталин! Ты, наверное, подумал, что Сталин — это я? Нет, я тоже не Сталин. Вот — и тут Сталин показал на свой портрет на стене — вот где Сталин!»

Кажется, что здесь политическое тело торжествует над природным. Но, увы, это только так кажется. Сталин лукавил. Потому что он правил страной, по крайней мере с 1923 по 1941 год, почти в личном качестве, не занимая государственных постов. Да и далее тоже — не генсек, не предсовмина, а просто — Сталин.

Культ личности — это еще и скрытая идея личного бессмертия вождя. Если не бессмертия в прямом смысле, то существования помимо и вне смерти.

Известна история: одна советская поэтесса принесла в редакцию стихи со словами: «Сталин мечтает при жизни увидеть зарю коммунизма». Был страшный скандал: «Вы считаете, что товарищ Сталин умрет?» Ее выгнали из партии, и потом она стала диссиденткой: дело было в начале 50-х, когда товарищ Сталин был уже весьма дряхл, но напоминать о его возможной смерти было тем более недопустимо. Зато в последние годы жизни Сталина медикам был дан государственный заказ: проблема долголетия. Ездили на Кавказ, изучали рацион тамошних долгожителей. Для вящего эффекта приписывали им лет по десять-двадцать.

Откуда это взялось? Почему бессмертное политическое тело стало вечным физическим? Наверное, наше народное сознание именно так переработало идею двуприродности Спасителя, потому что иначе — вне утонченной богословской диалектики — ничего не получалось сложить в уме.

Поэтому появились бесчисленные чудом спасшиеся цари и царевичи, от Дмитрия и Петра III до Алексея и Анастасии, да и Александр I превратился в старца Федора Кузьмича. Была легенда и о выжившем Николае II, якобы он до глубокой старости работал в Никитском ботаническом саду в Ялте. Показывали фотографии — похож! Телесно бессмертным был и в некотором смысле остается Ленин.

Сегодняшний руководитель Российской Федерации — Путин. Просто Путин, и не важно, какой пост он занимает, президентом работает или премьер-министром. Когда кремлевские юристы еще не разработали идею рокировки, то предлагалось еще более простое и убедительное решение. Перестав быть президентом, Путин должен был стать вроде бы частным лицом, но при этом Национальным Лидером (или Первым Гражданином). То есть все равно самым главным.

Собственно, так оно и происходит в народном сознании, включая сознание научной и художественной элиты, о чем свидетельствуют письма-петиции к Путину. Президентские полномочия лишь прилагаются к первичной харизме вождя, но не какого-то вождя вообще, а именно Путина. Его природное тело создает политическое, а не наоборот, и уж, конечно, никакого «политического тела президента РФ» не существует в отдельности от природного тела Путина, о чем мы можем с уверенностью судить, оборачиваясь на период 2008–2012 годов.