Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Подтаявший айсберг

Денис Драгунский о том, как и почему обесценивается образование

Вот такой заголовок, полюбуйтесь: «Суд отказал в статусе потерпевшего сожительнице жертвы Ефремова, потому что он состоял в браке». Вы что-нибудь поняли?

Сожительнице жертвы Ефремова отказывают в статусе потерпевшего (наверное, все-таки потерпевшей), потому что он — Ефремов, наверное, если по правилам русского синтаксиса? — состоял в браке. Нет, позвольте! Обвиняемый Ефремов не только состоял, но и ныне состоит в браке. Однако почему его состояние в браке должно помешать признать сожительницу жертвы — потерпевшей? «Шевели извилиной!» — как говорили нам наши учителя. Пошевелили и поняли — ну, конечно же, «он» — это «жертва», то есть человек по фамилии Захаров, погибший в результате пьяного ДТП, и что у него есть законная жена. Вот этот факт и не позволяет признать его сожительницу потерпевшей.

Уф!

Разгадали кроссворд, прошли квест.

Теперь попробуем изложить это на нормальном языке. Очевидно, написать надо было так: «Дело Ефремова: суд не признал потерпевшей сожительницу погибшего Захарова, поскольку тот состоял в законном браке».

Но в чем же дело? Почему так косноязычно и путано? Почему вообще наши СМИ забиты возмутительно-бессмысленными, полуграмотными заголовками и текстами?

Причина проста.

Потому что литературу в школе и вузе изучать не надо.

Но будьте внимательны!

Не потому, что ее не изучают. Изучают, никуда не денешься — программа, ЕГЭ и все такое прочее. А потому что «не надо»: свербит такая мысль в мозгах школьников и студентов — и мешает им прилежно читать классиков, тем самым усваивая навыки грамотной, внятной и лаконичной речи.

Разумеется, я говорю не об учащихся в гуманитарных классах и тем более не о студентах-филологах. Не о них речь — но сколько их в пересчете на общую массу выпускников? Ничтожный процент.

«Не надо, потому что это бесполезно» — это убеждение захватило не только детей, но и их родителей. Боюсь, что родителей прежде всего. Потому что детям может быть скучно, может быть трудно, неинтересно, хлопотно, мучительно учиться — что угодно в рамках детских эмоций, непосредственных и ярких. Но вряд ли они задумываются о том, насколько учение полезно в перспективе, какие конкретные выгоды они почерпнут из школьного курса.

Бесполезность и, следовательно, ненужность школьного и даже университетского образования — это стопроцентно «взрослый» тезис, отравивший сознание молодежи.

Впрочем, вся эта отрава, которую (подчеркиваю, не по своей вине!) носит в себе молодежь — все эти токсины отчетливо взрослого происхождения.

«Действуйте, громите, бейте, жгите — мы потом все про вас и за вас объясним!» — призывал Жан-Поль Сартр молодых французских бунтарей в 1968 году. Но надо сказать, что самое идею громить-бить-жечь молодые бунтари тоже не сами придумали, им это объяснили их почтенные профессора, цитируя труды совсем уж престарелых Маркса, Ленина, Троцкого…

Итак, нынешняя идея «ненужности образования» исходит от взрослых и имеет как минимум четыре источника — ну, или четыре аспекта.

Во-первых, это разочарование большой массы взрослых в своей заурядной карьере на фоне отдельных блестящих карьер и взлетов. Традиционная система «модерного» («индустриального») образования по понятным причинам характеризуется избыточностью знаний. Считалось и считается до сих пор, что квалификация работника — это тот самый «хемингуэевский айсберг». Помните этот знаменитый афоризм: «Если писатель хорошо знает то, о чем пишет, он может опустить многое из того, что знает, и если он пишет правдиво, читатель почувствует все опущенное так же сильно, как если бы писатель сказал об этом. Величавость движения айсберга в том, что он только на одну восьмую возвышается над поверхностью воды. Писатель, который многое опускает по незнанию, просто оставляет пустые места» (сказано в 1932 году).

Применительно к квалификации работника этот тезис можно сформулировать так: если человек знает и умеет очень многое, что ему не приходится применять в каждодневной работе — то в критические моменты он примет правильное решение, сможет верно оценить ситуацию и найти из нее выход. Потому что в его сознании немедленно проснется и заработает та самая «подводная часть айсберга».

Возвращаясь к упомянутому в начале колонки путано-косноязычному тексту — даже если человека специально не обучали сочинять заголовки судебной хроники, даже если он делает это первый раз в жизни, — его образование сработает, и он напишет четко и внятно, на хорошем литературном языке.

Если же человек не знает ничего, кроме инструкции — тут пиши пропало. Любой шаг в сторону от стандартного задания оборачивается провалом и позором. Пустым местом.

Все это прекрасно и бесспорно. Кроме одного неприятного момента, о котором нечестно было бы умолчать.

Современность еще не покончила с принципом регулярных и последовательных карьер, да и вряд ли покончит в обозримом будущем. Так или иначе, все массовые профессии — однотипны, и ступени карьерного роста однотипны тоже. Но ценность этого принципа — подчеркиваю, не сам принцип, а именно его ценность, его неколебимость в наших головах — уже расшатывается. Тут и там возникают мощные и блестящие карьеры людей, которые достигают финансовых и социальных вершин, вовсе не имея образования. Возникает зависть к этим счастливчикам, которые и в школе не зубрили, и в вузе не потели — а вот ворочают миллионами, а то и миллиардами, женятся на моделях и даже иногда становятся президентами крупнейшей державы планеты…

«А чем я хуже?» — думает разочарованный отличник-середняк сорока пяти лет. И прививает эту мысль своим детям. Зависть — очень мощная и действенная штука, она бывает причиной многих личных и даже общественных трагедий.

Второй момент. Но ведь «не Трампом единым!». И не Джобсом тоже. Есть примеры, когда сильно богатеют ну совсем молодые ребята. Сплошь и рядом слышишь (опять же, что характерно, не от детей, а от их родителей) – «зачем дурить себе голову Львом Толстым или тригонометрией, когда некоторые 15-летние бьюти-блогеры (блогерки, точнее) зарабатывают сотни тысяч долларов!»

Да, так бывает. Да, зарабатывают, иногда даже больше, иногда целые миллионы. Но ведь это очень редкая, просто даже редчайшая профессия! Совсем не массовая. Успех тут во многом случаен, как актерский или политический. Просто даже удивительно, каким безответственным родителем надо быть, чтобы всерьез готовить свое дитя к карьере богатого Instagram-блогера или популярного тик-токера! Кажется, их — вот таких, блогеров, которые ворочают миллионами — не больше, чем глав государств и правительств на планете. Представьте себе папу-маму, которые говорят: «Зачем нашему Даниле/нашей Насте учиться? Он/а будет президентом/ткой!» Мне кажется, что это совершеннейшая глупость. Потому что такая установка (на случайный успех) обрубает возможность обыкновенной карьеры.

Можно и, наверное, даже нужно стремиться стать директором завода (академиком, генералом армии) — но в случае неудачи, точнее, неполной удачи — ты станешь начальником цеха (доктором наук, полковником). То есть с хорошей базовой подготовкой — с этими подводными 7/8 айсберга — ты почти гарантированно достигнешь «стандартного максимума». А если их нет — ты станешь щепочкой в луже. Скучно.

Третий аргумент против прилежного обучения: «Гугл знает все». Зачем надо что-то учить, если все и так есть в интернете? Только кликни — и любая информация твоя.

Да, действительно, в интернете есть все или почти все, и усилиями десятков тысяч бескорыстных жрецов знания во всем мире эта бездонная библиотека каждый день пополняется. От новейших репортажных фотографий до старинных картин в фантастически прекрасном разрешении, от стихов начинающего поэта Пупкина до первых изданий Пушкина, и так далее и тому подобное. Но с маленьким уточнением: интернет не знает все — он лишь хранит это все. А ключи к этому хранилищу лежат в образовании. Ибо если человек не образован, то он элементарно не знает, чего искать, куда кликать. Кроме того, необразованный человек ленив.

В ежедневных диалогах на своей страничке в Facebook я постоянно получаю вопросы, которые даже такого спокойного человека, как я, способны привести в состояние между отчаянием и яростью. Люди спрашивают, кто был провокатор Дегаев и кого он провоцировал, в каком веке царствовал Луи XIV, и не ему ли случайно отрубили голову в революцию, и кто такие Лопахин и Раневская. Хотя казалось бы — один клик… Но племя «гулгозабаненных» не уменьшается.

Сочетание необразованности с нерасторопностью делает бессмысленной фразу «В интернете все есть». Есть, да, видать, не про вашу честь. К сожалению.

А вот и четвертый момент. «Fecit, cui prodest» — говорили древние римляне. «Сделал тот, кому это выгодно».

Кому выгодно обесценивать идею образования? Кому выгодно, чтоб в сознании людей университет уступил «тренингам личностного роста», а классический роман или учебник — брошюрке «Семь шагов к успеху»?
Все это выгодно корпорациям, которые продают не слишком дорогой, но модненький ширпотреб и издают глянцевые журналы, которые рекламируют изящную жизнь по доступной цене. Эта пресса и эти магазины нацелены на Эллочку Щукину в ее вечном соперничестве с мисс Вандербильдт (если для кого-то эти имена в новинку, предлагаю погуглить). В этом секторе потребления очень ценят необразованных (да и просто глупых) людей. Потому что человек образованный и умный сразу поймет, что он с его простой и надежной карьерой, с его в лучшем смысле слова обыкновенной жизнью не имеет никакого отношения к полутора сотням удачливых нуворишей.

Обесценивание образования — хотя оно приносит доход производителям нижнего белья, футболок и туши для ресниц — для общества весьма опасно.

Снижение общей образованности — это снижение профессиональной квалификации буквально во всем. В строительстве, в пищевой промышленности, торговле, транспорте и так далее, не говоря уже о прессе. Мы кричим: «информация правит миром!» -— и одновременно мы снижаем ее качество.

Место глубокого и всестороннего массового образования (снова подчеркиваю, что речь идет о массовых профессиях) занимают инструкции. Неважно, как работает машина, на каких физических принципах. Важно знать: если загорится красная лампочка, надо нажать зеленую кнопку. А если она все равно будет гореть и запахнет дымом? Тогда позови начальника смены. Но у начальника смены тоже инструкция, разве что потолще, вот ведь беда.

Мне кажется, сейчас остались две сферы, в которых ценность образования пока не подвергается сомнению: медицина и военное дело. Защита здоровья и защита родины. Пока еще на это никто не посягал. Но боюсь, недалек тот час, когда какой-то лентяй скажет: «Подумаешь, я лично давно уже лечусь по интернету! А у Сталина вообще не было никакого образования, а он командовал маршалами!»

Давайте постараемся удержать этот рубеж. Еще есть возможность вернуть ценность фундаментальному, прилежному, вроде бы непрактичному образованию. А значит — вернуть смысл и перспективу всей нашей личной и общественной жизни.